Незабываемый декан. К 80­летию со дня рождения Анатолия Валериановича Цупака

К разным деканам Санкт-Петербургского государственного аграрного университета (СПбГАУ) студенты относились по-разному, но Анатолия Валериановича Цупака, декана факультета электрификации сельского хозяйства, обожали почти все студенты, и не только они, но и многие преподаватели и сотрудники университета.  Об этом свидетельствовало прощание с ним, которое проходило 19 августа 1998 года в вестибюле главного здания университета. По числу собравшихся было ясно, что прощаются с любимым и уважаемым человеком, кумиром всего университета. Все хлопоты по траурной процедуре взяло на себя Северо-Западное отделение института «Сельэнергопроект».

Есть такое утверждение, что время лечит. Мне думается, что оно не лечит, а только притупляет боль от горечи утраты. 21 год прошёл с момента трагической гибели на яхте в Средиземном море моего однокурсника, близкого мне по духу человека — Анатолия Валериановича Цупака, а память всё время возвращает меня в то время, когда он был жив и мы были молоды.

Толя родился 5 октября 1939 года в Ленинграде в семье Валериана Федоровича Цупака, бывшего в своё время заместителем ректора Ленинградского сельскохозяйственного института (предшественника СПбГАУ) по учебной работе и впоследствии деканом агрономического факультета ЛСХИ. Толина мать, Надежда Васильевна Цупак, работала ассистентом кафедры селекции и семеноводства того же института, поэтому было понятно, что творческая обстановка в семье сформировала характер и выбор сына. Так как с детства Толя был склонен к физике и математике, то в 1957 году он поступил на учебу на инженерный факультет ЛСХИ. В этом же году и я поступил на инженерный факультет ЛСХИ и познакомился здесь с Толей Цупаком.

Первые два года инженерный факультет ЛСХИ размещался в Ленинграде на улице Халтурина, 5 (теперешняя Миллионная улица). По красоте месторасположение факультета было удивительным. Если здание факультета представить в виде каре, то оно окружено Марсовым полем, площадью Суворова, Дворцовой набережной и Мраморным дворцом, а напротив через Неву находится Петропавловская крепость. Полуденный выстрел пушки Петропавловки мы слушали каждый день во время лекций. Кстати, на Марсовом поле располагалось и здание Ленэнерго, впоследствии оказавшееся родным для многих выпускников нашего факультета. Так как мы с Толей жили в Ленинграде, то я часто бывал у него дома на Гатчинской улице на Петроградской стороне. Сам я тогда жил на 14-й линии Васильевского острова. Хотя по социальному положению и воспитанию мы были разными, но мы быстро сошлись благодаря притягательному характеру Толи, чувству юмора, присущему нам обоим, и не расставались до окончания института. Так, после первого курса мы вместе с нашей группой были на целине и работали на одном комбайне — он комбайнёром, а я его помощником. Вместе с Толей мы проходили и сельскохозяйственную практику после второго курса в учебном хозяйстве ЛСХИ в деревне Мыкколово. Там мы освоили «профессию» конюха — запрягали в телегу лошадей, ездили на молочную ферму за молоком. После третьего курса проходили производственную практику на заводе «Электросила». Во время практики мне исполнилось 20 лет, и сокурсники, думаю, с подачи Толи, подарили мне на День рождения часы «Победа», которые прослужили у меня более 20 лет. В то время часы считались роскошью, и у меня их не было, поэтому это был королевский подарок. После четвертого курса была эксплуатационная практика на сельской ГЭС в Рождествено (в Гатчинском районе Ленинградский области).
В те времена на реке Оредеж функционировали четыре малых гидроэлектростанции мощностью по 250 кВА каждая, построенные в 1950-е годы для электрификации ближайших населенных пунктов.

Студент Анатолий Цупак. 1961 г.
Студент Анатолий Цупак. 1961 г.

 В студенческие годы Толя был застрельщиком походов на природу с рюкзаками и наша молодёжная компания (5 мальчиков и 6 девочек) частенько путешествовала по просторам Ленинградской области и Карелии. Особенно мы любили путешествия, связанные с реками и озёрами. Это пристрастие впоследствии вылилось в любовь к парусному спорту, о чём свидетельствовали его коллеги по университету.

