Каждая карета — это загадка

20 февраля в историческом здании Дежурной конюшни на Садовой улице открылась выставка
«От принцессы Фике к Екатерине Великой. Путешествие в Россию», которая теперь предваряет расположенную здесь постоянную экспозицию «Придворный экипаж». Об этой новой выставке и постоянной экспозиции рассказала ее куратор и хранитель коллекции карет Ирина БРЕДИХИНА.
 

В здании Дежурной конюшни, построенном в 1824 году архитектором Смарагдом Шустовым по проекту Василия Стасова, кроме лошадей, находились и экипажи, предназначенные для императорского двора.

При Придворной конюшенной конторе в Петербурге с начала XVIII века сохранялись старинные царские кареты. А в 1860 году на Конюшенной площади было построено специальное двухэтажное здание для хранения как повседневных экипажей, так и церемониальных карет. Здание имело подиумы, разводки на каждом этаже. Здесь же был открыт Придворно-конюшенный музей.

До революции на протяжении XVIII и XIX веков при российском дворе в постоянном использовании находилось до тысячи различных карет, экипажей и саней. После революции экипажи, которые находились в Петербурге и Царском Селе постигла печальная участь.. Наиболее ценные экземпляры, включая церемониальные кареты, поступили на хранение в Московский Кремль, Эрмитаж и Царское Село.

В то время в повседневных экипажах не видели ни художественной, ни исторической ценности, их использовали для бытовых нужд.

Множество карет ждала участь съемочного реквизита на киностудиях страны. Присмотритесь, говорит Ирина Бредихина, в исторических советских кинолентах  — «Война и мир», «Пиковая дама», «Прощание с Петербургом» — снимались подлинные кареты. (Во время съемок батальных сцен в фильме «Война и мир» погибло множество прекрасных образцов карет – я бы это убрала, информация неточная). Многие так и не вернулись на хранение и пропали. На сегодняшний день самые крупные собрания экипажей в России находятся в Оружейной палате Московского Кремля, Государственном Эрмитаже и ГМЗ «Царское Село».

А между тем до революции Придворно-конюшенный музей был крупнейшим в мире из подобных собраний. Во Франции кареты сохранились в меньшем количестве, так как во время буржуазной революции многое разрушили. Удивительно, но самая большая коллекция карет и экипажей находится сейчас в Лиссабоне.

Наше же собрание — более 30 карет (в настоящий момент в постоянной экспозиции 23 единицы) разместилось в здании Дежурной конюшни. То, что эти кареты до нас дошли, это большое чудо — говорит хранитель Ирина Бредихина. Им довелось пережить революцию, гражданскую войну, Великую Отечественную войну, а также трудные послевоенные годы. Когда немцы подошли к Пушкину, кареты и экипажи, привязав к тракторам, отвезли в Эрмитаж, где они пробыли всю блокаду. По возвращении в музей часть из них экспонировалась в Камероновой галерее, а часть хранилась в ненадлежащих условиях — под Висячим садом и в Гроте. Только в 2000 году из Грота последние кареты были перевезены в сухое помещение Дежурной конюшни, где уже работала выставка «Придворный экипаж».

Выставка включает в себя церемониальные кареты, мемориальные экипажи, фаэтоны,  сани. Ирина Бредихина поясняет, что каждый образчик — это произведение искусства, представляющее верх инженерной мысли на момент создания того или иного экипажа. Чтобы создать карету, надо было задействовать более десяти человек разных специальностей: каретников, резчиков, кузнецов, литейщиков, бронзовщиков… Самый главный — мастер-каретник — делал проект экипажа и следил за качеством изготовления всех деталей, их сборкой и сочленением. Прежде всего, карета должна выполнять свою главную функцию — на ней должны ездить, и ездить комфортно. Поэтому она должна была иметь хорошую подвеску, чтобы на ухабах не очень трясло путешествующих, а езда была приятной, даже по плохой дороге, и большой запас прочности, чтобы не приходилось во время поездки постоянно исправлять поломки.

