Тярлевская пожарная дружина

В 1893 году было утверждено Императорское российское пожарное общество. В том же году в поселке Тярлево была создана добровольная пожарная дружина, которая тушила пожары в Тярлево и в соседних селениях. Но к 1910 году, как писали газеты, дружина была «чахнувшей» и «едва влачившей свое существование».

И вот в 1911 году за нелегкое дело возрождения тярлевской пожарной дружины взялся Николай Александрович Лялин. Он жил в Петербурге, в Московской части, содержал магазин мебельных материалов и ковров в Гостином дворе и имел в Тярлево собственный дом на Большой улице. До 1917 года Лялин был старостой в тярлевском храме Спасо-Преображения.

При советской власти он был репрессирован за «отдачу денег» и сослан в лагерь, откуда вернулся в 1932 году больным. Ему было в ту пору 53 года. Что удивительно, после освобождения ему даже удалось устроиться на работу. Последнее место службы Николая Александровича в Ленинграде — Четвертая мебельная фабрика, где он был начальником пожарной дружины и охраны. В то время он проживал на Васильевском острове. Но власти про него не забыли: второй арест произошел 21 июля 1938 года. Особой тройкой УНКВД  9 октября он был приговорен к расстрелу по статье 58-10 и 12 октября приговор был приведен в исполнение.

Но вернемся к делам тярлевской пожарной дружины. Будучи человеком небедным, Лялин не только возглавил дружину, но и сделал большие денежные вложения в ее развитие. Результат не заставил себя ждать: по постановке дела и богатству инвентаря дружина стала одной из лучших в Царскосельском уезде.

 20 мая 1912 года в Петербурге открылся Пожарный конгресс. По этому случаю состоялся парад пожарных дружин. От Царскосельского уезда участвовал оркестр Гатчинского пожарного общества под управлением А. В. Ланге. Среди прочих дружин участвовала и тярлевская в составе семи дружинников со знаменем. Участие тярлевских дружинников в параде было своеобразной наградой и признанием успехов в благородном и трудном деле местных пожарных, объединившихся на бескорыстной основе. Заботами Лялина у дружины появились лестницы, новые машины, бочки, линейка и возможно полный инвентарь. Развиваясь, дружина открыла 23 июня свое отделение в деревне Новые Веси, в планах было обзавестись новым каменным депо, позади которого планировали построить конюшню на шесть дежурных лошадей, предоставляемых местными крестьянами. Кроме конюшни ждала своей очереди к постройке трехэтажная учебная башня для еженедельных тактических занятий дружинников со штурмовыми лестницами, спасательными приборами и т. п. Старое депо решено было преобразовать в резервное с двумя машинами, двумя бочками и малой выездной линейкой с командой из 13 человек. Резерв должен был стать постоянной охраной деревни Тярлево и выезжать за пределы своего района лишь в крайних случаях.

Каждый год тярлевские дружинники отмечали свой праздник. Очередной праздник состоялся 22 июля 1912 года. К этому дню было приурочено освящение вновь выстроенного каменного депо. Но существовало одно препятствие, омрачавшее праздничное настроение. Дело в том, что перед новым депо существовал ларек, который мешал выезду машин. Благодаря попечителям тярлевских пожарных Н. А. Лялину и И. Г. Налимову, ларь накануне праздника, в 12 часов дня, был выкуплен у владельца за 400 рублей, и в самый день праздника ларька не осталось и в помине, а площадь перед депо была поднята чуть ли не на аршин.

Торжество началось с молебна в новом депо, службой сначала православного, а затем лютеранского духовенства. После молебна тярлевская дружина на своем обозе полным аллюром красиво промчалась перед гостями, а затем продефилировала в пешем строю. По окончании парада последовало дружеское, чисто семейное поздравление именинников, во время которого играл духовой оркестр Пулковской пожарной команды, несказанно порадовав своим прибытием виновников торжества. Празднование закончилось оживленными танцами, оставив у всех наилучшие впечатления.

В день своего годового праздника дружина удостоилась получить от августейшего почетного председателя Императорского российского пожарного общества великой княгини Марии Павловны телеграмму: «Почетному попечителю Тярлевской пожарной дружины Лялину. Прошу Вас передать мою искреннюю благодарность царскосельским пригородным пожарным дружинам, приславшим мне свои поздравления. Мария».

В ответ пожарные послали великой княгине телеграмму следующего содержания: «Царскосельские пригородные пожарные дружины в лице своих представителей, съехавшись на торжество 12-й годовщины и освящения нового депо пожарной дружины в деревне Тярлево, горячо помолившись о драгоценном здравии Государя императора и Вашего Императорского Высочества, приемлют смелость единодушно повергнуть перед Вашим Императорским Высочеством поздравления ко дню тезоименитства вашего, чувства глубокой преданности и благожеланий Вашему Императорскому Высочеству и всей Вашей семье. Почетный попечитель Тярлевской пожарной дружины Николай Лялин, председатель Пулковской пожарной дружины Михаил Соболевский. Председатель Кузьминской пожарной дружины Александр Ионов. Председатель Александровско-Редко-Кузьминской пожарной дружины Евгений Леммергир».

