Вечная тайна Григория Распутина

Григорий Распутин, генерал-майор Михаил Путятин, полковник Дмитрий Ломан. Фото К. Буллы, между 1907 и 1908 г.
Григорий Распутин, генерал-майор Михаил Путятин, полковник Дмитрий Ломан. Фото К. Буллы, между 1907 и 1908 г.

21 января (9 по старому стилю) исполнилось 150 лет со дня рождения
Григория Распутина. Он не дожил до своего 48-летия меньше месяца.

Распутин — фигура загадочная, противоречивая, неоднозначная.
Вокруг нее уже второе столетние ведутся споры во Франции, Германии, Англии, Америке и России. Профессиональным историкам и исследователям-любителям
не дает покоя ни его личность, ни его роль и влияние на судьбу Российской империи. Одни считают его едва ли не проходимцем, неизвестно каким образом втершимся в доверие к венценосным особам, другие — пророком и чуть ли не великомучеником, третьи убеждены, что он значительная политическая фигура своего времени.

Все это не удивительно, ведь исторические личности и все, что с ними связано, во все времена вызывали повышенный интерес. Не так давно, к примеру, разразился очередной скандал. Лоранс Ио-Соловьефф, которая считается его правнучкой, и целитель из родного села Распутина Виктор Пролюбщиков, претендующий на роль правнука, не прошли тест ДНК на родство между собой.

Однако самые большие копья ломаются вокруг убийства Григория Распутина, и нет им конца и края.

Бесконечная история

К слову, в Советском Союзе возрождение интереса и споров вокруг фигуры Григория Ефимовича, последующая его неоднозначная популярность и прорыв заговора молчания вокруг этой фигуры принадлежит Валентину Пикулю. Он первый еще в середине 70-х годов поднял тему его убийства, написав исторический роман-хронику «Нечистая сила». Теперь уже невозможно узнать какими архивными источниками пользовался Пикуль, но его роман вызвал бурю критики, причем не в среде историков, а среди его коллег по цеху. И  именно этот труд, впервые вышедший в сокращенном виде в журнале под другим названием — «У последней черты», наверное, можно считать тем моментом, когда Распутиным заинтересовались и на его родине, и за рубежом. С тех пор вышли десятки книг профессиональных историков, архивистов, бывших сотрудников различных спецслужб, были созданы художественные и документальные фильмы по обе стороны океана. И все их авторы безуспешно пытались ответить на вопрос — кто, как и зачем убил Распутина. Пожалуй, ни одно убийство, произошедшее на территории России в начале 20-го века, не окутано такой плотной завесой тайн, загадок, легенд и преданий.

Постепенно все исследователи этой темы разделились на два лагеря — тех, кто убежден, что в убийстве Григория Распутина замешаны англичане, и тех, кто придерживается сложившейся после революции в России точки зрения, что это сделали: князь Феликс Юсупов-младший, великий князь Дмитрий Павлович Романов и депутат Государственной думы Владимир Митрофанович Пуришкевич. А их сообщниками были поручик гвардейского Преображенского полка Александр Сухотин и врач Станислав Лазоверт.

В конце прошлого года на Новогоднем книжном салоне в Санкт-Петербурге писатель-архивист, сценарист, ведущий авторской программы «Загадки человечества» Олег Шишкин представил свою новую книгу «Последняя тайна Распутина».

Ее можно назвать сенсационной по одной простой причине. Работая в ГАРФе с фондом 124, где хранятся документы министерства юстиции Российской империи, в описи №  57 Олег Шишкин  обнаружил дело № 751, которое так и называлось «Дело об убийстве Распутина». И это действительно сенсация, поскольку выяснилось, что расследованием преступления занимались два ведомства — полицейское и царский минюст.

Судьба первого следственного дела неизвестна. Считается, что оно пропало во время февральских событий 1917 года, когда демонстранты жгли полицейские архивы, и было уничтожено здание Петроградской судебной палаты на Литейном проспекте, 4.

Однако, в начале 30-х годов оно будто бы «всплыло» в Германии. Вот что об этом рассказывает Олег Анатольевич: «Летом 1932 года выходившая в Берлине газета Tempo сообщила, что авторитетная немецкая антикварная фирма купила у одного из бывших придворных чиновников, эмигрировавшего на Запад, следственное дело по убийству Григория Распутина. В стандартном 250-страничном томе содержались протоколы допросов свидетелей, проведенных следователем Ставровским. Но публикации документов так и не последовало».