Толя учился в институте легко и, я бы сказал, непринужденно и закончил институт в 1962 году с красным дипломом. Тяга к науке у Анатолия появилась уже на третьем курсе института в студенческом научном обществе, в котором мы вместе на кафедре применения электрической энергии под руководством доцента А. Л. Виноградова получали первые знания по методике научной работы.

В дальнейшем наши судьбы сложились по-разному. После окончания института я уехал на работу по распределению в Новосибирскую область, а Толя решил посвятить свою жизнь вузовской науке и после окончания института поступил в аспирантуру на кафедру применения электроэнергии. Два года он вместе с женой Валей, однокурсницей, проработал в Карелии в системе «Карелсельэнерго».

И в 1964 году они вернулись в Пушкин: Толя — в аспирантуру ЛСХИ, а Валя — в институт «Сельэнергопроект» проектировщиком сельских линий электропередач.

Зная характер Толи, смею утверждать, что на Валю он обратил внимание в 1958 году, когда мы учились ещё на улице Халтурина. Помню, как 2 января 1959 года он подарил Вале на день рождения плюшевого медвежонка. В дальнейшем на всех студенческих компаниях они всегда были вместе и после окончания института поженились.

После окончания аспирантуры и защиты кандидатской диссертации Анатолий Валерианович до 1986 года работал ассистентом и доцентом кафедры применения электрической энергии в сельском хозяйстве, читал лекции и вёл практические занятия по электроприводу. В июле 1986 года был избран заведующим кафедрой электрических машин и электропривода. Помимо преподавательской деятельности Анатолий Валерианович стал активно включаться в работу деканата факультета.

С 1987 по 1990 год он был заместителем декана по отделению электрификации сельского хозяйства инженерного факультета. Это было тяжелое время. Перестройка, начатая в стране, коснулась всех сфер деятельности, в том числе и чисто организаторских. Менялось отношение руководства страны к сельскому хозяйству, как некоей черной дыре, и это отражалось на настроениях молодых людей. Появилось недоверие к учебе (мы всё купим, и заграница нам поможет), снизился приём студентов, изменялись специализации подготовки кадров электриков.
В этот сложный период  А. В. Цупак через выпускников факультета прилагал титанические усилия по привлечению молодежи на учебу, модернизации материальной базы факультета, твёрдо отстаивал свою позицию в ректорате и на советах деканов факультетов по возрождению факультета электрификации, не боялся напрямую высказываться о недостатках и проблемах университета. Поэтому в 1994 году его, как наиболее справедливого человека, на конференции сотрудников и студентов энергетического факультета университета избрали деканом факультета.

На встрече выпускников по случаю 75-летия факультета электрификации СПбГАУ. 1997 г.
На встрече выпускников по случаю 75-летия факультета электрификации СПбГАУ. 1997 г.

Последнее, что удалось сделать Толе при жизни — это организовать и провести в ноябре 1997 года встречу выпускников факультета электрификации, посвященную 75-летию образования факультета и выпустить книгу «Факультет электрификации сельского хозяйства — 75 лет. История факультета (1922–1997)». На юбилей факультета съехались выпускники факультета 1950-х, 60-х, 70-х и 80-х годов.

В заключение хочу привести выдержку из некролога, опубликованного в «Царскосельской газете» 20 августа 1998 года: «Хорошо знавшие А. В. Цупака коллеги восхищались его глубоким знанием российской истории и её храмовой ветви. Близких людей он собирал вокруг себя ещё в молодые годы благодаря почти профессиональному увлечению парусным спортом и водными походами… Судьбе было угодно прервать жизненный путь А. В. Цупака под парусом яхты в Средиземном море… Прервать в том состоянии окружающей нас жизни, которое получило название Перестройки, которую он ждал и на которую работал с полной физической и творческой отдачей». В этом коротком некрологе отражены основные черты Анатолия Валериановича, которыми он заслужил уважение не только близких и родных ему людей, но всех тех, которые знали и соприкасались с А. В. Цупаком. Достаточно взглянуть на портрет А. В. Цупака, который висит на стене перед деканатом, с прищуром глаз и чуть заметной улыбкой на устах и становится понятно, что перед тобой добрый, чуткий и отзывчивый человек, человек с врождённым чувством юмора. Вот таким он мне и запомнился — жизнеутверждающим и не унывающим товарищем. В июле 1998 года, на 60-летнем юбилее нашего сокурсника Л. Г. Хоцко, Толя предложил встречаться как можно чаще, не дожидаясь юбилейных дат. «Вот схожу на яхте по Средиземному морю», — говорил он, — и встретимся у меня в октябре».