Первой по времени создания в экспозиции является двухместная карета императрицы Екатерины II. Она вышла из мастерской Иоганна Букендаля (1726 – середина 1790-х годов). Он родился в Ганновере, созданию карет обучался в тогдашнем центре каретного искусства в Париже и в 30 лет приехал в Россию. Здесь он работал до самой смерти. За эти годы он создал много шедевров, многие его кареты впоследствии использовались для парадных выходов, в церемониальных шествиях во время самых главных государственных праздников: коронации, свадеб, крещения членов августейшей семьи. В одной этой карете сочетаются разные материалы и виды работ: дерево, металл, бронза, бархат, шелк, шерсть, стекло, резьба, литье, чеканка, золочение. Карета использовалась при торжественном въезде Екатерины II в Москву на коронацию. 

Парадная четырехместная карета, которая была приобретена у князя Н. Б. Юсупова для Екатерины II. Использовалась во время торжественных церемоний российского императорского двора
Парадная четырехместная карета, которая была приобретена у князя Н. Б. Юсупова для Екатерины II. Использовалась во время торжественных церемоний российского императорского двора

В следующей парадной карете времен Екатерины II, в сиденье, предназначенном на два лица, сделана круглая дырка для туалета, что говорит о том, что данная карета служила раньше как дорожная. Такой отличительной детали в других каретах, хранящихся в экспозиции, нет. Экипаж отмечен характерной чертой многих работ Букендаля — между козлами и кузовом кареты устроено место для пажей. Ручка от двери находится только снаружи, поэтому дверь нельзя было открыть изнутри, предполагалось, что слуга открывает дверь высочайшей особе и помогает выйти из кареты. Классическая отделка экипажа отличается строгостью и вместе с тем торжественностью. Благодаря удачным пропорциям, этот экипаж, даже будучи сравнительно скромно декорированным, использовался в торжественных выездах, и подновлялся, по крайней мере, два раза, в 1826-м (вероятно, тогда и появилась монограмма Николая I в картушах) и в 1856 году. 

Также ценной мемориальной каретой является городская карета императора Александра II. Именно в ней он находился, когда на него было совершенно седьмое по счету покушение, после которого он умер. Эта двухместная карета, легкая, удобная, с хорошим ходом. Только по вензелю с монограммой императора на кузове можно было и определить, что в ней едет император. Когда карета выехала на Екатерининский канал, революционерка Софья Перовская взмахнула платочком, и террорист бросил бомбу в карету. Бомба попала под ось экипажа, повредила его заднюю стенку, осколки застряли в подушке, набитой конским волосом. Пострадали несколько человек из сопровождения. Несмотря на возражения охраны, император вышел из коляски, и здесь ему под ноги кинул бомбу террорист Гриневицкий. Истекающего кровью императора привезли в Зимний дворец, где он успел причаститься и умер. Как говорит Ирина Бредихина, экипаж, конечно, нуждается в консервации, но надо это сделать так, чтобы сохранить картину исторических  повреждений. Что касается этой двухместной кареты, ее изготовили в мастерской И. К. Брейтигама. Карета снабжена подножками с кожаными щитками, укрепленными к дверце, простой формы фонарями и темно-синей внутренней обивкой. Братья Карл и Иван Брейтигам были сыновьями германского поданного, Иоганна Стефана Брейтигама. В 1821 году он открыл в Петербурге предприятие, которое занималось производством и ремонтом экипажных корпусов. К середине столетия Брейтигамы становятся известными экипажными мастерами, а в 1870-х годах фирме было передано в аренду Придворно-экипажное заведение. Карл Брейтигам руководил изготовлением и ремонтом большинства экипажей, использовавшихся в этот период при дворе. В начале ХХ века Брейтигамы постепенно переходят на производство автомобилей. 

