Как художники понаехали в Экспофорум

6 февраля холодный ветер, словно в аэродинамической трубе, мчался по Невскому проспекту и сносил едва установленные мольберты. Белые планшеты приходилось закреплять.
На углу Невского и Литейного мимо художников, одевающих синие фартуки с надписью «Невская палитра», прошествовал ангел. Его белые пообтрепанные крылья вполне гармонировали с чистыми холстами, на которые художники должны были набросать палитру ярких красок, чтобы запечатлеть свой выделенный участок проспекта. Более 200 художников из разных городов России должны были создать портрет вечернего Невского проспекта. Это была акция, предшествовавшая грандиозной художественной выставке-ярмарке в одном из павильонов Экспофорума с названием «Понаехали!»

Акция на Невском

К началу акции около шести часов вечера было по-зимнему холодно, несмотря на теплую погоду предыдущих дней. Довольно быстро стемнело, и художники жались к освещенным витринам, чтобы хоть как-то подсветить свои холсты. На углу Садовой у Вероники Богдановой уже проглядывали первые наметки будущего произведения. На Невском всегда многолюдно, но в этот вечер из-за ветра и холодной погоды народу было не так много. Кто-то подходил к рисующим, расспрашивал об акции, многие снимали на мобильные телефоны. У Дома книги телеканал «Санкт-Петербург» делал репортаж. Журналистка брала интервью у автора этой акции Александра Турфинкеля. Он объяснял, что она проходит впервые, устроители выставки попросили его придумать что-нибудь интересное, и он предложил такую акцию. Вскоре появились большие, красные, картонные чемоданы с логотипом «Понаехали!». Но ветер был такой силы, что сдувал картонные коробки, как фантики, хотя для тяжести в них положили по килограмму соли. У каждого художника собиралась небольшая группа любопытных. Наверное, все информационные каналы в этот день передавали сюжеты и фотографии с Невского проспекта. 

Я шел к Большой Конюшенной улице, где должны были работать наши царскосельские художники. У фирменного магазина «Зара» с огромными, ярко освещенными витринами, в уголке, спрятавшись от ветра, пристроились художники Сергей Артемьев и Лариса Боева. На их холстах уже блистал вечерний Невский проспект. Сергей болтал с друзьями, иногда что-то подрисовывая по ходу. А через неделю на открытии выставки в Экспофоруме его работа выделялась среди множества холстов своей проработанностью деталей и филигранностью исполнения. 

На мой вопрос: «Как вам работается?» был один ответ: «Холодно!». Погревшись немного в магазине, я двинулся в сторону Дворцовой площади. Многие уже заканчивали работать, собирали краски и упаковывали холсты, чтобы закончить работу дома. Толпа на Невском окончательно поредела, и художники сворачивались. У кого-то уже были готовые работы, а кто-то еще пребывал в раздумьях. Надо сказать, что уровень произведений был совершенно разным — от классических пейзажных проработок до авангардных, едва узнаваемых сюжетов знакомого Невского проспекта.

Мне довелось побеседовать с некоторыми представителями художественного мира Петербурга, и мнения об акции были диаметрально противоположными. По словам художника Владимира Верещагина, в такой холод ночью, за коробочку красок и синий фартук могли принять участие только умалишенные художники.

Открытие

И вот 14 февраля вечером, в 22 часа, состоялось открытие долгожданного вернисажа. В пятисотметровом павильоне стояли двести мольбертов с закрытыми белой бумагой холстами. Праздная публика любовалась выставочным пространством, перед входом духовой оркестр в красных картонных шляпах наигрывал бравурный марш. В самом павильоне, в центральном проходе, то опускали, то поднимали большую модель самолета, сделанную из картонных коробок. А в самом конце павильона рабочие еще собирали немыслимых размеров корабль все из тех же красных коробок. Похоже, что накануне картонажная фабрика перевыполнила план по картону. 

Через динамики раздавались слова ведущего, которого никто не слушал, публика больше интересовалась белой ванной, наполненной маленькими пластиковыми стаканчиками с красной икрой, или приглядывалась к столу с нарезанным салом и горилкой.

Наконец разрезали красную ленточку, люди разбили картонную стену и устремились к произведениям искусства и …. Конечно, лучшая часть публики дефилировала по стендам, разыскивая произведения знакомых художников. Народу, несмотря на поздний час, было много, как в часы пик на Невском проспекте.  

