«Придворный парфюмер» под сводами Камероновой галереи

Из цветущего Фрейлинского садика мы попадаем в цокольный этаж Камероновой галереи, где в этом году уже в третий раз проходит выставка «Придворный парфюмер». Каждый день, кроме четверга, под романтическими сводами посетителей ждет обновленная экспозиция, новые ароматы авторских духов и маленькая лаборатория по созданию своих духов. Об этом мы беседуем с руководителем выставки, президентом Гильдии парфюмеров Оксаной ЧЕРНЫШОВОЙ.

— Гильдия парфюмеров основана в 2013 году. Как раз в том году я закончила школу парфюмеров при нашем Музее парфюмерии, который находится в Петербурге, на Васильевском острове. Этот музей хранит старые парфюмы, которые можно назвать величайшими ценностями нашего времени. Хозяйка музея Элина Арсеньева тщательно собирает не флаконы, а запахи — в этом музее их можно продегустировать, то есть все ароматы можно попробовать. И когда запасы стали подходить к концу, Элина вместе с практикующим парфюмером Натальей Светлой решили организовать школу парфюмеров, чтобы сохранять традиции, делать парфюмы, которые уже не производятся и давно прекратили свое существование. Я была в первом выпуске школы и после окончания стала работать самостоятельно.

Откуда в музее парфюмерии взялась коллекция запахов?

— Она пополняется с аукционов. На аукционы поставляются флаконы духов, которые никогда не были вскрыты, они хранились в коробке в цельном запечатанном флаконе. Они продаются очень дорого. Поэтому иногда люди сбрасываются и покупают сообща — это называется — купить в розлив. Они покупают флакон и потом его разливают. А вскрытый флакон уже имеет срок годности. За такими предложениями на аукционах ведется охота и ценители тщательно отслеживают, где что появляется. А появляется их все меньше и меньше. Бывает много испорченных духов. Иногда говорят, что духи не вскрыты, а на самом деле их вскрывали.

Какова история парфюмерии в России?

— Парфюмерия в России имеет более чем двухсотлетнюю историю. До революции поставщиками высочайшего двора были четыре больших компании: «Брокар», «Ралле», «Сиу» и Санкт-Петербургская химическая лаборатория. Последняя даже не стала придумывать себе французское название, настолько была популярна тогда парфюмерия. И даже с таким названием компания была поставщиком двора. Великие княжны, выходя замуж, забирали с собой парфюм и тем самым расширяли географию поставок российских производителей.

Парфюмерия в России успешно существовала, а когда произошла революция, все парфюмеры бежали за границу. В России остался только Август Мишель, главный парфюмер фирмы «Брокар». Тогда свою фабрику с более чем двухсотлетней историей он переименовал в «Новую Зарю». А духи «Любимый букет императрицы», которые он подарил вдовствующей императрице Марии Федоровне к 300-летию Дома Романовых, переименовал в духи «Красная Москва». Несмотря на это, в 1931 году его следы теряются в лагерях. Но он успел научить поколение советских парфюмеров. На базе Санкт-Петербургской химической лаборатории возникла ленинградская фабрика «Северное сияние». На стендах нашей выставки об этом тоже рассказывается.

До Второй мировой войны духи не делились на женские и мужские — одними и теми же пользовались женщины и мужчины. Их разделили маркетологи из-за последствий войны, когда мужчин в Европе стало значительно меньше. Современная парфюмерия опять к этому возвращается, когда ароматы не имеют гендерной принадлежности, они состоят из нот, которые одинаково хорошо подходят женщинам и мужчинам. Особенность современной парфюмерии в том, что она не должна пахнуть долго. Это делается специально для того, чтобы мы могли менять парфюмы. Человек активный и разбирающийся предпочитает запахи, которые быстро испаряются и несут в себе интеллектуальную нагрузку

Как возникла идея такой выставки?