Посещение великой княгиней Марией Павловной и великим князем Андреем Владимировичем военно-санитарного поезда
Посещение великой княгиней Марией Павловной и великим князем Андреем Владимировичем военно-санитарного поезда

Если у Тярлевской пожарной дружины дела обстояли вполне благополучно и ее руководители делали хотя и незаметное, но очень полезное дело, то у жителей ближайшей деревни Глазово пожарная команда была в плачевном состоянии. У многих тогда возникал вопрос: «Отчего глазовская дружина не хочет соединиться со своими соседями-тярлевцами?» Но разум все-таки восторжествовал: прошло немного времени, и обе дружины объединились.

Приводимый ниже текст газетной хроники об одном из пожаров в Тярлеве — яркий пример того, как безответственность и легкомыслие одних покрывается героизмом и самоотверженностью других, как живое участие наталкивается на холодное равнодушие.

«В четверг 29 мая 1914 года в Тярлеве на Немецкой улице в доме № 13, принадлежавшем Н.А. Журавлевой, в час дня вспыхнул пожар. Сгорел дотла одноэтажный деревянный дом. Пожар возник в мезонине в квартире Н. Н. Никифорова, где прислуга его Дарья Цветкова, затопив в кухне плиту, отправилась в нижний этаж к соседям читать полученное ею письмо. Во время ее отсутствия из плиты выпало на пол обгоревшее полено, давшее начало пожару, по обнаружении которого была дана в набатный колокол тревога, а дружинники были оповещены сигнализацией из депо. Не прошло и пяти минут после тревоги, как тярлевская дружина работала на пожаре. Прежде всего, она стала отстаивать соседние здания, окружавшие объятый пламенем дом на двухсаженном расстоянии. Вскоре на помощь дружине прибыли ее глазовское, нововестинское и новодеревенское отделения, а также 1-я и 2-я пожарные команды Царского Села с командой Павловска. В тушении пожара принимали также участие Федоровская, Славянская, Кузьминская и Пулковская пожарные дружины. Благодаря этому пожар был быстро локализован и к четырем часам дня совершенно прекращен. Насколько энергично работала тярлевская дружина, видно из того, что пожар не распространился дальше и что один из ее дружинников М. Леппенен, несмотря на сильно обожженный глаз, оставался при исполнении своих обязанностей до конца пожара, после чего уже обратился за помощью к врачу. Возмутительным фактом на пожаре было поведение соседней домовладелицы Ю., которая категорически отказала дружинникам в пользовании водой из ее колодца, заперев его на ключ».

8 июня 1914 года в Тярлево в пожарном депо состоялось годовое собрание тярлевской пожарной дружины. 

Секретарь дружины В. О. Абрамович подробно охарактеризовал деятельность дружины в минувшем году и указал на все важные события: раздачу дружинникам высочайших наград (впервые за 13 лет), получение ею первого приза на состязании в Царском Селе, открытие отряда потешных, Глазовского и Нововестинского отделений, постройку глазовского депо и другие. Любопытной справкой доклада явился рост прихода дружины. За все время ее существования с 1900 по 1913 год включительно кассовый приход достиг 10862 руб. 42 коп., за первые 11 лет оборотный капитал дружины равнялся 4418 руб. 32 коп., а за последние три года (со времени вступления в дружину Н. А. Лялина) касса имела 5444 руб. 8 коп., то есть на 1025 руб. 76 коп. больше. За 1913 год было сделано 25 выездов по тревоге, на что только на подачу лошадей (не считая ремонта) израсходовано 406 руб. К 1914 году в дружине состояло 159 человек (пользуются правом голоса). С докладом был сделан имущественный отчет за 1913 год, который собранием единодушно утвержден. Далее следовало избрание на трехлетний срок почетных и должностных лиц.

По окончании выборов собрание установило один годовой праздник для всех отделений дружины на 6 августа, причем всем дружинникам вместо угощения решили  выдавать 1 рубль. Вслед за этим дружиннику Матвею Леппенену были присуждены именные серебряные часы за его работу на пожаре в деревне Тярлево 29 мая, а бывшему начальнику дружины И. П. Каппи было решено выдать в виде благодарности за труды вознаграждение от дружины в размере 50 рублей. Собрание закончилось в 8 часов вечера.

Председатель Императорского Российского пожарного общества великая княгиня Мария Павловна с группой участников пожарных учений в Дубовой роще Царского Села. 1910 г.
Председатель Императорского Российского пожарного общества великая княгиня Мария Павловна с группой участников пожарных учений в Дубовой роще Царского Села. 1910 г.