Впечатления

Вообще на выставке можно было заблудиться. Мне довелось побывать на ней несколько раз, и в каждое посещение я открывал для себя что-то новое. На открытии первым делом отправился на стенд наших земляков-царскоселов. Где-то с краю обосновалась художница из Мурманска, а ныне жительница Пушкина Евгения Полянина, поэтому среди ее работ были северные пейзажи. Она не относит себя к профессиональным художникам, хотя училась в средней художественной школе, сейчас занимается живописью и графикой. Весь небольшой стенд был поделен между несколькими художниками. Нина Мухина выставила две работы. Еще на стенде было несколько работ художника-инвалида, которого спонсировал хозяин пушкинской гостиницы «Форт Колесник» Михаил Алексеевич Колесник.

На выставке приняла участие и пушкинская «Галерея художников», которая находится на Малой улице. На их стенде центром внимания стал женский портрет работы Сергея Артемьева — женщина в богатом русском наряде, занятая росписью деревянного блюда. Выполненная с филигранной точностью картина погружает нас в мир деревенского быта. Платье выписано с тончайшей достоверностью и фотографической точностью деталей. Но это нисколько не умаляет художественной ценности картины. Хоть портрет и написан с натуры, его обобщенность создает подлинный образ времени. 

Царскосельские художницы Лариса Боева и Ирина Казарновская выставились неподалеку. Красивые колоритные натюрморты Ларисы Боевой привлекали внимание публики, лаконичные пейзажи Екатерины Казарновской были свежи и подкупали обобщенностью и совершенством. Лариса рассказала, что согласилась на эту авантюру в последний момент, когда устроители скинули стоимость участия. И тогда вдвоем они рискнули выставиться. Ей понравилось общение и знакомство со многими коллегами. По ее словам, оно было плодотворно и интересно.

У петербургской художницы Анны Каждан своеобразная манера письма — большие картины можно рассматривать долго — на них зимние парки Царского Села, Павловска. Здесь можно увидеть ребятишек, катающихся на коньках, и карету с белыми лошадями, и лыжников, и снежный городок — все очень трогательно, мило и по-детски наивно.

Надо сказать, что участие в экспозиции — дело не дешевое, некоторым художникам пришлось залезать в долги. Большую площадь могли позволить себе только знаменитые. Например, Марат Гельман, покинувший страну пять лет назад, представил экспозицию под названием «Украинский файл № 1», занимавшую центральную часть павильона и выгороженную картонными коробками. Огромные глянцевые фотографии на библейские темы кроме отсутствия вкуса вызывали недоумение трактовкой сюжетов — это желание выделиться чем-то оригинальным при отсутствии хоть какой-то внятной мысли. Но не будем о плохом. На открытии именно этот стенд посетило больше всего народу потому, что там была организована раздача горилки. Огромное блюдо с нарезанным салом и бутыль притягивали к себе как магнитом, в отличие от художественной экспозиции. «Гарна дивчина» в три обхвата ловко разливала самогон по пластиковым стаканчикам. Публика в чопорных костюмах толпилась, чтобы получить чарку горилки и кусочек халявного сала.

В центре павильона находилась экспозиция Союза художников Санкт-Петербурга. Там стоял небольшой офортный станок, и член правления Союза художников, заслуженный художник России Олег Яхнин демонстрировал печать графического листа с готового оригинала. Публика снимала все на телефон. Все желающие могли приобрести еще «теплый» не высохший офорт за весьма приемлемую цену. Позже я побеседовал с Олегом Яхниным и его супругой Екатериной Дружининой. Они сказали, что для многих самым важным фактором является локация. Почему нельзя было провести выставку в Ленэкспо, куда добираться гораздо проще и удобнее?.. Второе — не было никакого отбора в экспонентах, в дальнем конце павильона выставили просто «мусор». Они не заметили никакой рекламы в городе — поэтому на выставке было очень мало посетителей. Еще один недостаток экспозиции — живопись помещалась вместе с бижутерией, с графическими работами соседствовал стенд с выставленными на продажу ножами. Мне рассказали, что перед открытием состоялась тусовка организаторов с богатыми предпринимателями, на которой Марат Гельман, приглашенный в качестве почетного гостя, отозвался о выставке не лучшим образом. Поэтому богатые покупатели сюда не поехали. Правда, при мне одна барышня купила небольшой натюрморт с ландышами.

