Артем Колосов: молодежный дизайн рискует и побеждает

Контраст классических скульптур и колонн с плоскими геометрическими фигурами, акценты сочных цветов на тотально черном фоне, современное осмысление классики — нет, это не экспозиция музея современного искусства «Эрарта». Речь идет о стенде перспективных бизнес-компаний Пушкинского района, который победил в конкурсе Форума субъектов малого и среднего предпринимательства Санкт-Петербурга. Выставка проходила в «Экспофоруме» в начале декабря прошлого года. Дизайнером смелого проекта стал начальник информационного отдела Дома молодежи «Царскосельский» Артём КОЛОСОВ.

Артём, расскажи, пожалуйста, как ты оказался на форуме.

— Форум малого и среднего бизнеса устраивают в Санкт-Петербурге каждый год. На нем проходят бизнес-тренинги, тематические круглые столы, выступления бизнесменов. Все районы выбирают по 3–4 предприятия и создают стенды для выставки, чтобы представить компании правительству Санкт-Петербурга, потенциальным спонсорам и партнерам.

Я помогаю отделу экономического развития Пушкинской администрации с оформлением стенда уже второй год. В 2018-м мы придумали неплохую идею, но не смогли полноценно ее реализовать на деле, получилось средне. В этом году меня попросили подкорректировать проект, который предложили для района дизайнеры «ЭкспоФорума». Я просмотрел варианты макета, увидел работу по конвейеру, не увидел творчества и любви к делу, и сказал, что легче переделать все полностью. До форума оставалось четыре дня. Я попросил освободить меня от основной деятельности и погрузился в работу. Такие сроки — стрессовая ситуация, но именно в эти моменты мозг полностью вовлечен в концентрацию и не отвлекается на придумывание лишних решений.

 

Организаторы форума определяют тему для стенда?

— Нет, район готовит концепцию стенда на свое усмотрение.  

Как родилась такая художественная идея для бизнес-макета?

— Район представлял четыре компании: отель Tsar Palace, Научно-исследовательский детский ортопедический институт им. Г. И. Турнера, строительную компанию «Корф» и туристическую фирму «3 апельсина». Администрация предложила сделать в центре стенда фотозону, чтобы желающие могли фотографироваться на фоне большой фотографии красивого интерьера отеля. Декорации соответствующие — изысканные стулья, чемодан-тележка для багажа...
Я просмотрел девизы компаний — многие были связаны с искусством.

Сейчас в дизайне прослеживаются тренды на градиенты, геометрию и глитчи. Еще модно использовать образы статуй, поэтому пришла идея смешать архаику с современностью и сделать все это очень контрастным. Я был уверен, что ни один район не станет делать стенд на черном фоне. В основном, все тратят бюджет на телевизоры и другую технику. Экранов так много, что не знаешь, на что смотреть, куда идти... Все разноцветное, пестрое, похоже на огромный рынок — от обилия кричащих объектов внимание рассеивается. Может, надо достать кошелек и что-то купить? Хотелось сделать что-то отличное от этого, что привлечет внимание максимально.

В администрации на макет посмотрели с большим подозрением — похоже на кладбище. Но времени на споры и правки уже не было, и проект пошел в печать. На этом этапе я узнал, что в оценочной комиссии будет директор Института дизайна и искусств Санкт-Петербургского университет промышленных технологий и дизайна Владимир Борисович Санжаров — очень крупный и важный дизайнер в Питере. Мелькнула мысль о том, что он не поймет, и будет провал...

Я находился у стенда два дня и был готов защищать этот проект, если посетители выставки будут что-то спрашивать, но не получил ни одного негативного отзыва. Когда пришла комиссия, Санжаров отошел подальше, чтобы видеть стенд целиком, долго смотрел на него, на буклет, что-то записывал и снова смотрел...
В итоге мы заняли первые места в двух номинациях — за сам стенд и за его оформление. Как я и предполагал, на контрасте и современном стиле этот макет выстрелил. Основная масса людей такого еще не видела. На уровне подготовки никто не знал, что сказать, а на деле оказалось классно. Бюджет, кстати, был в масштабе форума минимальный, деньги потратили только на печать.

Ты участвуешь и в других конкурсах по дизайну. И два года подряд занимал призовые места в номинации «Лучшая работа, отражающая петербургскую идентичность».