Поэтому судьба следственного полицейского дела так и остается неразгаданной загадкой.

Sapienti sat 

Все исследователи убийства Распутина ссылаются, в основном, на параллельные источники — дневники и воспоминания участников тех событий или вообще третьих лиц, а также документы, которые позволяют только выдвигать некие предположения. Более того, долгое время был известен «Протокол вскрытия трупа Г. Распутина по распоряжению следователя г-на Середы…», который опубликовал Ален Руле в своей книге о Распутине, вышедшей во Франции в1998 году. Но он не имел никаких архивных выходных данных и потому считается сомнительным, если вообще не подделкой.

Найденное Олегом Шишкиным архивное дело № 751 содержит всего 60 страниц, это по сути сжатая, краткая копия исчезнувшего следственного дела. Она отвечает на многие вопросы, но не ставит окончательную точку в расследовании преступления вековой давности.

Например, благодаря этой находке, где так же, как и в первом, исчезнувшем деле, содержится подлинный протокол судебно-медицинского исследования трупа Распутина, теперь уже документально подтверждено, что никакого отравления и в помине не было. А вино и птифуры, начиненные цианистым калием, не более чем легенда, запущенная в оборот с подачи князя Феликса Юсупова-младшего. С какой целью он это сделал — это уже другой вопрос.

Оказывается у преступления, которое началось в подвале дворца князей Юсуповых на Мойке и продолжилось на территории сада, окружавшего особняк, был свидетель — полицейский Ефимов. Его будка находилась на противоположном берегу Мойки, но от места убийства его отделяло около 100 метров, и место было освещенным. Этот полицейский на допросе показал, что слышал четыре выстрела, а не три, как было принято считать ранее, и видел человека в военно-полевой форме. Кто это был — остается только догадываться и предполагать, если вспомнить, что в деле были замешаны, по крайней мере, двое военных — поручик Александр Сухотин и военный врач Станислав Лазоверт. Никак не проливает свет, а еще больше все запутывает еще одно интересное обстоятельство.

Олег Шишкин говорит, что в деле № 751 есть документ баллистической экспертизы, который квалифицирует оружие, из которого была выпущена третья пуля. Надо отметить, что в 1912–1914 гг. в России были учреждены  специальные кабинеты научно-судебной экспертизы, которые занимались криминалистической баллистикой. Первые такие кабинеты появились в Петербурге и Одессе. Так что оружие по извлеченной из головы Распутина пуле могли установить достоверно. И Олег Шишкин утверждает, что это была пуля калибра 7,65 от пистолета браунинг. До этого момента орудие убийства было неизвестно. Более того, в дневниках великого князя Андрея Владимировича, опубликованных в 1998 году, есть запись о том, что следователь Середа, проводивший следствие по делу об убийстве Распутина, сообщил ему следующее: «Из трех пуль одна только застряла. Пуля в оболочке, деформированная, но определить, какой системы револьвер нельзя, так как подобные пули пригодны для целого ряда револьверов». Но вот эта запись, как раз и есть свидетельство «третьих лиц», на которое можно опираться для выдвижения предположений при отсутствии официальных документов. А архивное дело № 751 документ официальный.

Что же касается браунинга, то, как утверждают историки, этот пистолет стал «модным» оружием резонансных политических убийств того времени, что объясняется довольно просто —  он имел большее количество патронов, чем револьвер и был более компактным, его легко было прятать. Председатель Совета министров Российской империи Петр Столыпин был убит из браунинга, премьер-министр Японии князь Ито Хиробуми  был убит корейскими революционерами из браунинга, Гаврила Принцип стрелял в экс-герцога Франца Фердинанда тоже из браунинга. Однако даже определение оружия убийства не ставит точку. Потому что выстрелов было четыре, а пулю нашли только одну. Британский историк Эндрю Кук, например, утверждает, одна из ран на теле убитого, была нанесена выстрелом из револьвера Webley-455. Такое оружие было у офицеров британской армии. Однако, работая в Москве, в Государственном архиве Российской Федерации, господин Кук, по его словам, обнаружил расписку в выдаче одному из сотрудников российской полиции, охранявших Распутина и следивших за ним, револьвера Webley. В расписке приводился калибр и серийный номер револьвера. Но даже если это и так — пулю от него не нашли, и сколько убийц было в деле теперь уже не выяснить никогда. Даже с помощью обнаруженных Олегом Шишкиным подлинных архивных документов. Он сам приводит в своей книге служебное письмо от 28 декабря 1916 года следователя Завадского исполняющему обязанности министра юстиции Николаю Александровичу Добровольскому: «Согласного вашего УСТНОГО!!!!! (выделено авт.) распоряжения передаю вам вещественные доказательства по делу об убийстве Григория Распутина». В верхнем углу этого письма, копию которого Шишкин опубликовал в своей книге, есть запись о том, что оно составлено на 21 странице — 20 из них, с перечислением и описанием доказательств, исчезли. Осталось только упоминание, что они когда-то в принципе были.

