Дом Сергеева на Малой улице

Биография Анны Ахматовой изучена досконально. О ее жизни написаны книги и сняты фильмы. Казалось бы, мы все знаем о жизни этой выдающейся личности, большого русского поэта. И поэтому особенно ценной становится каждая новая находка, связанная с ее именем.

В начале 1925 года у Анны Ахматовой обострилась болезнь, туберкулез, и ее третий муж, Николай Пунин, стал подыскивать для ее лечения пансион. Выбрали пансион Зайцева в Детском Селе, который находился в самом начале Московской улицы. Теперь на его месте разбит сквер и установлен памятник «Формула скорби».
В этом пансионе Ахматова жила тогда вместе с Осипом и На-деждой Мандельштамами.

Первый исследователь и биограф Гумилёва и Ахматовой Павел Лукницкий, тогда 23-летний студент, увлеченный летописец и начинающий стихотворец, во второй половине 1920-х годов встречался с Анной Ахматовой почти ежедневно. Он тщательно записал обстоятельства и разговоры встреч с ней, которых, как он насчитал, было около двух тысяч.

5 апреля он забрал письмо и пакет для Ахматовой у Пунина в Петербурге и отправился в Детское Село. Вот что он записал в этот день в своем дневнике.
«В 3 часа, за час до положенного по расписанию обеда, Анна Андреевна предложила мне пойти со мной на Малую улицу — показать мне дом Гумилевых. В ответ на мое беспокойство — не слишком ли она утомлена для такой прогулки, не будет ли ей такая прогулка вредна — АА уверила меня, что ей даже следует немного гулять и что это будет только полезно».

Павел Лукницкий. 1920-е годы
Павел Лукницкий. 1920-е годы

Дальше Лукницкий пишет: «Надели шубы, вышли. Солнце ясное, милое... Воздух чистый... Но снег еще не весь растаял, и грязи и грязных луж местами не обойти. Идем — неторопливо. АА лучистым взором показывает мне на дома, с которыми связаны какие-нибудь ее воспоминания, и рассказывает их. Идем по Московской... АА указывает на белый собор: “Вот в этом соборе Николай Степанович говел последний раз, в ... году. А вот это — Гостиный двор, —
и АА перевела глаза направо. —
А там, дальше — гимназия, в которой я училась, только тогда она была совсем другая — теперь ее перестроили... Увеличили ее — пристроили сбоку и надстроили вверх”...

С Московской мы свернули направо — пошли мимо гимназии...

АА с грустью смотрит на грязные, испорченные тротуары, на сломанные заборы, на пустыри, где когда-то, она помнит, стояли хорошенькие, чистые дома.

“Подумайте — этот город был самым чистым во всей России, его так берегли, так заботились о нем! Никогда ни одного сломанного забора нельзя было увидеть... Это был какой-то полу-Версаль... Теперь нет Царского Села...”

Я понял, что в Царском настроение АА не может быть хорошим; я думаю, каждый камень, каждый столбик — такой знакомый и такой чужой теперь — попадая в поле ее зрения, причиняет ей физическую, острую боль. Я сам испытывал ее в продолжении всей прогулки, и я боялся думать о том, во сколько раз нужно ее умножить, чтоб почувствовать то, что чувствовала Анна Андреевна.

Когда мы, свернув на Малую улицу, шли по ней, АА обратила мое внимание на серый 3-этажный деревянный дом на левой стороне улицы.

АА: “Это дом Сергеева... Я здесь жила, когда мне было 3 года...”»

В своих Записных книжках Ахматова написала свои царскосельские адреса, среди которых есть запись: «Малая, д. купца Сергеева (в раннем детстве)».

Раньше считалось, что дом Сергеева не сохранился, как и многие другие деревянные дома в Царском Селе, в которых в разные периоды довелось жить Анне Ахматовой. Но вот недавно в Государственном историческом архиве удалось найти документы, которые указывают, что домом Сергеева был нынешний дом № 46 на Малой улице. И этот дом сохранился!

Обратимся к архивным источникам. В первой части первого квартала Царского Села по Малой улице до 1858 года находились два больших участка земли с садом под №№ 74 и 75, принадлежащие жене купца Марье Афанасьевне Гауер. По красной линии стоял одноэтажный деревянный дом с мезонином № 39. В 1859 году этим участком с домом стала владеть вдова вице-адмирала маркиза де Траверсе — Маргарита Карловна. Маркиз Александр Иванович де Траверсе был русским вице-адмиралом, сыном морского министра маркиза Жана-Батиста (Ивана Ивановича) де Траверсе.

С 1846 года племянница Маргариты Карловны — Мария Александровна Паткуль, урожденная маркиза де Траверсе, была фрейлиной императорского двора и владела в Царском Селе большой усадьбой на участке земли между Малой и Средней улицами.

 Еще в 1850 году после смерти своего мужа Маргарита Карловна решила переехать из Петербурга в Царское Село, поближе к родственникам. Было решено к существующему дому на Малой улице пристроить с правой стороны новый подъезд и расширить на участке хозяйственные постройки. 17 марта 1859 года главный управляющий Царским Селом
Я. В. Захаржевский дал разрешение на эти переделки. Как естественное ограждение северной стороны участка, по проекту
А. Ф. Видова 15 июня 1861 года было разрешено построить каменные сараи, закрывающие собой от посторонних глаз площадь Гостиного двора.

В 1876 году владельцем этого земельного участка стал мастер Санкт-Петербургского перчаточного цеха Федор Федоров. 10 марта того же года было получено разрешение сделать пристройку к дому и надстроить второй этаж по проекту архитектора Н. С. Никитина.

А с 1881 года владельцем участка становится царскосельский купец Сергеев. 3 марта 1881 года было согласованно строительство двухэтажного деревянного флигеля во дворе дома по проекту архитектора Н. С. Никитина.

Получается, что в этом доме Сергеева в 1902 году и жила семья Горенко, когда Ане было три года.

Этот дом сохранился. Правда, он давно расселен и сегодня находится в плачевном состоянии: затянут грязной зеленой сеткой, частично лишился крыши и фактически разрушается. Перспектива его восстановления весьма туманна.

Но среди всех многочисленных адресов Анны Ахматовой в Царском Селе на сегодняшний день это единственный дом, который сохранился. И сам по себе этот факт удивительный!

Когда будете проходить по Малой улице, обратите внимания на старый деревянный разрушающийся дом под № 46. И вспомните, что здесь когда-то жила маленькая девочка Аня Горенко, которой в наступившем XX веке суждено было стать великой Анной Ахматовой.

 Елена Абарова

Сергей Щавинский

Write a comment

Comments: 0