Любить живопись

Любить живопись

Владислав Викторович Лавров не получил художественного образования, не является профессиональным художником. После окончания Ленинградского института культуры работал в Пушкине библиографом, юристом, социальным работником, инженером по автоматизации, тележурналистом.
Но уже много лет он заведующий научно-просветительским сектором в музее «Царскосельская коллекция» и сам занимается живописью.
А недавно стал обучать основам этого искусства пенсионеров города Пушкина.

Сегодня Владислав Викторович рассказывает, как он пришел к постижению искусства.

Как начал заниматься живописью

В школе, конечно, были уроки рисования, но ничего из них не вынес, даже интереса к изобразительному искусству, хотя, как всякий ребенок, имел тягу к довольно бессистемному изображению окружающего и своего фантазийного мира. Помню, однажды лежа в больнице, даже менял вкусные консервированные фрукты на листы чистой бумаги, на которой сразу возникал воображаемый танковый бой.

В начале восьмидесятых мы с родителями жили в большом старом доме, где было множество закутков и чуланов, которые годами не посещались людьми. Там нашел несколько старых тюбиков масляной краски. И взяв клеевую кисточку пошел на этюды. Пытался передать реалистично березки и траву… Работы затем показал знакомому художнику Анатолию Кудрявцеву, который был для меня наивысшим авторитетом. Замечательный и доброжелательный человек, он закончил факультет искусствоведения Института им. Репина. Анатолий сразу развеял мои сомнения по поводу технических средств, которыми оснащен художник: «Хоть окурком рисуй, лишь бы было интересно». Вторя ему, я и сегодня отговариваю своих студийцев от приобретения дорогостоящих и разнообразных предметов для создания живописных работ. Также меня удивляло, что Анатолий работал в смешанной технике на бумаге многочисленными цветными штрихами, в результате чего его образы смотрелись как живые. Теперь-то я понимаю, что техника порождается каждым художником, исходя из всего строя его личности, из опыта и даже особенностей его образования.

Почему я занимаюсь живописью

Проходили годы, я осваивал новые профессии и оставлял старые, но почти все последующие годы выбирал время для рисования. В эти редкие минуты я был счастлив, мятежные мысли и чувства уносились прочь. Сначала подражал тем классическим образцам, которые видел в Эрмитаже и Русском музее. Восхищение вызывали работы Коровина, Серова и Ван Дейка. Старательно пытался передавать фактуру вещей и тканей, пропорции людей на портретах. Завораживали светом импрессионисты, но было абсолютно не понятно, как они это делали, как цветные пятна создавали эффект солнечного света. Постепенно из огромного количества вопросов сформировался один: Что такое живопись? А затем нашелся и ответ: Живопись — пластический язык, на котором выражают те смыслы, которые не сформулировать на обычном языке. Помню, как я осваивал искусственный язык программирования РL, понимая, что язык этот для общения с ЭВМ основан на машинной логике. Никакой человеческий язык не соответствовал поставленным перед языками программирования задачам.

Так и живопись — язык для невербального общения людей. В нем присутствует образность и цветность, возможность изъясняться одинаково понятно для всех народов, рассматривать чужой внутренний мир без обычной временной динамики, заглядывая в каждый закуток чужого мира.

Но есть ещё что-то в живописи, чего так просто и не сформулировать. Сделать осязаемыми для других свои грёзы, еще не оформившиеся как система понятия, концепции (для чего необходим естественный язык, и лучше — немецкий).

Мы все так устроены, что нуждаемся в постоянном получении удовольствий. Огромное удовольствие — создавать свой мир, хотя бы на холсте. Но в этом процессе есть трудности и неудачи, так необходимые каждому для развития. Настоящие проблемы начинающих художников состоят вовсе не в том, что они плохо изображают мир за окном, «непохоже», а в том, чтобы, ставя перед собой задачу, находить для этого соответствующее решение. Способы, техники таких решений художник накапливает всю жизнь, но любитель может обходиться и минимальным набором приемов, лишь бы они помогали реализовывать поставленные задачи.

