Усадьба Паткуль и ее владельцы

 Всем пушкинцам хорошо знаком двухэтажный деревянный дом зеленого цвета на Средней улице. Уже многие годы в нем размещается Жилищное агентство Пушкинского района. В исторической и краеведческой литературе этот дом назван усадьбой Паткуль. Вся усадьба занимала большой участок в Царском Селе, целый квартал от Средней до Малой улицы. Кто же была Паткуль и насколько известна история ее усадьбы?

Мария Александровна Паткуль (1822–1900), урожденная маркиза де Траверсе, была фрейлиной императорского двора и признанной красавицей своего времени. Она родилась в предместье Ревеля, нынешнего Таллинна, в семье капитана первого ранга Александра Ивановича Траверсе и Александры Львовны (урожденной Спафарьевой). В детстве она была «страшная резвушка». Впоследствии ее отец получил назначение в Генсильфорс (теперь Хельсинки) командовать канонерской флотилией. В 18 лет она приехала в Санкт-Петербург из скромной, по ее мнению, столицы Финляндии.

«Она почти всегда бывает окружена толпою обожателей; между ними иные приметно вздыхают о ней не на шутку. Что касается меня, то я только благоговею скромно перед ее достоинствами и менее удивляюсь ей, нежели природе и воспитанию, какое можно было дать только в провинции, и для которого при том требовались в родителях необыкновенные качества. Она до сих пор по душе ребенок» — писал поэт Василий Жуковский Плетневу.

В 1841 году Мария Александровна вышла замуж за Александра Владимировича Паткуля (1817–1877), генерал-адъютанта, генерала от инфантерии, Санкт-Петербургского обер-полицеймейстера, начальника 2-й гренадерской дивизии, члена Военного совета Российской империи и «совоспитанника цесаревича» Александра Николаевича. И это обстоятельство приблизило ее к царской семье. Это была любовь с первого взгляда.

У Марии Александровны и Александра Владимировича было восемь детей: сыновья — Александр, Владимир, Алексей и Сергей; и дочери — Александра, Мария, Ольга и Евгения.

Мария Александровна оставила интересные воспоминания, отрывки из которых мы приводим в этой статье.

«На лето мы переехали в Царское на этот раз уже в собственный дом, купленный у придворного лакея Терентьева и подаренный мне мужем. Это был тот самый дом, на Средней улице… Для нас он был подходящий как по местности, вблизи Большого дворца, так и по расположению комнат. Место выходило на две улицы. При доме был очень большой двор с конюшней и сараем и фруктовый сад.

Сестры мои в этом году поселились в Царском, Alin Бекман с мужем и детьми наняли дачу недалеко от нас, а две меньшие переехали к нам.

Контракт петербургской нашей квартиры кончился весной, нового не заключали, другой не приискали и решили остаться на зиму в Царском.

С приездом двора возобновились симпатичные вечера в Александровском дворце.

Когда нас приглашали на вечера или на бал во дворец, мы ездили в Петербург по железной дороге, а возвращались домой в карете, которая приезжала за нами.

Зиму мы провели очень приятно, составили себе небольшой круг хороших знакомых, между которыми было распределено, у кого собираться по вечерам. Мы выговорили себе субботу.

Во избежание скуки приискали квартиру и перебрались с семьей в город, мы продолжали проводить зимы в Царском.

Значительная и неожиданная сумма заставила мужа решиться перенести дом, в котором мы жили в тесноте, на Малую улицу, а на его место выстроить большой, так как семья увеличилась. “Под старость, — заметил он, — у нас будет угол, где можно преклонить голову”.

На время постройки и перестройки надо было переехать куда-нибудь. В Петербург не хотелось. Казенный угловой дом против бывшего лицея стоял в то время пустым, поэтому я попросила императрицу исходатайствовать разрешение Государя занять его временно. Последовало высочайшее разрешение.

В Царском положительно никаких развлечений и увеселений не было. С переездом Царской фамилии в Петербург наш уездный город впадал в полную апатию и засыпал окончательно. Кроме военного элемента и нескольких служащих в дворцовом правлении, почти никого не было. Жителей было мало. Гимназии в то время не существовало. Кому же и охота была жить, когда сообщение со столицей было крайне неудобно. Поезда отходили туда и обратно только четыре раза в сутки. В театр попасть было немыслимо без ночевки. Последний поезд отходил в 8 часов вечер, впоследствии в 9-ть. Военные имели возможность возвращаться с бала или театра на тройках, заплатив всего три рубля серебром. Тогда хозяева троек не грабили людей, как теперь, взимая по 10 и 15 рублей.

Мужу пришла благая мысль — основать общественное собрание. Он взял на себя все хлопоты, нашел, хорошее, удобное помещение с большим залом, паркетным полом и достаточным числом других комнат, чтобы устроить бильярдную, столовую, буфет и дамскую уборную. Членов, платящих по 10 рублей, набралось достаточно. Нашли эконома, который взялся держать буфет и кухню, с условием не взимать больше 75 копеек за ужин из трех блюд. Кроме того, офицеры могли там завтракать и обедать за установленную плату. Директорами были выбраны генерал Захаржевский, муж и один советник дворцового правления. После молебствие состоялось открытие. Раз в две недели по следам были назначены семейный танцевальные вечера. Дамы запросто, в высоких платьях, военные в сюртуках с эполетами, только директора должны были быть в мундирах. Меня удостоили выбрать хозяйкой.