— Тут сказывается мое обучение в вузе. Я несколько раз был на грани ухода и забрасывал дизайн, но в итоге взял себя в руки и все-таки закончил вуз. Как троечник и оппозиционер модели обучения в нашей стране (даже в одном из лучших питерских вузов Политехе), я учился работать в экстремальных условиях, когда до дедлайна осталось пару дней, а у тебя ничего нет. Первый плакат для этого конкурса сделал в последний день сдачи за 40 минут. Подумал, что такое петербургская идентичность именно для меня, какие образы, памятники. Попытался представить другие работы: скорее всего, они будут попсовыми и спокойными. Значит, мне нужны ядреные цвета и нестандартная композиция. Я не побоялся это сделать, потому что не зацикливался на победе. Конечно, технически работа была выполнена грамотно, с правильным соотношением цветов по цветовому кругу. А во второй раз было уже интересно попробовать сделать дизайн на спор за то же время. Если честно, в таких конкурсах я больше думаю не о смысле, а о технике, о том, насколько работа будет выглядеть инновационно среди других. Каждый год наблюдаю за тем, что актуально в мире дизайна: какие шрифты, цвета, приемы.

Кто это решает?

— Никто не решает, просто я делаю выводы, просматривая новые работы больших дизайнеров, например, на Pinterest.com. 

Как родилась такая художественная идея для бизнес-макета?

— Район представлял четыре компании: отель Tsar Palace, Научно-исследовательский детский ортопедический институт им. Г. И. Турнера, строительную компанию «Корф» и туристическую фирму «3 апельсина». Администрация предложила сделать в центре стенда фотозону, чтобы желающие могли фотографироваться на фоне большой фотографии красивого интерьера отеля. Декорации соответствующие — изысканные стулья, чемодан-тележка для багажа...
Я просмотрел девизы компаний — многие были связаны с искусством.

Сейчас в дизайне прослеживаются тренды на градиенты, геометрию и глитчи. Еще модно использовать образы статуй, поэтому пришла идея смешать архаику с современностью и сделать все это очень контрастным. Я был уверен, что ни один район не станет делать стенд на черном фоне. В основном, все тратят бюджет на телевизоры и другую технику. Экранов так много, что не знаешь, на что смотреть, куда идти... Все разноцветное, пестрое, похоже на огромный рынок — от обилия кричащих объектов внимание рассеивается. Может, надо достать кошелек и что-то купить? Хотелось сделать что-то отличное от этого, что привлечет внимание максимально.

В администрации на макет посмотрели с большим подозрением — похоже на кладбище. Но времени на споры и правки уже не было, и проект пошел в печать. На этом этапе я узнал, что в оценочной комиссии будет директор Института дизайна и искусств Санкт-Петербургского университет промышленных технологий и дизайна Владимир Борисович Санжаров — очень крупный и важный дизайнер в Питере. Мелькнула мысль о том, что он не поймет, и будет провал...

Я находился у стенда два дня и был готов защищать этот проект, если посетители выставки будут что-то спрашивать, но не получил ни одного негативного отзыва. Когда пришла комиссия, Санжаров отошел подальше, чтобы видеть стенд целиком, долго смотрел на него, на буклет, что-то записывал и снова смотрел...

В итоге мы заняли первые места в двух номинациях — за сам стенд и за его оформление. Как я и предполагал, на контрасте и современном стиле этот макет выстрелил. Основная масса людей такого еще не видела. На уровне подготовки никто не знал, что сказать, а на деле оказалось классно. Бюджет, кстати, был в масштабе форума минимальный, деньги потратили только на печать.

Ты участвуешь и в других конкурсах по дизайну. И два года подряд занимал призовые места в номинации «Лучшая работа, отражающая петербургскую идентичность».

— Тут сказывается мое обучение в вузе. Я несколько раз был на грани ухода и забрасывал дизайн, но в итоге взял себя в руки и все-таки закончил вуз. Как троечник и оппозиционер модели обучения в нашей стране (даже в одном из лучших питерских вузов Политехе), я учился работать в экстремальных условиях, когда до дедлайна осталось пару дней, а у тебя ничего нет. Первый плакат для этого конкурса сделал в последний день сдачи за 40 минут. Подумал, что такое петербургская идентичность именно для меня, какие образы, памятники. Попытался представить другие работы: скорее всего, они будут попсовыми и спокойными. Значит, мне нужны ядреные цвета и нестандартная композиция. Я не побоялся это сделать, потому что не зацикливался на победе. Конечно, технически работа была выполнена грамотно, с правильным соотношением цветов по цветовому кругу. А во второй раз было уже интересно попробовать сделать дизайн на спор за то же время. Если честно, в таких конкурсах я больше думаю не о смысле, а о технике, о том, насколько работа будет выглядеть инновационно среди других. Каждый год наблюдаю за тем, что актуально в мире дизайна: какие шрифты, цвета, приемы.

Кто это решает?

— Никто не решает, просто я делаю выводы, просматривая новые работы больших дизайнеров, например, на Pinterest.com.