Как я смотрю на свои картины

Это такой процесс автореферации или самопознания, который так необходим каждому из нас. Кто-то пишет дневник, исповедуется перед друзьями, но этот процесс с использованием слов, текста. Через изобразительное искусство познаются иные смыслы, по- моему, более глубокие. Поэтому на вопрос: «Можно ли заниматься живописью только для себя?» я отвечаю — можно.

Для чего надо рассматривать свои картины? Чтобы учиться. Поставил задачу — посмотри, насколько её решил.  

Три примера. «Церковь в Марифред (Швеция)».

Иногда путешествуя по Европе, стараюсь высмотреть что-нибудь интересное в пейзажах. В одной из поездок увидел церковь в шведской провинции, которая, казалось, вращается вокруг своей вертикальной оси. Вращение передавалось через раскрывающиеся лопасти крыльца и пристройки к церкви.

Ещё одна картина, «Весна в парке».

 Для каждой создаваемой работы важно сформулировать задачу. Тогда царскосельский парк предстал передо мной пронизываемый ветром и в нежных тонах. Нижняя ванна классична в своей архитектуре (складывается как простая конструкция из кубов и цилиндров) и по цвету хорошо гармонирует с цветом пробуждающейся от зимы природы. Мне хотелось передать атмосферу парка и человечка в ней, который почти я и почти развивается на ветру, как ветви деревьев.

И последняя работа — «Море».

Работа во многом декоративна, то есть решает задачу украшения определенного пространства. «Море» планировалось как часть триптиха о жизни на земле (под водой, на земле, в воздухе). При этом покой морской стихии противопоставлялся людской суете на поверхности земли.

Есть ли любимый музей

Русский музей привлекал меня, когда начал рисовать. Первое что пытался освоить, знакомясь с музеем, были иконы. Выстраиваясь по иным принципам, чем реалистическая живопись, они поражали мощью своего воздействия на современного человека. Сильнейшее впечатление в юности на меня оказали фрески Феофана в церкви Спаса на Ильине в Великом Новгороде. Стиль фресок поражает выразительностью и экспрессией. Почти монохромная живопись при непроработанности деталей фигур, тем не менее, оказывает огромное воздействие на чувства смотрящего. Забегая немного вперед, скажу, что для некоторых своих учеников первые шаги в рисовании рекомендую делать вместе с иконой, изучая её и осмысленно копируя. Таким  образом, начинающий художник не попадает в плен к иллюзорной картинке, а движется к пониманию конструкции художественного произведения.

Вообще, художественные музеи призваны восполнять наши пробелы в художественном образовании во всей своей совокупности. Ходить нужно во все музеи, которые только попадаются нам на пути, даже иногда, как кажется, самые нелепые. Ибо и в них могут находиться произведения искренние, талантливые, смелые, которые смогут задеть струны именно вашей души, и чего не сделали картины со стен маститых храмов искусства.

Как изменился взгляд на окружающий мир с тех пор, как начал рисовать

Мир наполнился иными смыслами, которые, как кажется, были открыты в детстве. Всё окружающее нас связалось в непрерывный и неделимый поток вещества, и сам я, как часть этого потока участвую в этом пластическом танце. Оказалось, что разговоры и тексты людей несут не такой уж большой смысл. Открылся свет, как главное архитектурное средство этого мира. И всё, из чего он состоит.

 

Преподавание живописи

Опыт преподавания изобразительного искусства появился сам собой с приходом моим в музей «Царскосельская коллекция», в учебной мастерской которого постоянно происходили занятия для любителей живописи. Вёл занятия директор музея Александр Некрасов, основным методом которого было раскрытие композиционных идей, скрытых в созданных картинах мастеров, в закладывании собственных идей в этюды и картины. Имея большой опят студийного преподавания, он притягивал молодежь своим неравнодушным отношением к их творчеству, поддерживая поиски новых ходов. При этом неустанное внимание обращалось на овладение формой, понимание этапов в развитии современного искусства (от импрессионистов до Малевича).
В дальнейшем, при формировании музейного образовательного курса «Живопись. 20-й век» мы двинулись дальше, осваивая материал, созданный учениками и сподвижниками Малевича по Институту художественной культуры в 1920-е – 30-е годы, а также современными художниками Европы и Америки.