И еще одно происшествие было отражено в тогдашней периодической печати:

«В четверг, 12 июня, в 3 часа дня в деревне Глазово дружинниками 1-го отделения был замечен густой дым и пламя на крыше дачи инженера путей сообщения

С. А. Каймовского. Тотчас была дана тревога, но часть дружинников отделения, не дождавшись выезда своего обоза, захватив кое-какие инструменты, прибыв на пожар и установив там, что горит в трубе сажа, немедленно приступили к тушению. Огонь был быстро сбит, и находящаяся рядом с трубой деревянная баня незначительно обуглилась. Не будь дружинников, не было бы теперь дома г-на Каймовского, а Невское страховое общество выплатило бы солидную премию».

Огненную тярлевскую эпопею закончим рассказом об еще одном пожаре.

«В ночь с 10 на 11 августа 1912 года около 2 часов ночи огромное зарево осветило деревню Тярлево, в то время когда население ее спало беспробудным сном. Горела одноэтажная с мезонином дача госпожи Апыхтиной, расположенная на Большой дороге. Сбежавшиеся на пожар люди увидели на краю крыши мезонина женщину, стоявшую в одном нижнем белье и умолявшую спасти ее, так как все выходы были уже отрезаны. Один молодой человек г-н Яблонский тотчас же откуда-то достал лестницу и снял женщину. В это же время огонь уже охватил всю заднюю часть дома и начал переходить на фасад. Причиной пожара послужило неосторожное обращение с огнем. Начала пожара никто не заметил, и в доме очнулись тогда, когда огонь начал переходить на нижние жилые комнаты. Первая услышала треск и шум верхняя прислуга, проснувшаяся от запаха гари. Вступив на пол, она, будучи не в состоянии стоять на раскаленных досках, из щелей которых шел дым, стала кричать своим господам, а сама, как была, пыталась спуститься с лестницы, но, видя, что ее уже нет, кинулась к окну и оттуда, захватив собаку, стала спускаться по водосточной трубе. Бедное животное, испугавшись огня, кинулось снова в дом, где и сгорело. Все имущество и обстановка дома Чеховских сгорела дотла. Нижним обитателям удалось все же выкинуть кое-что. Дача была застрахована в царскосельском уездном земстве на 2054 рубля, убыток от пожара свыше 5-6 тысяч рублей. Через 15 минут после начала пожара прибыла тярлевская дружина с командиром г-ном Лялиным. В то же время подкатила 2-я софийская часть, принявшаяся за отстаивание соседнего, тоже загоревшегося дома, спасать другую дачу с противоположного конца взялись команды Павловска и дружины Нововестинская, Глазовская и Кузьминская. Решено было вызвать резервы и 1-ю царскосельскую городскую команду. Недостаток в воде сначала ощущался огромный, и лишь благодаря усиленной работе трех машин, бравших воду из расположенного невдалеке пруда, к 4 часам пламя стало утихать. Легкий ветерок разносил искры по всей деревне, так что крестьяне предпочли спасать свое имущество, предоставив качать воду дачникам. Окончательно пожар стих лишь на другой день. На месте пожарища дежурили попеременно местные дружинники. Дом сгорел до основания».

После недавнего пожара в Новой деревне крестьяне последней, видя существенную пользу, оказанную им Тярлевской дружиной, обратились к ее председателю с просьбой организовать и у них пожарную самопомощь.

Недавно в наш Тярлевский краеведческий музей поступила уникальная фотография. Фотография сделана, вероятно, 22 июля 1912 года, когда было освящено тярлевское депо. На снимке оно украшено растительными гирляндами и цветами, а на его фоне устроились позировать тярлевские дружинники. Эту фотографию нам подарила жительница Тярлева Вера Петровна Добычина. Рукою ее мужа, Станислава Добычина, на обороте фотографии написано: «В первом ряду сидит, скрестив руки перед собой, отец Анны Петровны (это мать Веры Петровны — О.Г.) Петр Адамович Пакконен. ... Анна Петровна говаривала так: ″В Тярлево все мужчины —  пожарные″».

Ну вот мы окунулись в будни и заботы тярлевских дружинников в начале прошлого столетия. Сейчас в Тярлеве нет пожарной дружины, и место у Гуммолосаровского ручья, где находилось депо — единственная в уезде учебная башня, заросло не только травой, но и деревьями. Но в нашей музейной экспозиции представлены фотографии этих мужественных людей из Тярлевской пожарной дружины, и мы помним их, ведь действия на пожаре сродни военной обстановке  — везде опасность.

Ольга ГОНЧАРОВА,

экскурсовод Тярлевского краеведческого музея

В статье использованы материалы из книг А. Н. Садикова

 

Write a comment

Comments: 0