Неизвестные солдаты

У мемориала «Скорбящая» в Павловске
У мемориала «Скорбящая» в Павловске

Суворову принадлежит такая фраза: «Война не окончена, пока не похоронен последний солдат». Наверное, поэтому не стихает активность поисковых отрядов.  Но немногие знают, что порой «неизвестным солдатом» может оказаться даже тот, чье имя мы видим
на могильной плите.

Весной 2017 года краеведческое объединение «Славянка» Дома детского творчества «Павловский» проводило квест-игру по городу Павловску. При составлении заданий один из наших организаторов заметил, что на плите мемориала «Скорбящая» в дате смерти бойца Юрия Андреевича Лизунова был указан мирный 1946 год. Когда же был похоронен этот боец? И почему у остальных захороненных в этой братской могиле указаны годы смерти: 1942 и 1943 — это годы оккупации города Слуцка (Павловска)?

Мы начали искать ответы на эти вопросы и узнали, что в официальных документах по захоронению допущено много ошибок.

На первом этапе поисков мы обратились в музей истории города Павловска. Сотрудник музея Сергей Викторович Выжевский рассказал нам об истории братского захоронения у 2-й слуцкой железнодорожной школы. По легенде, могила была создана на том месте, где фашисты похоронили заживо шесть человек из разведгруппы. Пережившие оккупацию горожане помнят о сооруженном на этом месте деревянном коробе с угрожающей надписью на русском и немецком языках «За что вы боролись». Рядом хоронили бойцов, мирных граждан, узников концлагеря, расположенного в стенах этой школы. После вскрытия могил в мае 1944 года удалось установить часть имен и фамилий погибших. В 1960-е годы здесь предавали земле останки солдат, найденные в местах сражений на окраинах Павловска. 

Рассказ об оккупации Слуцка (Павловска)
Рассказ об оккупации Слуцка (Павловска)

В 1968 году в Пушкинском райвоенкоме был составлен официальный список захороненных бойцов. С тех пор в этот список никто не вносил правок или дополнений.

По документу размер могилы составляет 10 квадратных метров. Всего там было захоронено 165 человек: 159 — с частичной информацией о годах жизни, званиях и месте службы и 6 неизвестных. Рядом с захоронением был установлен памятник скорбящей матери.

В музее нам рассказали, что историей братского захоронения уже интересовались более 30 лет назад. Краевед Константин Егорович Иванов, учитель речевой школы-интерната, вместе со своими воспитанниками занимался поиском семей захороненных бойцов. Им удалось установить связь только с 42 семьями.

Мы изучили архив «Красных следопытов» и увидели, какая это была тяжелая работа: сколько писем, открыток от родственников солдат, фотографии самих бойцов... Но, несмотря на все труды, юным краеведам не удалось собрать данные по всем бойцам. На сегодняшний день существует более совершенный способ поиска такой информации — это электронные базы данных.

В начале нашего поиска мы использовали ОБД (Обобщённый электронный банк данных) «Мемориал» и базу данных «Память народа». Нами был проверен каждый воин из списка захоронения братской могилы «Скорбящая». Особую сложность вызывали ошибки, допущенные  в данных о бойцах: в написании имен, фамилий, местах жительства. Проблему вызывало и разное написание званий. Например, в официальном списке практически все бойцы указаны как «рядовые», в ОБД же это «красноармейцы». У всех фамилий значится определенное звание, чаще — «рядовой». Однако отсутствие информации о человеке в ОБД «Мемориал» позволяет сделать вывод, что в список бойцов был записан простой мирный житель города.

В результате мы составили сводную таблицу данных, где зафиксировали всю найденную информацию, а также расхождения с официальным списком.

Нам удалось установить, что из 159 имен, написанных на плитах мемориала, 46 принадлежат бойцам, о месте захоронения которых в ОБД «Мемориал» нет сведений; 102 — бойцам, захоронения которых, по сведениям базы данных, находятся не в Павловске, а в других районах Санкт-Петербурга, Ленинградской и Новгородской областей.

Предположительное число тех, кто захоронен в Павловске, составляет 12 человек.

Исходя из этих цифр, мы составили карту возможных районов захоронения бойцов.

Все приведенные цифровые значения можем считать приблизительными, так как информация, полученная из ОБД «Мемориал», требует более детального исследования и дополнения.

После обработки данных о захоронениях в братской могиле мы решили собрать информацию об особенностях захоронения солдат. Для этого мы пообщались с заместителем командира поискового отряда «Патриот-2», жительницей поселка Федоровское Ольгой Борисовной Федоренко.

Она рассказала нам об обороне Слуцка в 1941 году, об основных направлениях ударов противника и линиях рубежей Красной армии. Мы узнали, на какой территории Ленинградской области по-прежнему могут находиться не найденные останки бойцов и боевые снаряды.

За все время 13-летней работы Ольгой Борисовной были найдены останки примерно 70 человек. Все найденные были без имён, поэтому хоронили останки в братских могилах по району поиска. Как нам объяснили, установить имя погибшего невозможно, если с ним нет жетона военнослужащего. Информация, полученная при изучении личных вещей, не считается достоверной. В Советском Союзе не существовало продуманной системы жетонов. Бойцу выдавали капсулу, в которую он должен был поместить бумажку со своим именем. Но из суеверия большинство военнослужащих этого не делали...

Мы узнали об инструментах, которые обязательно должны быть при выезде на любые поисковые работы: это щупы, лопаты, металлоискатели. Но главное, конечно же, — разрешение. Без разрешения на раскопки, даже в лесу, любой лесник имеет право выгнать поисковиков с территории. Получить разрешение, особенно если территория частная, достаточно сложно.

Проделав эту работу, мы можем сказать, что в годы войны были допущены десятки и сотни ошибок в документах, касающихся воинских захоронений, и из 159 имен на могильной плите Павловской братской могилы лишь небольшая часть может принадлежать бойцам, погребенным именно в этом месте. Также приходится сомневаться насчет количества захороненных здесь солдат.

Из результатов нашего исследования можно сделать вывод о том, насколько много совершено ошибок в захоронении только  павловской братской могилы. А сколько таких ошибок по всей стране! Конечно, при желании можно исправить это положение. В перспективе мы бы очень хотели внести корректировки в официальную Книгу Памяти. Но чтобы подтвердить найденную информацию, нужно проделать кропотливую серьезную работу: получить документы из архивов, собрать все справки из военкоматов, военных частей, проследить путь дивизии, в которых воевал боец, и так далее.

Мы узнали о подлинной стороне военной и послевоенной жизни и теперь уже могли поделиться этой правдой. 21 марта 2019 г. мы провели экскурсию по военному Павловску. Наши слушатели — школьники, педагоги, жители Павловска — узнали подробности об оккупации Слуцка, установленном фашистами режиме, участи местных жителей и, конечно, об увековечивании памяти о войне.

Мы не будем относиться к захоронению с меньшим уважением, потому что люди, захороненные здесь, расплатились своими жизнями за будущее своих детей, нас с вами.

Чтобы, наконец, разобраться с неучтенными или фальсифицированными фактами из истории войны, нужно не только организовать программу на правительственном уровне, но и привлечь все современные технологии для распознания останков, а также постараться найти родственников погибших, чтобы они знали о судьбе своих предков, которых считали  «пропавшими без вести».

 

Юрий КАРАМЫШЕВ,

воспитанник краеведческого объединения «Славянка» ДДТ «Павловский»

Наталья ЛАЗАРЕНКОВА,

руководитель объединения