Смерть со знаком бесконечности

То что дело Распутина будет еще долгое время будоражить историков — и профессионалов, и любителей — не вызывает сомнений. Даже новые свидетельства, не раскрывая старых загадок, добавляют новые. Известный принцип «Ищи, кому выгодно», с которого начинается расследование любого преступления, в этом случае не работает. Потому что не только убийцам и их соучастникам было выгодно скрывать правду, но и тем, кто по роду службы обязан был довести дело до суда и не сделал этого. Остается только предполагать, что у каждой из сторон был свой мотив и высокие ставки. В конце концов, в убийстве Распутина были замешаны члены царской фамилии, и именно государь по существовавшим тогда законам должен был быть для них судьей и решать — казнить или помиловать. Можно много и долго рассуждать на эту тему, но факт остается фактом — расследование гибели Распутина, как сказали бы сегодня «замотали», не довели до конца. Более того, судя по тому, что произошло с его захоронением, соучастников у преступления могло быть гораздо больше, чем, принято считать.

Общеизвестно, что Григорий Распутин был похоронен в Царском Селе в строящемся храме Серафима Саровского на территории Серафимовского лазарета-убежища № 79, основанным фрейлиной двора Анной Вырубовой. Уточним, что возвести задуманный комплекс убежища, кроме начатых срубов церкви, так и не успели. После Февральской революции Временное правительство решило уничтожить и тело, и могилу. Гроб с останками выкопали и перевезли в Петроград, в Политехнический институт. Распоряжение было отдано не кем-нибудь, а самим князем Георгием Евгеньевичем Львовым, которого император Николай II одновременно со своим отречением назначил главой Временного правительства, фактически главой государства. 

Недостроенная церковь Серафимовского убежища, в которой был захоронен Григорий Распутин. Фото 1917 г. (из книги М. Мещанинова «Храмы Царского Села, Павловска и их ближайших окрестностей»)
Недостроенная церковь Серафимовского убежища, в которой был захоронен Григорий Распутин. Фото 1917 г. (из книги М. Мещанинова «Храмы Царского Села, Павловска и их ближайших окрестностей»)

А поручение выполнял журналист и инициатор проекта первого российского крематория Филипп Купчинский, который впоследствии, также как и Феликс Юсупов-младший, Пуришкевич и остальные непосредственные участники событий, оставившие воспоминания, зачем-то опубликовал ложный отечет, что тело пришлось сжечь в лесу под Лесным. Однако есть документ, подписанный шестью студентами Политехнического института, в котором говорится, что Купчинский и его команда доставили прах в институт, и он был сожжен в огромной топке его бойлерной. Двое из этих студентов уже в советские времена подтвердили, что были свидетелями сожжения тела Распутина в марте 1917 года. И даже эти свидетельства никак не отвечают на вопросы — кто, как, почему и зачем сначала убил, а через год с лишним даже прах уничтожил. Убирали следы преступления? В этом нет сомнений. Но зачем? На тот момент первое следственное дело уже, скорее всего, было уничтожено. 

Сегодня на территории Петербурга существуют два кенотафа (надгробный памятник в месте, которое не содержит останков покойного, своего рода символическая могила), которые даже близко не соотносятся с местом захоронения тела Распутина и местом, где теоретически мог остаться сожженный прах. Во-первых, никто точно не знает, что же стало с золой из топки, а, во-вторых, кенотаф в Царском Селе тоже ставили по наитию неподалеку от Ламских прудов в Александровском парке, хотя фрейлине двора, даже такой, как Анна Вырубова, в период Первой Мировой войны никак не могли выделить земельный участок практически на территории царской резиденции не по политическим причинам, а по соображениям, в первую очередь, безопасности венценосной семьи. Ее убежище располагалось фактически на территории Фермерского парка, на архивных картах 1937 года еще были обозначены его развалины, но сегодня от них не осталось и следа, и определить даже приблизительно место захоронения невозможно.

 Ксения Кириллова

 

Write a comment

Comments: 0