 Существуют ли правила успешной работы дизайнера над проектом?

— Во-первых, необходимо следить за трендами и референсами, подмечать интересные приемы других дизайнеров. Например, если тебя впечатлило в чьей-то работе сопоставление цветов, ты можешь взять это на заметку — не сами цвета, конечно, а принцип. Другой автор умеет классно располагать шрифты, но у него убогие иллюстрации. Тогда ты «забираешь» только самое лучшее. Применяешь на практике и вносишь что-то свое.

Во-вторых, надо иметь свое видение композиции. Оно либо есть, либо нет. Кстати, это самое сложное из того, чему приходится учить детей. Если ты не чувствуешь композицию, как бы круто ты ни умел работать технически, ничего у тебя не получится.
В этом плане проще детям художников: они каждый день видят, как работают их родители, и начинают чувствовать композицию подсознательно. Я родился в семье военного и учился в художественно-эстетической гимназии среди детей художников и дизайнеров. Было очень сложно их догонять. Один из педагогов давал задание рисовать натюрморт без натюрморта: мы полчаса смотрели на предметы — условно: куб, ваза, самовар — и делали наброски. Затем натюрморт накрывался, и мы должны были изобразить эти предметы, летающие друг за другом в пространстве. Такие задания развивают пространственное восприятие, видение в сложных объектах простых форм. Например, вот эта труба. (Показывает.) При взгляде на нее я автоматически разделяю ее на элементы, вижу, что она состоит из цилиндров разных размеров. Кроме того, важно видеть свет, устойчивость композиции, как все перекликается, — очень много факторов. Но настоящая «насмотренность» у меня появилась только под конец обучения в вузе благодаря моему научному руководителю диплома Сергею Юрьевичу Дужникову, сейчас он председатель петербургского Союза дизайнеров.

В-третьих, не стоит полностью уходить в дизайн, детали, быть перфекционистом. Перфекционизм съедает очень много времени, которого зачастую попросту нет. Нужно смотреть на свою работу сначала как дизайнер, а потом выключать его и включать в себе обывателя, смотреть уже его глазами. Что я испытываю, глядя на эту работу? Вижу ли я технические косяки? Скорее всего, не вижу.

В четвертых, нужно уметь отстаивать свое творчество. Даже если твоя работа не идеальна, но ты понимаешь, что у тебя есть дедлайн, ты должен убедить своего клиента, заказчика, работодателя в том, что ты прав. Если ты этого не можешь сделать, то какой ты дизайнер?!..

Я учу этому своих подопечных. Дети приносят афиши, а я говорю, что мне не нравится. Спрашивают, почему. Композиция плохая. Говорят, пойдем переделаем. А я не отпускаю их и заставляю с собой спорить, чтобы они доказали мне, почему это именно решение — хорошее. Нужно уметь защищать свое творчество и пробивать его.

В этом можно взять пример у Артемия Лебедева. Недавно я читал детям лекцию о том, насколько этот дизайнер грамотен в плане ремесла и продаж. 

А у него конкуренты есть? Он кажется таким царьком в мире дизайна.

— Таких предпринимателей в сфере дизайна у нас на данный момент больше нет, и я его уважаю. Конечно, он в каком-то смысле царь, но есть очень много студий, которые делают хороший дизайн и зарабатывают, может быть, такие же деньги, как он, или даже больше. Но дело в том, что они не на слуху, поэтому не останутся в истории. А Лебедев уже остался.

 

Что ты думаешь по поводу дизайна логотипа за один день за 100 тысяч рублей без комментариев и обсуждения?

— Для бизнес-форума я почти то же самое сделал. Только бесплатно. Наверное, я в первый раз в своей жизни был на 90% доволен своей работой. Хотелось бы, чтобы в следующем году дали хотя бы месяц на подготовку.

 

Какие личности еще тебя вдохновляют?

— Из современных деятелей меня вряд ли кто-то впечатляет. Мне больше нравится Оскар Шлеммер и наши классики, такие как Кандинский, Малевич, Родченко — плеяда авангардистов. Я стараюсь продумывать работу так же, как классики. Они размышляли о том, какое восприятие будет у зрителя при взгляде на определенные элементы в работе. Если ты делаешь треугольники, ты закладываешь одну модель — движение, жизнь; если круг — это что-то спокойнее. То же с цветами: красный — привлекающий, агрессивный; синий — более скучный и так далее.

На самом деле сейчас многие европейские и американские дизайнеры говорят о том, что их вдохновляют Малевич и Кандинский.

В чем грань между ассоциацией и копированием?

