Нужен ли чиновникам плодовый питомник?

Об особенностях развития плодово-ягодной отрасли на Северо-Западе и о том, что скоро в регионе фактически не останется питомников с маточными насаждениями, в интервью "Росбалту" рассказал директор плодово-ягодного питомника "Агротехнологии" Александр Давлятов.

— Скажите, в чем состоит главная особенность плодово-ягодной отрасли?

— Основа плодоводства в любой стране и в любом регионе — это питомниководство. Если имеются питомники, и, соответственно, стартовый посадочный материал, тогда есть и возможность закладывать сады и ягодники. Но это должны быть профессиональные хозяйства, где применяется грамотный подход к производству посадочного материала, в котором есть большой набор сортов и культур. Только при этом условии может развиваться плодово-ягодная отрасль. Нельзя же вырастить сады из ничего! И как раз с соблюдением этого условия у нас сейчас очень плохо. К примеру, на Северо-Западе на сегодняшний день осталось только два крупных питомника с большим разнообразием маточных растений. Один из них – это наш питомник, "Агротехнологии", расположенный в Пушкине. И есть еще питомник "Майский" в Вологодской области.

— То есть Вы хотите сказать, что ваш питомник остается единственным на территории Петербурга и Ленинградской области, в котором имеются плодово-ягодные маточные насаждения?

— Практически да. Питомник без маточных насаждений и собственных подвоев – это уже не питомник. Это просто торговая площадка.

— А как же многочисленные рекламы различных питомников, в том числе, и в Петербурге и Ленинградской области?

— Большинство из них питомниками не являются. Они просто торгуют привезенными из других регионов саженцами, не приспособленными для нашего региона или дичками (непривитыми растениями, выращенными из семечек или косточек). Шансов на то, что такие растения хорошо приживутся и будут плодоносить, почти нет. Некоторые предприятия, конечно, действительно можно считать питомниками. Но они, как правило, производят только некоторые культуры, а остальные закупают на стороне и перепродают. В основном, торгуют все-таки саженцами из южных регионов. С точки зрения торговли, это намного проще. Ведь если у нас корневую систему для саженцев приходится выращивать два-три года, то, например, в Ростовской области это делается за один сезон.

— А не выгоднее ли тогда, с экономической точки зрения, создавать питомники только в южных регионах? А потом они будут поставлять саженцы в северные, где выращивание посадочного материала – дело более трудоемкое?

— Это не совсем так. Например, сорта яблок, семена которых используются для выращивания корневой системы (так называемые подвои), должны быть районированными и иметь хорошую совместимость с теми сортами, которые будут прививаться. Кроме того, закалку должны пройти только привитые саженцы. В настоящее время в южных регионах саженцы выращиваются преимущественно на клоновых подвоях. А учитывая наши легкие почвы, для нас больше подходят семенные подвои. К тому же саженцы на семенных подвоях более долговечны. К примеру, яблони, растущие на территории Валаамского монастыря, плодоносят даже в 160-летнем возрасте.

Абсолютно нерентабелен и вариант, при котором плодоводство территориально будет развиваться только в южных регионах, а к нам, на север, будут привозить уже выращенные плоды и ягоды. Например, в 1980-х годах рентабельность производства плодово-ягодных культур на Северо-Западе была даже выше, чем на юге страны. Именно в Псковской, Новгородской и Ленинградской областях была самая высокая урожайность.

Ничего особо удивительного в этом нет. Во-первых, в северо-западном регионе летом очень длинный световой день и хорошая влагообеспеченность. По сравнению с южными регионами, почти не нужен полив, разве что во время очень засушливого лета и то только для молодого сада.

Кроме того, в наших широтах требуется намного меньше химикатов. Например, по данным все тех же 1980-х годов, на сады Ставропольского края, которые занимали 2% сельскохозяйственных территорий, расходовалось 40% пестицидов и гербицидов, предназначенных для всего региона. Сегодня это соотношение не особо изменилось. Применение такого большого количества химикатов обусловлено тем, что при высоких температурах гораздо острее стоит проблема вредителей и болезней. На Северо-Западе другая климатическая зона и требуется всего 2-3 химобработки. Да и химикаты используются не такие сильные. За счет этого и себестоимость плодово-ягодной продукции ниже, чем на юге. Плоды и ягоды, выращенные в северных регионах, экологически более чистые. Для сравнения: в Польше или Словакии, как правило, плодовую продукцию обрабатывают где-то до 40-45 раз. Притом последние 3-4 химобрабоки делаются с использованием консервирующих средств. На такие яблоки и груши потом даже мухи не садятся.

Так что, по большому счету, северо-западный регион – это самые лучшие условия для плодоводства. Раньше, когда было много питомников и садов, за счет высоких урожаев снабжались и другие, более северные регионы, например, Мурманская область и Республика Коми. Плодами, выращенными на Северо-Западе, полностью обеспечивалось Мурманское морское пароходство. Сейчас почти все приходится закупать в южных регионах страны или за рубежом. Что неудивительно. По данным областных департаментов сельского хозяйства, в Калининградской, Псковской и Новгородской областях в настоящий момент нет ни одного официального питомника. Как я уже упомянул, во всем северо-западном регионе их осталось только два – Вологодский и наш, "Агротехнологии". Боюсь, что скоро останется только один, так питомник в Пушкине также стоит перед угрозой уничтожения.

— В связи с чем сложилась такая ситуация?

— Все довольно просто. К сожалению, у нас закончился срок аренды земли, и город отказывается нам его продлевать. Еще в 2008 году на совещании правительства Петербурга Валентине Матвиенко, которая тогда была губернатором, доложили, что территория, которую мы занимаем – это территория бывшего питомника, ничего там сейчас не растет, поэтому землю надо отдать городу. Изначально планировалось, что эти земли будут задействованы в проекте "Большой Пушкин". Сегодня предполагается, что они будет использоваться городом как питомник. Но питомник, предназначенный для выращивания декоративных растений для озеленения города.

