Миниатюры вернулись домой

Музей-заповедник «Царское Село» приобрел пять миниатюр конца XIX века. Портреты принадлежали Марии Федоровне, супруге Александра III. Ранее портреты украшали броши и подвеску императрицы.

Частички России

Миниатюрные портреты зернышками лежат на темно-синей бархатной обивке витрины. На них направлен яркий свет лампы, вокруг ходят журналисты с камерами. Увеличенные фотографии миниатюр стоят на мольбертах, рядом с ними ведут диалог с прессой счастливая директор ГМЗ «Царское Село» Ольга Владиславовна Таратынова и исполнительный директор благотворительного фонда «Транссоюз» Андрей Владимирович Гуц — человек, благодаря которому осуществилась передача миниатюр в музей.

Пресс-показ миниатюр, являвшихся частью ювелирных украшений императрицы Марии Федоровны, прошел в интерьерах Вечернего зала Екатерининского парка. О приобретенной коллекции журналистам рассказывали с восторгом и трепетом — пять маленьких частичек России и императорской семьи вернулись на родину.

«Свидетели трагических событий»

«Они свидетели трагических событий», — судьбу украшений Ольга Владиславовна начала издалека.

Все ювелирные подарки Мария Федоровна хранила в ларчике, с ним она никогда не расставалась. Когда императрица узнала об отречении от престола своего сына — Николая II, то вместе с младшей дочерью Ольгой и великим князем Александром Михайловичем, мужем ее старшей дочери Ксении, перебралась в Крым.

В Ай-Тодоре к ним во дворец часто приходили с обысками — нужен был компромат. Украшения из шкатулки императрица с дочерью перекладывала в железные банки, прятала в расселины скал. «Она всегда себя отождествляла с Россией, позиционировала как глубоко русскую, ее интересы совпадали с интересами государства», — говорит Ольга Владиславовна.

Из Крыма британский линкор «Мальборо» увез императорскую семью в Великобританию, после они переехали в Данию. Несмотря на сильную материальную нужду, Мария Федоровна из своего ларчика ничего не продавала — подарки были при ней всю эмиграцию.

 

После смерти императрицы шкатулка досталась дочери, великой княгине Ксении Александровне. Были нужны какие-то деньги, и она решила продать украшения английской фирме R.G. Hennel&Sons. По описи 29 мая 1929 года миниатюрам присвоили номера 37–39.

Не только искусство

При описи и продаже ювелиры забрали дорогие обрамления, но вернули живописные миниатюры. После описи конверты с ними были подписаны рукой Ксении Александровны: «Папа», «Ники», «Ники и Аликс».

Портреты написал Александр Вегнер, его кистью были изображены самые близкие Марии Федоровне люди: ее супруг, император Александр III, сын Николай II в детстве, юношестве и зрелости, а также его жена, императрица Александра Федоровна.  

«Его труд затмевался камнями — теми самыми, которыми его работы были окружены в виде рамки. Может быть, не очень благодарно, но тем не менее — это позволило сохранить миниатюры», — рассказывает Лариса Валентиновна Бардовская, хранитель фонда живописи ГМЗ «Царское Село».

Вегнер писал портреты на слоновой кости, помимо нее использовал еще два материала: листик тонкой серебряной фольги и кусочек картона. Рамка сдерживала слои вместе, но так как долгое время хранили без нее, то сейчас, во избежание расслоения материалов, их снова должны скрепить. Миниатюры после презентации убрали на хранение, но планируют выставлять в экспозиции Александровского дворца.

Андрей Владимирович Гуц, исполнительный директор благотворительного фонда «Транссоюз», с финансовой помощью которого были возвращены миниатюры, по поводу возвращение портретов сказал так:

«Я к этому отношусь не только как к произведению искусства, но и как к истории России».

Серафима МИХАЙЛОВА

 

 

Write a comment

Comments: 0