Кабриолет императора Николая I
Кабриолет императора Николая I

Кроме экипажей отечественных мастерских, в экспозиции хранятся произведения лондонских мастерских,  имевших славу законодателей моды в каретостроении в XVIII и XIX веках. Интересна коляска-карикель, принадлежавшая императору Николаю I. Император царствовал, когда еще можно было спокойно проехать или прогуляться одному по городу, не боясь террористических актов, чем он и пользовался. Николаю нравилось управлять легкой коляской, что тогда считалось модным спортивным увлечением. Коляску изготовили до 1831 года. Это коляска типа карикель — усовершенствованный вариант кабриолета, самого распространенного из открытых двухколесных экипажей. Кабриолет принадлежал к классу элегантных прогулочных экипажей, снабжался откидным верхом, нередко фонарями и запрягался парой хорошо подобранных лошадей. Прогулки в таких колясках стали модным развлечением молодых аристократов, любящих самостоятельно управлять лошадьми. Император не любил представительные выезды в карете. Чаще его можно было встретить в коляске с откидным верхом, или дрожках.

Карету великой княгини Марии Федоровны, будущей императрицы Марии Федоровны, супруги Александра III, изготовили в 1866 году на фабрике К. К. Неллиса. Карета обладала легкой конструкцией и мягким ходом, чему способствовали только что вошедшие в употребление каучуковые шины на колесах. Верхняя часть кареты покрыта черным лаком, а нижняя окрашена в цвет слоновой кости, что в сочетании с золочеными деталями декора придавало экипажу утонченность, кроме того, эти цвета являлись гербовыми цветами рода Романовых. Этот экипаж очень полюбился Марии Федоровне, и она постоянно на нем выезжала. Сохранилась фотография 1904 года, когда она была в коляске при крещении своего внука, наследника Алексея. В 1827 году Карл Неллис основал в Петербурге экипажную фабрику. Продукция фабрики отмечена наградами на международных выставках. В 1866 году Конюшенная контора двора наследника цесаревича Александра Александровича заключила контракт с Неллисом на обслуживание экипажей сроком на три года, а затем продлила его.

О других каретах, входящих в экспозицию, можно рассказать еще много что интересного, но в данной статье хотелось бы пояснять специфику работы хранителя карет. Как объясняет Ирина Бредихина, в обязанности хранителя входит должное хранение экспонатов (а это не только экипажи, но и предметы конской упряжи) в соответствующих условиях и их научное изучение. Хранитель описывает и составляет задание на реставрацию предметов. Так как реставрация таких масштабных произведений стоит баснословных денег, то такие события случаются нечасто. Работы по воссозданию только одной кареты длятся не менее двух лет. За последнее время удалось отреставрировать английскую карету эпохи Екатерины II и сани, принадлежавшие императрице Марии Федоровне, супруге императора Павла I.
В этом году ожидается завершение реставрации еще одной кареты. Кроме того, к масштабной выставке «Сокровища Царского Села», проходившей в Гонконге в 2014 году, была отреставрирована парадная упряжь на шесть лошадей. К сожалению, новых поступлений экипажей в царскосельскую коллекцию не предвидится. Кареты, которые есть в мировых музеях, тщательно сохраняются, и со временем их количество не увеличивается. Коллекция ГМЗ «Царское Село» в последние годы пополнилась большим количеством стремян и шпор, предметов конской упряжи. Их привели в порядок, почистили, и некоторые из них сейчас экспонируются. Удалось выкупить у одного петербуржца городские сани XIX века работы поставщика императорского двора Яковлева, но они в плохом состоянии и ждут своей реставрации. Надо отметить, что такие сани являются примером популярнейшего когда-то средства передвижения, но в то же время их сегодня осталось крайне мало.

