7 вопросов к «колхозному» переезду СПбГУ за сотни миллиардов

Шумное обсуждение возможного переезда СПбГУ оставило за скобками многие более серьезные проблемы. «Фонтанка» задалась не самыми очевидными, но очень важными вопросами.

Зачем переезжать в новый кампус и оставлять себе старые здания? Почему в результате все равно переедут не все, и обойдется это минимум вдвое дороже, чем заявлено? Что маскирует переезд СПбГУ – плохие оценки или желание заработать на продаже недвижимости? Петиции с десятками тысяч подписей и публичные протесты даже собственной профессуры против планов переезда СПбГУ на земли племенного завода в Пушкине заставили руководство вуза объясняться перед общественностью через СМИ. Контраргументы могут похоронить идею.

Во-первых, вызывают сомнение обнародованные университетом базовые цифры планов по переезду. Представители университета честно признали: готового ТЗ к проекту нет. Проректор по экономическому развитию Михаил Кудилинский рассказал, что проектные работы предполагается завершить к 2021 году, еще пять лет потребуется на то, чтобы что-то построить. Ответить на вопрос, насколько примерной тогда является заявленная стоимость в 45 млрд, проректор не смог.

Пока известны только рабочие параметры: 150 га земли в Пушкине, 1 млн м2 недвижимости, 45 млрд рублей на реализацию. Общежитие на 25 тысяч человек, в которых будут селить и местных, и приезжих, конгресс-центр, спорткомплекс, технологический комплекс с опытными производствами. Все эти цифры уже звучали, подробности можно почитать тут.

Исходя из намерения построить около 1 млн м2 учебных корпусов, общежитий и сопутствующей инфраструктуры с оснащением, квадратный метр университетского кампуса должен обходиться в 45 тысяч рублей, и это в нынешних ценах, а не в 2025 года.

Николай Пашков, генеральный директор Knight Frank St Petersburg заявил «Фонтанке»: построить современное здание с таким бюджетом – нереально. Даже бизнес-центр класса С за эти деньги не возвести, не говоря уже о кампусе с оборудованием, подготовкой территории и так далее.

Ольга Шарыгина, вице-президент Becar Asset Management, считает, что с учетом стоимости земли, инженерных коммуникаций, ПИР, СМР, отделки, оснащения и меблировки озвученной суммы инвестиций в 45 млрд может хватить в лучшем случае на возведение 500 тыс м2.

Во-вторых, в вузе обосновывают необходимость переезда тем, что в старом фонде из 227 зданий, в том числе в Петродворцовом районе, Ленинградской области и Ораниенбауме, СПбГУ развиваться не может. Расстояние между отдельными площадками превышает 50 км, студенты тратят на дорогу часы, а многие из зданий – памятники архитектуры в плохом состоянии. Только на то, чтобы привести их в порядок согласно предписаниям контролирующих органов, нужно более 30 млрд рублей.

Это сопоставимо с заявленными 45 млрд рублей за новый кампус, но только в теории. Если брать оценку девелоперов, речь может идти уже о 90-100 млрд рублей, и вариант переезда сразу начинает смотреться не настолько убедительным.

Более того, в СПбГУ окончательно всех запутали, заявив, что оставят за собой и старые здания (со всеми их проблемами), где расположены сегодняшние факультеты и институты. В первую очередь, это василеостровский кампус с главным городком.

«Никто не предполагает продажу корпусов СПБГУ. Вопрос о том, кто, куда и когда переедет, будет решаться по мере потребности. Я не исключаю, что историки, филологи, востоковеды в ближайшие 10-15 лет вообще никуда не переедут. Останутся ли они в историческом центре или все-таки появится необходимость их присутствия в новом кампусе, и они поедут туда... Я не готова ответить на этот вопрос сейчас», – пошла против генеральной линии Елена Чернова.

Представители администрации СПБГУ говорили о желании не повторить ошибку Петергофа — проекте «нового кампуса» середины прошлого века, который так и не был завершен. На десятках гектаров появились новостройки, коттеджи и заправки, и разместился кластер общежитий, обрекающий его обитателей на муки с дорогой до центра и обратно. Решать вопрос с неприятным напоминанием о прошлом предложено кардинально – сносом.

«Мы получаем вопросы, почему вы не развиваете кампус в Петродворце. Но там территории нет, негде строить технологическую долину и все остальное», — сказала Чернова. По ее мнению, снести петергофские постройки проще, чем привести к современным нормам. Именно поэтому вуз хочет отказаться от зданий там, оставив их судьбу на усмотрение собственника — Российской Федерации.

Но раз часть студентов и преподаватели останется в старых зданиях в центре, а другая переедет из Петергофа в Пушкин, то проблема разобщенности, по сути, зеркально повторится.