Мнение организаторов

Организатор ярмарки — выставочное объединение «Пермская ярмарка» — является одним из лидеров выставочного бизнеса в регионах России, членом Всемирной ассоциации выставочной индустрии (UFI) и Российского союза выставок и ярмарок. Вот что рассказал генеральный директор ярмарки «Понаехали!» Сергей Кузак:

— За 20 лет нам удалось впереди всей страны создать новый формат таких выставок, коммерческих, не кураторских — мы называем их ярмарками, арт-ярмарками. У руководства родилась идея распространить этот опыт на другие города. Мы пробовали пробраться в Москву, но это оказалось невозможным. Нам удалось договориться с этой площадкой, и мы стали готовиться. Ну, конечно, возникло масса сложностей. Это был первый проект в Петербурге, к тому же организатор не питерский, а из Перми. И здесь из пяти раз в четырех я сталкивался с недоверием и снобистской позицией. Например: каждый наш художник — это своеобразный человек, со своим мировоззрением, взглядами на художественную жизнь в Петербурге. Часто говорили, что вы зря сюда едете, ничего у вас не получится. В стране кризис, живопись никто не покупает, поэтому не надо сюда и соваться. Но мы все-таки решили сдвинуть эту скалу. И это было невероятно сложно. Готовились мы без малого год. Павильон заполнен на сто процентов, но какой кровью все это далось, знаем только мы. И сколько отказов мы получили! Назвав выставку «Понаехали!», мы поставили перед собой высокую планку, предполагали собрать здесь как можно больше художников из других городов — от Дальнего Востока до Запада. Конечно, питерцам было несравненно проще принять участие, а представьте — привезти работы из Оренбурга или Улан-Уде, транспортные расходы, проживание, питание. Даже несмотря на самые льготные цены на участие, стоимость возрастала более чем в два раза. Поэтому соглашался только каждый двадцатый. Это говорит о том, что художники сейчас живут не очень хорошо, что картин стали покупать меньше по сравнению с прошлыми временами. Но, слава богу, все-таки приехали ребята из Хабаровска, Балтийска, Краснодара и Мурманска. Как сказал наш художественный руководитель, таланты размазаны по всей стране тонким слоем. Только нужно сделать так, чтобы их увидели, заметили и пригласили в какие-нибудь питерские галереи. И я знаю, что у кого-то все-таки «звезды сошлись».

В Петербурге, чтобы сделать такую выставку, нужно потратить очень большие деньги. Наверное, мы будем думать — продолжать этот проект дальше или нет. Но тогда зачем мы сюда приехали? Но это решать не мне, а руководству пермской ярмарки. Как мне кажется, сейчас все виды искусства популяризированы — и кино, и театр, и музыка, и балет. А спросите на улице кого-нибудь, чтобы назвали пять современных художников — никто не ответит. Телевидение рассказывает только о художниках прошлого, чьи работы находятся в музеях. Изредка вспоминают о современниках, да и то только к юбилеям. И создается впечатление, что живопись умерла. Но это не так — живопись живет и развивается. Несмотря на вакуум, существующий вокруг нее, художники живут, творят, двигаются вперед и ищут новые пути. И эта площадка не только для того, чтобы продать, а площадка общения. Возможность посмотреть и познакомиться с большим миром современного искусства из разных регионов. И каждый раз, когда мы приезжаем, нам говорят — ну что вы выставили китч, смотреть невозможно, процентов тридцать — визуальный мусор. Но люди забывают, что это коммерческий проект. А по поводу рекламы — мы очень трепетно отнеслись к рекламной кампании и решили провести ее нестандартно. Все деньги, которые мы заработали на участниках, пустили на кампанию. Поэтому для нас было важно потратить каждый рубль точечно. Но в Петербурге невозможно провести такую рекламную компанию, чтобы каждый второй житель узнал о мероприятии — на это нужны деньги Газпрома. Наш бюджет ограничен, поэтому мы приняли нестандартные решения. И эта акция 6 февраля на Невском стала визитной карточкой проекта. О ней были новостные сюжеты и на телевидении, и на радио, но все равно этого оказалось недостаточно. Посетителей на выставке все-таки было мало.

На вопрос, будет ли следующая такая выставка в Петербурге, последовал ответ — надо расквитаться с питерцами, а потом решать, где будет следующая арт-ярмарка.

Харис ШАХМАМЕТЬЕВ,

фото автора

Write a comment

Comments: 0