Сегодня осталось мало людей, которые близко соприкасались с Анатолием Валериановичем. Вот некоторые свидетельства его современников.

Вспоминает Валерий Николаевич Карпов, доктор технических наук, профессор, преемник А. В. Цупака на посту декана факультета:

«С Толей мы знакомы и работали вместе на кафедре применения электрической энергии с 1965 по 1986 год. Были аспирантами, ассистентами, доцентами кафедры. Поражала его работоспособность, умение создать творческую обстановку и вместе с тем юмором разрядить возникавшую иногда напряженность в коллективе. Отличительной способностью Анатолия Валериановича являлся высокий профессионализм не только в основной сфере деятельности, но и в увлечении парусным спортом. Читал Толя курс электропривода и очень скрупулёзно подходил к материалу лекций. Он освоил терминологию и технологию парусных лодок, и мы на кафедре после окончания занятий под его руководством кроили и шили паруса, собирали катамаран, а затем испытывали его на Большом пруду Екатерининского парка. По характеру он был общителен, но закрытым в свой внутренний мир, непримирим к недостаткам и мог публично и нелицеприятно высказаться в адрес собеседника независимо от занимаемого им положения, что вызывало неудовольствие, если это касалось руководителей университета».

Семья Анатолия Валерьяновича Цупака
Семья Анатолия Валерьяновича Цупака

Олег Мурашов, муж сестры Анатолия, Веры:

«Анатолий Валерианович всегда был и остается для меня учителем, гуру и как преподаватель института, и как старший брат. Я учился в университете и посещал лекции Анатолия Валериановича, которые записывал слово в слово, как «Отче наш». Все студенты, независимо от пола, боготворили его, хотя он был строг и не позволял себе никаких вольностей, даже мне, его свояку, не было никаких поблажек. Его чувство юмора, умение тонко подметить суть происходящего всегда удивляли и восхищали меня. Поражали меня также по своим качеству и ракурсу фотоснимки древних церквей, которые Анатолий Валерианович привозил с собой из походов по озерам и рекам Ленинградской области, Карелии и Архангельской области».

Владимир Королёв, коллега Цупака, доцент кафедры теоретической и общей электротехники, напарник Анатолия по парусному спорту:

На Ладоге под парусом с другом был лучший отдых для Анатолия Цупака
На Ладоге под парусом с другом был лучший отдых для Анатолия Цупака

«С Толей мы редко пересекались на факультете, так как работали на различных кафедрах. Но зато вместе строили катамараны и ходили на них под парусами по Ладожском и Онежском озерах. При походе на Соловецкие острова попали в жесточайший шторм, чудом не перевернулись, но Толя не потерял самообладание, и нам удалось справиться с ситуацией. По характеру Толя спокойный и смешливый человек, его очень трудно вывести из равновесия. Можно сказать, что с Толей я всегда был, как за каменной стеной».

Михаил Демченко, сотрудник кафедры электрических машин и электропривода, проработавший в университете с 1972 по 1992 год: «Я заочно учился и работал в институте. Анатолий Валерианович был заместителем декана и принимал у заочников экзамены. Всегда доброжелательный и вежливый, обаятельный человек».

На мой взгляд, есть что-то трагическое в смерти Анатолия Валериановича Цупака. 19 августа 1998 года я прощался не только с настоящим другом, но и с некоторыми радужными надеждами на лучшую жизнь в стране — ведь в этот день экономику страны обрушил дефолт. Глядя на портрет Анатолия Валериановича перед деканатом факультета, я вспоминаю последние строки стихотворения Пушкина «Что в имени моём?..»

Но в день печали, в тишине,

Произнеси его тоскуя;

Скажи: есть память обо мне,

Есть в мире сердце, где живу я.

Я уверен, что не только в моём сердце сохранилась светлая память об Анатолии Валериановиче Цупаке. Это вдохновило меня написать такие строки:

Твой портрет в институте висит,

Взор в нём светел, но голос молчит,

Сердце бьётся и глухо стучит

Память в нём о тебе скорбит!

Грустно, Толя, теперь без тебя,

Без улыбки твоей и огня!

 

 

            Владимир СКУРАТОВ, однокурсник А. В. Цупака

Write a comment

Comments: 0