— Сложный вопрос, не задумывался об этом раньше. Копипаст по отношению к Малевичу и Кандинскому сейчас, наверное, и невозможен. Да и нет в нем смысла — они не работали со шрифтами, а в дизайне важно, как мы подаем информацию с помощью иллюстраций или шрифта.

Но наши классики основали современную теорию дизайна — теорию цвета, формы, восприятия дизайна человеком. Поэтому их уважают во всем мире.

Поэтому такие стены здесь?

(Мы находимся в информационном отделе Дома молодежи, среди красных, желтых, черных и белых острых фигур.)

— Да. Супрематизм. 

Кстати, как ты попал в Дом молодежи?

Я настолько ненавидел дизайн к четвертому курсу университета и настолько разочаровался в себе, что размышлял, куда отправиться работать — в «О’Кей», «Ленту» или «Пятерочку». И тут мне рассказали о возможности устроиться специалистом по работе с молодежью. На всякий случай взял с собой портфолио, но особо на него не рассчитывал: ну кому нужен этот постмодернизм в Доме молодежи... Однако портфолио понравилось, и меня приняли на работу дизайнером. Я немного воспрял духом и за два с половиной года прошел путь от дизайнера и педагога до начальника отдела.

Информационный отдел находится в отдельном здании на Ленинградской улице уже полтора года. Мы курируем два клубных объединения: «Многогранная журналистика» и MEDIA SQUAD, где дети изучают графический дизайн и работу с видео. Здесь есть зал для занятий по теории и для собраний, своя мини-типография для печати афиш, постеров и значков, графические планшеты, компьютерный класс со всеми необходимыми программами (Photoshop, Illustrator, InDesign). кабинет видео с мощнейшими компьютерами для видеомонтажа и пультом режиссера, видеостудия со звукоизоляцией.

Сейчас я не веду занятия, а работаю над проектами от Дома молодежи и администрации и занимаюсь документами, но иногда провожу мастер-классы и помогаю старым ученикам готовиться к поступлению в вуз. Подростки, которые приходят к нам заниматься, как правило, еще не определились, какой профессии им бы хотелось обучаться. У них есть возможность попробовать себя в разных направлениях и освоить базу. Обычно мы предлагаем им задания, за которые они получают баллы. Набрав определенное количество, они могут начать заниматься и своими проектами. И на конкурсы мы их отправляем. Это неофициальное образование, но работы можно приложить в портфолио для творческого конкурса при поступлении, а кроме того, мы даем детям действительно серьезные задания — иногда даже на уровне второго-третьего курса факультета графического дизайна.

По твоему мнению, имеет ли сейчас высшее образование особое значение или достаточно пройти курсы, которых полно в интернете, и наработать как можно больше практики?

 

— С позиции бюджетника я должен ответить, что, да, образование очень важно. Как документ. Но на самом деле я так и считаю. В социуме постоянно приходится находиться в условиях неопределенности, дедлайнов. Человек, который заканчивает школу, сам еще не может ставить жесткие рамки сроков своей работы, а вуз все-таки этому учит и тем самым помогает в дальнейшей работе. Да и портфолио за годы обучения собрать можно, чтобы идти устраиваться на работу не с пустыми руками. 

Ты назвал себя оппозиционером. Мешает ли эта «оппозиционность» в работе на государственное учреждение?

— Очень мешает. (Смеется.) Но проблем пока не возникало. Часто приходится спорить и доказывать, что правильное именно это решение, а не то — отставшее от развития современного дизайна на 25 лет. Но есть некоторые нюансы — например, сайт районного Дома молодежи мы без особого разрешения изменить не можем, потому что существует регламент. И это снова упирается в бумаги, бумаги, бумаги... Отдушина — это дизайнерские заказы, неформальное общение с детьми, музыка. 5 февраля у моего музыкального проекта «22.7» выйдет крупный релиз, EP «Deus Vult». Я шел к этому несколько лет и собираюсь продвигаться в этом направлении дальше. Пока энергия есть.

Какие еще цели ставишь себе на ближайшее время?

— Я грежу мечтой сделать Дом молодежи действительно для молодежи и собираюсь предпринимать ради этого все, что в моих силах. Пока что такой искренний островок есть здесь, в информационном отделе. Дети приходят сюда не потому, что так сказали родители. Они хотят заниматься творчеством. Мне 24 года, я и сам еще молодежь, поэтому понимаю, что им нужно. Результаты детей вдохновляют. Когда ты чему-то научил ребенка, который пришел к тебе без подготовки, и видишь, как он делает успехи, — это ух!..

 Дарья БАРАЕВА. 

Фотографии автора и Ольги Родионовой

Write a comment

Comments: 0