Памяти педагога и человека с большой буквы

 5 июля на 80-м году жизни после продолжительной болезни скончался заслуженный работник культуры РФ Юрий Михайлович Федоренко. Более трех десятков лет, с 1977 по 2010 год, Юрий Михайлович был директором сначала Детской музыкальной школы
№ 10, а затем Царскосельской гимназии искусств имени А. А. Ахматовой.

Его знали и уважали тысячи жителей города Пушкина и нашего района.

За свою неутомимую, последовательную деятельность в сфере образования Юрий Михайлович был удостоен множество наград, почетных званий и отличий.

Год назад по инициативе бывшего преподавателя Гимназии искусств, а ныне руководителя Онлайн-школы «Русская роспись» Зинаиды Владимировны Голубевой прошла встреча с Юрием Михайловичем. Сегодня мы публикуем фрагменты записи этой встречи, размещенной на Youtube, с высказываниями Юрия Михайловича по самым разным вопросам.

О русском народном творчестве

— В музыкальном училище я изучал предмет «Русское музыкальное творчество». Это был годичный предмет, и отношение к нему было проходное. Но у меня зародилась такая мысль: почему в XIX веке выдающиеся русские композиторы Глинка, Балакирев, Римский-Корсаков собирали народные песни, делали их записи? В чем был их интерес? Великий Глинка сказал: «Музыку создает народ. Мы ее только аранжируем».

Прошло время, я поступил в Ленинградскую консерваторию, закончил ее. Проявил инициативу, стал заниматься административной работой. Но жизнь богата своим движением — сюда относится все: и халтура, и великие открытия, и жертвы, и победы…

Русское народное музыкальное творчество является подосновой классики — я в этом убежден. Русская народная песня — богатейший творческий материал, потому что она полеритмична. На земле хором поют несколько национальностей: грузины, немцы, русские, эстонцы… В России все жили общинами. Дом был дом, в этом доме и вокруг него происходило все: рождение, хлопоты, урожай, неурожай, беды, войны...

Но русское народное искусство было затоптано. Вот где сейчас Воронежский хор? Исчез. А Северный русский народный хор? Его нет. Сибирский народный хор? Тоже нет… Пока существует еще кое-как Кубанский народный хор и Донецкий.

Я открыл такой класс как предмет еще в музыкальной школе. Тогда это вызывало некоторое недоумение: «Зачем это надо? Это все уже умерло. Этим никто не занимается». Ничего подобного! Занимаются еще как!

В результате пение русских народных песен выросло у нас в музыкальной школе в фольклорный ансамбль из педагогов и учащихся.

О школе искусств

— Но только музыкального творчества недостаточно. Мы живем в трех ипостасях: пение, живопись, музыка. На этом стоит церковь, на этом держится театр...

Вокруг нас все происходит в условиях ансамбля, большого ансамбля. Вся жизнь состоит из разных частей, которые сливаются воедино, но потом появляется лидер, и он уже указывает, куда и с кем идти.

Общеобразовательная школа не может дать все представление о жизни и мире. А дополнительное образование углубляет учебный процесс, разные конкурсы и фестивали его стимулируют.

Я мечтал открыть школу искусств. А что такое школа искусств? Это среда. Такую среду создавала музыкальная школа со своими традициями, привычками, законами, правилами, победами, поражениями. Но среда создается через отношения, познание — настолько, насколько ученик это может. Мне говорили: у детей перегрузки, обмороки, дети должны отдыхать… Мы же обучали их в музыкальной школе ремеслу через труд, через жертвы свободным временем. Но все ученики, которые одновременно учились в музыкальной и обычной школе, все учились хорошо.

В своей деятельности руководителя я был напористый и неотступный, потому что все должно быть фундаментально. В 1985 году мы получили орган, который восстановили, и в 1988-м он зазвучал. Потом у нас появилось художественное отделение, появились столы, краски… Я считаю, что художники более самостоятельны в своем творчестве, чем музыканты. Меня потрясало, что руководитель художественного отделения Зинаида Голубева ездила каждый день на работу из Луги в Пушкин. А ее ученики искали в творчестве какой-то завиток, листок, какую-то линию… Это похоже на то, когда поэт сочиняет стихи. Это не воспроизведение чьих-то стихов, а творчество от себя.

На открытии нового корпуса Царскосельской гимназии искусств им. А. А. Ахматовой 13 октября 2010 года
На открытии нового корпуса Царскосельской гимназии искусств им. А. А. Ахматовой 13 октября 2010 года

О новом здании гимназии

— Старому зданию женской гимназии, в котором училась Анна Ахматова, было уже 150 лет. Все это требовало усилий для продвижения. Почему-то власть считала, что культура — это опасный плод, но когда надо было похвастаться, показывали достижения культуры или спорта. Когда утвердили проект нового здания, грянул развал Советского Союза, конец всем стройкам… Мне повезло, что я встретил людей, которые пригласили к нам Валентину Ивановну Матвеенко — она тогда была заместителем председателя Исполкома Ленсовета. Она оценила предложение построить новое здание гимназии не где-то отдельно от старого, а рядом во дворе, на месте снесенного деревянного дома, чтобы сохранялась единая среда, которая в Царском Селе витает в воздухе. Но поскольку тогда нас настигла общественная катастрофа, проект отодвинулся на неопределенное время.

В 2005 году утвердили все документы по проекту строительства нового здания, выделили деньги. Но была допущена масса ошибок, неправильных подсчетов. Стоимость определили так, что в конечном итоге строительство обошлось в два раза дороже. Деваться было некуда — надо было строить и сдавать. Но строили быстро. Только на оборудование для гимназии было выделено 100 миллионов — это была неподъемная сумма.