В-третьих, в вузе и Смольном признают, что существует проблема с транспортной доступностью территории будущего кампуса. Бывшие земли племенного завода по разведению крупного рогатого скота действительно совсем не то же самое, что Петродворец. Там все еще хуже, ведь никаких дорог пока нет и в помине. Чтобы соединить новый кампус с городом, предстоит построить путепровод на пересечении скоростной дороги Москва — Петербург с Ям-Ижорским шоссе, Тярлевский путепровод и продолжение Промышленной улицы от Колпинского шоссе. Первоначальные затраты на развитие транспортной инфраструктуры составят 11,5 млрд руб и даже эта сумма кажется заниженной. Появление трамвая Купчино — Шушары — Славянка оценили в 25,9 млрд рублей.

В-четвертых, вероятно, чтобы погасить недовольство внутри самого вуза (не всех прельщает перспектива ежедневных поездок в Пушкин), в проект хотят включить служебное жилье без права приватизации. Семейным обещают льготные ставки от банков для покупки квартир в новостройках по соседству. В официальной презентации проекта об этом, правда, не сказано ни слова.

Но создание такого объема жилья также внесет корректировку в финальный прайс. В итоге, он легко сможет преодолеть отметку в 150 млрд. Это как предварительная стоимость Крымского моста, названная в 2014 году. Через пять лет она превратилась в 227 млрд.

В-пятых, федеральное финансирование проекта ожидается лишь в размере 19 млрд рублей. Остальное, как сообщили в СПбГУ, предоставят частные инвесторы. Имена филантропов, готовых вложиться в проект в чистом поле, без понятных перспектив, не разглашаются. А крупные девелоперы и вовсе не верят в их существование.

«Я не очень понимаю, откуда может появиться такой инвестор, и на чем он будет зарабатывать. Представляется крайне маловероятным, что университет будет брать эти помещения (построенные частниками) в аренду по ставке бизнес-центров класса А и В», – заявил Николай Пашков.

«В мире привлечение частных инвесторов к подобным проектам встречается регулярно, в России пока такие случаи единичны. Могут проявить интерес крупные профильные корпорации. Самое главное – это баланс образовательных и коммерческих интересов. Финансовая модель только кампуса не будет интересна для инвесторов. В проект важно включить коммерческие, окупаемые функции (жилье, БЦ, ТЦ, рыночно привлекательные спорткомплексы), чтобы обеспечить операционный доход хотя бы по нижней границе окупаемости для инвесторов», – считает Шарыгина.

По сути надо будет строить не кампус, а торгово-развлекательный квартал под вывеской федерального проекта.

В СПбГУ в ответ заверили, что у них и правда есть инвестор для первого здания кампуса – частной суперклиники, одной из крупнейших на Северо-Западе, куда смогут приходить лечиться не только студенты, но и жители Пушкина, Павловска, Колпино и Шушар. Но назвать имя благодетеля руководство университета все же отказалось.

В-шестых, проректор Чернова, отвечая на вопрос про протесты внутри коллектива, заявила, что обсуждение проекта идет с сотрудниками с 2013 года. Все, кто хотел, мол, приняли участие в его подготовке. Однако сами сотрудники говорят, что получили письма с новостью про Пушкин лишь 1 октября.

Студенты, преподаватели и сотрудники СПбГУ, выпускники и просто сочувствующие опубликовали открытое письмо с возражениями, его подписали более 1300 человек. А петицию против переезда СПбГУ в Пушкин еще больше 57 тысяч.

Недоволен переездом оказался даже дворник Николай Богинич, возможно, один из главных оппонентов ректора Кропачева. Он сам пришел в редакцию «Фонтанки», чтобы лично выразить протест.

«Я против переезда студентов в это картофельное поле, они там как в тюрьму попадут. Студенты должны жить в городе, – заявил Богинич «Фонтанке». – Они должны набираться в Петербурге культуры, духовности, ходить в музеи, театры, прогуливаться вдоль набережной Невы, конспекты писать в библиотеках. А если они переедут в Пушкин, то забитые будут, никакие – деревянные, короче. Я лично против».

В-седьмых, не очевидна в этой ситуации и выгода города, который поддерживает руководство СПбГУ в его начинании. В центре города десятки тысяч студентов СПбГУ являются аудиторией магазинов, общепита, им и сотрудникам вуза сдают квартиры петербуржцы.

«В центре надо половину зданий, которые принадлежат городу, отдать университету. Придут студенты, откроют счета в банках, будут арендовать квартиры, будут жить в городе, – заявил «Фонтанке» Андрей Лушников, председатель совета директоров группы компаний «БестЪ». – Посмотрите, как это сделано в Лондоне или даже немецких городах, все это пройдено, надо только использовать с умом».

Илья Казаков,

«Фонтанка.ру»

Write a comment

Comments: 0