В настоящий момент комитет по управлению городским имуществом (КУГИ) принял решение передать земли питомника Центру комплексного благоустройства (ЦКБ). Однако, согласно уставу данной организации, профильным направлением Центра является материально-техническое обеспечение деятельности КУГИ в сферах грузового автомобильного транспорта, содержания автомобильных дорог общего пользования и обращения с отходами на территории Петербурга. Только меньше года назад к этому списку добавилось озеленение территории города. Раньше не было и этого. Но в уставе говорится только о содержании питомников садово-паркового хозяйства. О плодово-ягодных культурах и маточных насаждениях не сказано не слова.

— На ваш взгляд, какая судьба тогда ждет питомник, если его передадут Центру комплексного благоустройства?

— Никакой судьбы у него не будет. Специалистов, занимающихся плодово-ягодным хозяйством, у них нет. Надо понимать, что обычный агроном и питомниковод – это две большие разницы. Простой агроном не знает множества мелких нюансов, которые используются при выращивании и уходе за молодыми саженцами и маточниками. А это значит, что без должного ухода и обслуживания вся коллекция маточных насаждений плодовых и ягодных культур, имеющаяся на этой земле, в итоге погибнет, так как им не будет обеспечен должный уход. Если они их, конечно, не вырубят раньше. Центр вполне официально заявляет, что будет использовать эту землю для выращивания декоративных растений, и в плодово-ягодных культурах не заинтересован. Хотя и для города, и любого здравомыслящего человека, в первую очередь, важно обеспечить сохранение условий для выращивания продуктов питания, а затем уже для наведения красоты. Это часть продовольственной безопасности, о которой так сегодня любят говорить чиновники на всех уровнях.

Кстати, среди наших маточных насаждений есть почти все декоративные культуры, которые используются для озеленения в Петербурге. Технология выращивания этих деревьев и кустарников у нас отработана. Но город даже не заинтересован в сотрудничестве с нами, хотя мы предлагали и такой компромиссный вариант.

8 октября состоялось очередное заседание выездной комиссии по нашему вопросу. Несмотря на то, что речь шла об оценке ценности всей нашей коллекции, представители ЦКБ демонстративно проигнорировали плодово-ягодные насаждения, и вынесли решение исключительно по декоративным растениям. Они заявили, что имеющийся у нас материал для озеленения города интереса не представляет. Но мы ведь никогда целенаправленно декоративными растениями и не занимались, их выращивание и не было нашей главной целью. Наше предприятие всегда развивалось именно как плодово-ягодный питомник. На вопрос же о том, что будет с плодово-ягодными маточными растениями в случае, если ЦКБ получит всю территорию, чиновники открыто заявили, что на этот счет у них никаких планов нет, и в этих насаждениях они не заинтересованы, так как выращивание таких растений в их компетенцию не входит.

Мне, безусловно, обидно, что многолетний труд нашего коллектива окажется напрасным. За пятнадцать лет работы нами была собрана уникальная коллекция, состоящая из 380 видов, сортов и культур, адаптированных для климатической зоны нашего региона. Одних только сортов яблонь у нас 105. Всего в питомнике насчитывается около 200 тыс. растений, из них порядка 10 тыс. – маточных. Все специалисты в один голос заявляют о том, что наша коллекция генетического материала, по сути, бесценна.

Мы ведь изначально создавали научно-производственный центр по отработке технологий выращивания посадочного материала, а также для наблюдения за перспективными сортами, которые выводят селекционеры. Для того, чтобы новый сорт был районирован, он должен пройти все стадии проверок: по урожайности, по величине плодов, по устойчивости к заболеваниям, по витаминному содержанию, по вкусовым характеристикам и т. д. Только после этого сорт может быть зарегистрирован в государственном реестре по Северо-Западу. Сейчас этим почти никто не занимается. А мы работаем именно с теми сортами, которые наилучшим образом подходят для Ленинградской области.

— Идет ли речь о том, чтобы создать аналогичный питомник на новом месте?

— А что делать с уже имеющимся посадочным материалом? Зачем его целенаправленно уничтожать? А то, что сейчас происходит, по-другому назвать невозможно. Маточные растения нельзя переносить. К сожалению, из Лесного кодекса убрали статью, где маточные насаждения были приравнены к недвижимости. Сейчас, по решению чиновников, это движимое имущество. Конечно, выкопать и перенести на другое место их можно, но на новом месте они почти наверняка не приживутся или будут длительное время болеть.

— Сколько времени нужно на то, чтобы создать питомник с нуля?

— Все зависит от выбранного для этой цели места. Раньше под питомниководство выделялись самые лучшие земли. Сегодня эти земли все уже распроданы, в основном под строительство. Хороших земель под садоводство уже почти нет. Надо поднимать заново целину, либо восстанавливать старые пахотные земли, чтобы на их месте создать сады. Но для этого нужно прокладывать дренажи, так как у нас много заболоченных почв и очень близко грунтовые воды. Также необходимо обеспечить пахотный горизонт на 60-70 сантиметров. На все это требуется невероятно много времени, денег и труда. Только тогда вы получите сад. Конечно, можно просто высадить саженцы в целину и отчитаться наверх. Но сад в этом случае будет только на бумаге. Однако, по-видимому, в городской казне очень много свободных денег, которые чиновникам необходимо освоить.

Беседовала Татьяна Хрулева

http://www.rosbalt.ru

Оставить комментарий

Комментарии: 0