Свою роль сыграл и авторитет великого поэта Анны Ахматовой. Мы открыли литературное отделение, что было принято как что-то естественное. Здесь жил, учился поэт, и здесь должны писать стихи.

О педагогике

— Педагогика вообще — занятие рутинное. Как возбудить интерес у учащегося? Ведь мы, в основном, навязываем знания. Но нужно постоянное обновление. Что-то с какой-то стороны должно развивать. Все новации должны вливаться в учебный процесс, освобождая педагога для поиска, а ученика — для получения дополнительной информации. Конкурсы, фестивали, встречи, концерты — это все естественный процесс. А музыкальное творчество — это совершено осознанный предмет жизни и творчества.

Труд игры на музыкальных инструментах очень тяжелый, он по крупицам собирается и подчас ничего не получается. Поэтому надо терпеть и ждать, когда это цветок раскроется. Но дети всегда правильно оценивают доброжелательное ровное отношение и всегда ждут помощи.

Хороший педагог ведет ученика, по крупицам собирая и ему же отдавая его опыт. А опыт — это самое большое наше достижение.

Я никаких двоек не ставил. Это пустое, и к нам это не относится. Ты не выучил? Ну, хорошо… Тогда без меня будешь сидеть весь урок и играть гаммы. А я буду за дверью — и все слышу.

Руководитель Онлайн-школы «Русская роспись» Зинаида Владимировна Голубева:

— Я работала с Юрием Михайловичем 22 года, начиная с 1993-го. И я бесконечно счастлива и благодарна этому периоду жизни. До этого 15 лет я фактически складывала свои наработки в стол, формируя программу и свои будущие учебники. А сейчас у меня накопилось материала уже на шесть учебников. Я работала во многих местах — в Гжели, на Дмитровском фарфоровом заводе, изучала ростовскую финифть — все это способствовало созданию моих будущих программ. Я сомневалась в себе, даже плакала…

И вдруг Юрий Михайлович позвал меня работать к себе, тогда еще в музыкальную школу. Мне было спокойно, я чувствовала отеческую заботу о себе и никогда не испытывала давления. Юрий Михайлович ограждал меня от внешних проблем. Я это знала и чувствовала ответственность. Я знала, что всегда могу спокойно прийти к нему в кабинет. Знаете, атмосфера простоты очень дорого стоит. А у Юрия Михайловича на ксероксе жила кошка. Как-то перед летом в гимназии должен был пройти педсовет. Юрий Михайлович собрал педагогов и сказал: «Дорогие друзья! Я вас всех люблю! Вы хорошо поработали. Отчеты висят в классе. Желаю вам счастливого лета!». Наш педсовет длился ровно 20 минут.

Благодаря Интернету, я общаюсь с выпускниками Гимназии искусств. Люди пишут со всех концов, кто-то даже из-за границы… И я вижу, что их творчество живет, растекается как круги по воде. У моих первых выпускников уже родились дети, и теперь эти мамы показывают своим детям основы росписи. Многие выпускники связали свою жизнь с преподаванием в художественных школах, в частных школах, даже в школах иконописи. А кто-то теперь принимает участие в реставрации дворцов и благодарен за те навыки, которые получили в гимназии, когда еще не знали, как будут их применять.

Наша выпускница Майя Петрова, когда училась в Мухинском училище, единственная из своего курса смогла выполнить задание по написанию фрески в греческом стиле. Она призналась, что сделала это благодаря навыкам постановки руки в Царскосельской гимназии искусств.

Для многих это творчество является подспорьем, потому что сейчас стала популярна роспись шкафчиков на кухне, интерьеров загородного дома.

Юрий Михайлович говорил: «Наши выпускники — это штучный товар». Он никогда не разрешал повышать голос на ребенка. Это ценилось и уважалось всеми педагогами. Юрий Михайлович считал, что дети должны бегать по гимназии. И я помню, как моя дочка на пузе съезжала по ахматовской лестнице. Юрий Михайлович говорил нам, преподавателям, что мы должны облизывать ребенка с ног до головы, любить каждого самозабвенно. Потому что ребенок пришел прикоснуться к творчеству, это его труд — он не только в школе учится, но еще и у нас в гимназии. Кто еще из педагогов может так сказать! Вот такая у нас была атмосфера!..

Многим не понравилось, когда в 1993 году он открыл в музыкальной школе отделение народных промыслов. И когда на открытом уроке я показывала свои умения перед группой педагогов, многие говорили, что хохлома пишется там, где ее родина, что есть Городец и Жостово, и чтобы учиться их росписи, надо ехать туда. И тогда Юрий Михайлович сказал: «С сегодняшнего дня в нашей школе я запрещаю играть Баха, Генделя, Моцарта, Бетховена — исполняйте их произведения только у них на родине, вот там и играйте!». Это, говорит, народное достояние, и даже находясь в Пушкине, где никогда не было народных промыслов, мы можем нести детям знания нашей многовековой национальной культуры.

В 2004 году у нас была очень интересная поездка, которая запала мне в душу. Как-то я сказала Юрию Михайловичу, что очень ценю творчество Марка Шагала. Через несколько дней он собрал несколько педагогов гимназии и предложил нам поехать в Витебск, в музей Шагала. И мы на микроавтобусе из Пушкина через Лугу приехали сначала в Пушкинские горы. Там переночевали, в пять утра встали и оттуда отправились в Витебск. Мы посетили музей Шагала, и все это время посвятили его картинам. Я стояла перед этими картинами и плакала… И это была одна из граней Юрия Михайловича — внимательное отношение к запросам каждого человека.

Write a comment

Comments: 0