В дальнейшем здание Придворной конюшни ждет ремонта и реставрации, и поиск помещения для временного хранения карет является проблемой ближайшего будущего. Кроме того, процесс перевозки даже в специальном транспорте чреват для карет более чем 150-летней давности возможными повреждениями. А пока у хранителя Ирины Бредихиной большая работа по исследованию каждой кареты, экипажа, кабриолета, хранящегося в экспозиции. Основная экспозиция описана в большом красочном альбоме «Придворные экипажи. Царскосельское собрание», который вышел в 2008 году. Ирина Бредихина является автором текста. Впереди большая исследовательская работа по другим каретам, не вошедшим в эту книгу. Хотя описи экипажей существовали в дореволюционное время, но они сделаны так, что, порой, трудно догадаться, о каком экипаже идет речь.
И каждая карета — это загадка.

Событием стало открытие новой выставки «От принцессы Фике к Екатерине Великой. Путешествие в Россию». Она была задумана давно, а ее открытие состоялось к 275-летию приезда принцессы Фике в Россию. Выставка рассказывает о поездке будущей императрицы Екатерины II в Россию зимой 1744 года. Тогда четырнадцатилетняя принцесса вместе со своей матушкой Иоганной Елизаветой Ангальт-Цербстской поехала в Петербург. Императрица Елизавета Петровна выслала ей на эту поездку вексель на 10 тысяч рублей. Целью путешествия было бракосочетание с наследником русского престола великим князем Петром Федоровичем (двоюродным братом невесты, будущим императором Петром III), которое состоялось в августе 1745 года.

В день открытия выставки
В день открытия выставки

В экспозиции представлена временная лента этого исторического путешествия, составленная из выдержек из писем матери принцессы Фике и мемуаров Екатерины II. В этой ленте времени есть портреты исторических персонажей, картинки из событий самого путешествия, виды городов, через которые проезжали мать и дочь. «Это путешествие, действительно опасное для женщин… не страшит меня. Я решилась и, твердо убежденная, что все это делается по воле Провидения, я уповаю, что Провидение же поможет мне преодолеть опасные затруднения, на которые многие не отважились бы», — писала мать будущей императрицы прусскому королю Фридриху II. Путешествие, продолжавшееся 43 дня, получилось трудным и опасным. Они проехали 2525 верст, испытывая холод, преодолевая плохие дороги, ночевки в карете и остановки в неустроенных постоялых дворах, пережили нападение разбойников и дорожную аварию, чтобы наконец предстать перед императрицей Елизаветой Петровной. Правда, наибольшие трудности они испытали, проезжая через Пруссию, Померанию и Курляндию, когда их сопровождало всего десять человек свиты: фрейлина, камер-юнкер, четыре горничных, камердинер, несколько лакеев и повар. Но на границе с Ригой, которая уже тогда входила в состав Российской империи, их встретил целый караван сопровождающих лиц. Здесь уже принцессу с матерью пересадили в «линею» — сани, на которых ездила и Елизавета Петровна, «красные, расшитые серебряным галуном, внутри обиты соболями, с матрасами из шелковой ткани». Княгиня Иоганна Ангальт-Цербстская писала в письме своей тетке Марии Елисавете о поезде, присланном за ними на границе, что он состоял из отряда с кирасирским поручиком, камергера Нарышкина, шталмейстера, гвардейского офицера, кондитера, множества поваров и поваренков, дворецкого с помощником, кофешенка, лакеев, двух гренадеров гвардии Измайловского полка, двух фурье-
ров. И совсем сдавшись от перечисления, заключает: «Не знаю, сколько саней и кучеров».

 В новой экспозиции также представлены предметы дорожного быта того времени. Так, здесь можно увидеть табакерки, чайный китайский прибор из меди, дорожный набор предметов для завтрака Елизаветы Петровны. Дорожные несессеры, даже грелку для ног, сундук — все то, без чего не могли обойтись в пути состоятельные путешественники того времени. Как считает заместитель директора по научной работе ГМЗ «Царское Село» Ираида Ботт, появление новой экспозиции на выставке «Придворный экипаж» привлечет новых посетителей, и больше людей узнают о такой интересной и замечательной коллекции карет, хранящейся в музее-заповеднике.  

Марина Орлова,

фото автора

 

Write a comment

Comments: 0