Также он вел занятия с ментальными инвалидами, которые, не обладая подчас элементарными бытовыми и социальными навыками, тем не менее делали интересные художественные работы, опираясь на свои оригинальные ощущения цвета и плоскости картины. Работы каждого из 10–15 занимающихся были по-настоящему самобытны, отражали внутренний мир «странного» художника, до которого иными средствами было не дотянуться. Они «рассказывали» о том, как устроен их мир, как они смотрят на нас и на всю нашу культуру. Так я понял, какое богатство таит в себе живописно-пластический язык живописи.

Благодаря сложению усилий музея и Центра социального обслуживания населения Пушкинского района (директор Болховской В.Б.) появилась изостудия для пенсионеров. Появились и первые студийцы. И хоть с того времени прошло более восьми лет, искренне благодарен тем из них, кто уже по состоянию здоровья не может посещать нас. Это замечательные Тамара Любанова и Альбина Атаниязова, которым удалось в своих работах выйти за пределы подражательности, создавать свои самобытные произведения. Кстати, очередная выставка работ наших студийцев состоится в музее в начале октября.

 Теперь на запрос: «Научите меня рисовать» я отвечаю вопросом «А что вы под этим понимаете?», имея в виду, что процесс рисования (создания) картины сложный процесс, включающий в себя на самом первом этапе вынашивание творческого замысла работы, перевод его с языка словесного на язык пластический. А даже для осуществления этой операции необходимо быть творческой личностью, человеком, мыслящим абстрактными образами и идеями. Ведь не считать же перерисовывание картинок творчеством! Хотя для многих такое немудреное рисование даже необходимо, как средство преодоления стресса или спасение от скуки и одиночества.
И для них тоже имеет значение, как приблизиться к красоте, которая им знакома с картин великих художников. И ещё я говорю начинающим художникам об искреннем проживании того, о чем он «говорит» на холсте. Эта искренность и непосредственность выражения иногда окупает все недостатки в понимании проблем искусства и отсутствие навыков рисования.

Несколько советов начинающим. Чему необходимо учиться
в первую очередь

Прежде всего, мои советы адресованы тем взрослым людям, которые не смогут получить специального образования, но хотят заниматься живописью, хотят развиваться в своем творчестве.

Художник не копирует окружающий мир, а воссоздает его. Нельзя перенести сосну (как бы совершенна она ни была) к себе на холст. Но можно сформулировать собственные представления (ощущения) о мире и красоте, о той же сосне.

Гораздо интереснее не срисовывать что-либо, а конструировать картину, как конструируют свой дом. Стараться при этом создавать мир, в котором комфортно находиться самому художнику.

При создании своего мира (на холсте или бумаге) хорошо бы понимать, как устроена та или иная вещь. Например, что дерево не просто растет снизу вверх, а еще и конкурирует с другими деревьями за солнечный свет, и рисунок дерева должен передавать эту устремленность (не всегда прямолинейную) тоже.

Начинающий художник всегда стремится к созданию красоты, чаще всего понимая под этим приукрашенную «фотографию». Не стоит увлекаться эстетической стороной, внешними эффектами — понимать и отражать существо явлений. В этом больше и красоты, и правды. Не нужно бояться примитивизации создаваемых образов. Уже прошло более ста лет с тех пор, как художник М. Ларионов ввел данный прием в «большое» искусство, и многие профессиональные художники с успехом примитивизируют в своих работах образы людей, животных и других предметов с целью наилучшего выявления существа этих объектов.

Часто спрашивают: с чего начать рисование? Любителю лучше начать рисование с создания простых и близких для себя образов — своя чашка, тапки и прочее, наделить их характером, чтобы эмоционально поддержать процесс создания своего мира. К тому же, природа этих вещей вам понятнее, чем что-то далекое или слишком сложное.

Крайне интересно не просто копировать работы старых мастеров, а понимая решаемые ими задачи, двигаться за ними в создании работ.

Write a comment

Comments: 0