Эти вечера очень сблизили все общество, веселилась молодежь от души, и все благодарили мужа за то, что надумал дать возможность царскосельским жителям собираться и приятно проводить время. Наследник принял звание почетного члена и от времени до времени посещал наши вечера с великими князьями Николаем и Михаилом Николаевичами. Оба последние были, кажется, всего два раза, разумеется, только во время пребывания высочайшего двора в Царском. В дни семейных вечеров Императрица разрешила нам не приезжать на ея вечера во дворец.

В 1853 году мы перебрались в казенный дом; наш начали разбирать и переносить на другую улицу… Цесаревна несколько раз осчастливила нас своим посещением, когда мы были еще в своем маленьком доме.

В Рождественский сочельник Наследник с великими князьями Николаем и Михаилом Николаевичами делали какой-то смотр, на котором присутствовал Саша. Из манежа Саша прислал мне записку, которой предупреждал, что Их Высочества заедут к нам после смотра, и просил приготовить чай, кофе и что-нибудь закусить.

Что можно приготовить за полчаса? Чем богаты, тем и рады! Вспомнив, что наследник любил жареный картофель с луком, велела приделать к этому битки, заварила кофе и чай, и стала ждать дорогих гостей, которые не замедлили приехать. Я была в восторге, что скромный наш завтрак пришелся им по вкусу, в особенности понравился Их Высочествам домашний белый хлеб, только что вынутые из печки. Их Высочества уверяли, что никогда такого вкусного хлеба не ели, и, проголодавшись в манеже, к нашему удовольствию, сделали честь всему, что было подано на стол.

Я не была никакой выдающейся личностью и не представляла собою ничего особенного, но, может быть, выбор падал на меня, потому что я была энергична, предприимчива, к тому же проста и вежлива.

Закладка нового дома на большой Грязной (теперь Средней) была сделана с благословением Божьим. Это было своего рода торжество. Придворным архитектором Монигетти был сделан план, внутреннее же распределение комнат было назначено нами. Ученику его А. Ф. Видову было поручено наблюдать за постройкой».

Воссозданный дом усадьбы на малой улице
Воссозданный дом усадьбы на малой улице

Сквозной участок № 24 между Средней и Малой улицами был отведен под застройку в соответствии с планом Царского Села архитектора В. И. Гесте в 1808 году.

 К 1858 году на территории усадьбы уже было два деревянных дома: двухэтажный с подвалом и башней по Средней улице и одноэтажный с мезонином и подвалом с садом — по Малой улице. Усадьба Паткуль — один из ранних образцов загородной дачи, включенной в регулярную застройку Царского Села.

 Изящный деревянный особняк на Средней улице с нарядными фасадами и башней представляет собой великолепный образец загородной архитектуры ХIХ века. Это строение характерно для творчества архитектора И. А. Монигетти, фасад дома воспроизводит мотивы каменной архитектуры. Обшивка первого этажа обработана ленточным рустом, второго — филенками. В резном декоре фасада использованы стилизованные пилястры и висячие колонки со сложными капителями, профилированные и орнаментальные тяги, наличники. Композиционными акцентами здания служат башня и эркеры на лицевом фасаде, большие сдвоенные и тройные окна. На боковых фасадах размещены веранда, эркеры, крытые балконы, а навесы крыши, эркеры и балконы поддерживаются фигурными резными кронштейнами.

В интерьерах дома до сих пор сохранились элементы архитектурно-художественной отделки: наличники дверей, орнаментированные лепные фризы, карнизы.

В 1881 году, по желанию владельцев усадьбы, архитектор Н. Никитин создал проект перестройки мезонина дома на Малой улице в полноценный второй этаж и устройство в левой части дома террасы на уровне второго этажа, высочайше утвержденный 26 ноября.

«Семья моя, благодаря Богу, большая, — писала М. А. Паткуль, — если бы все одновременно съехались, то с правнуками и со мной нас было бы 55 человек. Зять мой Мамаев уверял, что на доме моем не доставало надписи: «Странноприимный дом, так как у меня perpetuum mobil: одни приезжают, другие уезжают; поэтому я никогда одна не бываю: то дети, то внучата гостят у меня; теперь только для них осталось жить; ими и живу, счастлива, если могу им быть чем-нибудь полезна».

20 марта 1901 года, уже после смерти М. А. Паткуль, по ее завещанию, наследниками было подписано разрешение разделить сквозной участок № 24 на два. Первый с домом (по городской оценке 7700 руб.), выходящий на Малую улицу № 16 (сейчас № 13), «оставить вдове сына моего Сергея — Марии Григорьевне Паткуль, рожденной Беклишевой, а после ее смерти переходит в собственность дочери ея, и внучке моей Ксении Сергеевне». Второй участок с домом (по городской оценке 9700 руб.), выходящим на Среднюю улицу № 11 (сейчас № 8) — «завещать дочери моей Евгении Александровне».

Участок обнесли деревянным забором с воротами. В глубине находились надворные службы и сад. В таком виде бывшая усадьба сохранялась до 1950-х гг., когда в глубине квартала во всю ширину участка построили многоквартирный дом.

После войны здесь находился детский сад № 2, а в 1972 году здесь был открыт медвытрезвитель.

К концу 1990-х годов у дома на Средней улице прохудилась кровля, пришли в негодность полы, прогнили коммуникации. Было решено начать строительные работы. В 2003 году, благодаря сотрудникам жилищного агентства Пушкинского района, здание было спасено от разрушения и отремонтировано. В том же году на фасаде дома появилась охранная доска.

Что касается дома № 13 по Малой улице, то в 2001 году он был включён КГИОПом в Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность.

Но к 2009 году строение было признано аварийным и расселено. В 2010 году дом с участком был выставлен на торги и приобретен строительной компанией «Корф», а впоследствии разобран и воссоздан 2014 году.

                                                                                                   Елена Абарова

Оставить комментарий

Комментарии: 0