— Музей парфюмерии купил на аукционе старинный справочник, в котором были приведены рецептуры на 1916 год. Мы решили их реконструировать, попробовать, как это будет сегодня звучать. Интересно же, как звучат духи, которым больше ста лет и которые давно не выпускаются. Мы реконструировали 20 парфюмов, которые относятся к дореволюционному периоду. И как раз в это время появилось предложение о проведении выставки в Камероновой галерее. У нас не было сомнений, что в таком месте к парфюмерной выставке будет интерес. И когда открылась выставка, оказалось, что многим людям  интересно, что было сто лет назад, тем более что эти запахи кардинально отличаются от тех, что мы можем попробовать сейчас. Ведь тогда духи были более цветочными, они имели более интеллектуальную направленность. Их нельзя назвать отдушками — эти духи  развиваются как духи. Верхние, средние базовые ноты переливаются, их можно ощутить. Сейчас современные духи очень сильно упрощаются.
И эта простота иногда даже похожа на простую отдушку для тела, а не на духи. В этом отличие наших ароматов от тех, что представлены в масс-маркете. Рецептурам двух одеколонов моего авторства больше 150 лет. Те вещи, которые выпускались больше 100, 150 лет назад, у нас можно попробовать и ощутить на себе.

Мы специально даем духам поэтические названия, чтобы было направление, в каком человек может думать и представлять. А дальше уже каждый видит в духах свое.

Вот здесь на столе стоит порядка 60 флакончиков самых разных направлений — это компоненты будущих духов. Мы очень тщательно подходили к реконструкции, выбирали те материалы, которые использовали в прошлом. Между прочим, даже тогда не было стопроцентных натуральных духов. Вот говорят, что сейчас много синтетики, химии... Но и в то время использование натуральных веществ было такой же редкостью, как и сейчас. А использовались химические составляющие, синтетические душистые вещества…
У нас на каждом стенде приведена формула, по которой была проведена реконструкция. По формуле видно, что, предположим, масло искусственное.

За три года эта выставка как-то изменилась?

— Во-первых, она стала передвижной, выставка стала путешествовать по России. Этой зимой она побывала в разных городах Сибири, Сургуте, Губкинском.
В этом году мы добавили на стендах выставки много информации. Выставка дополнена новыми ароматами. Потому что наши постоянные посетители и покупатели в Пушкине приходят к нам на выставку и спрашивают что-нибудь новенькое.

А в Петербурге вы как-то представляете свои духи?

— Да, в этом году в Дамской гостиной Особняка Румянцева на Английской набережной мы открыли «Парфюмерную карусель». Это не наглядная выставка — но там можно почувствовать атмосферу дамской гостиной петербургского особняка конца XIX века. В этой недавно реконструированной гостиной не хватало присутствия чего-то живого, а теперь там витают запахи — 20 ароматов старинных духов, которые можно услышать, попробовать и приобрести. 

Насколько у нас развита эта деятельность? Много ли таких парфюмеров, которые делают свои духи?

— У нас много скрытых парфюмеров, которые себя не афишируют — это независимые парфюмеры. Как правило, они где-то работают: кто бухгалтером, кто дизайнером... И когда их доходы от парфюмерии уже превышают их рабочий оклад, они уходят с той работы. Люди становятся независимыми парфюмерами. И мы помогаем им стать на ноги, предлагаем участвовать в наших проектах. Я могу помочь упаковкой, компонентами, флаконами — тем, что необходимо им, особенно сначала. Кто-то из них вступает в нашу гильдию.

Гильдия первая подняла голову и заявила, что в России есть парфюмерия. Хотя нас клевали два года и говорили, что в России не может быть парфюмерии. Раньше была советская, но она развалилась. А после того, как признали гильдию, стали поднимать голову остальные и призвать, что в России есть парфюмеры. Сейчас такие парфюмеры работают в Москве, Сочи, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Перми, Томске — во всех концах страны есть люди, которые увлечены этим, любят это и работают. Есть парфюмеры, у которых за плечами пять лет работы и 400 своих парфюмов.

Сейчас в Гильдию входит восемь человек, которые работают над разными проектами. Мы имеем производство за Павловском. И хотя это производство небольшое, оно позволило нам в этом году на фестивале «Императорские сады России» сделать фонтан духов в Летнем саду.

Как это — фонтан из духов?

— Вода в фонтане была ароматизирована запахом роз и пионов. Люди уже с набережной ощущали этот аромат. Все шли к фонтану, и к нам стояла очередь. Мы надеемся когда-нибудь при благоприятных обстоятельствах это повторить.

Беседовал Сергей Щавинский

Оставить комментарий

Комментарии: 0