Дважды ограбленная Европа

Мы продолжаем публикацию записи выступления писателя и исследователя Александра Мосякина в Центральной районной библиотеке им. Мамина-Сибиряка, которое произошло в конце апреля. 

Еще одна книга, только что изданная в Москве под шапкой Института системно-стратегического анализа, — «Ограбленная Европа. Сокровища и Вторая мировая война». Это второе, исправленное и дополненное издание книги, написанной на основе документов Лондонской конференции по нацистскому золоту 1997 года, Вашингтонской конференции по перемещенным в годы Второй мировой войны культурно-историческим ценностям 1998 года, доклада по этой теме правительства США под редакцией С. Эй-зенстата и У. Слэни и доклада Швейцарской независимой комиссии экспертов во главе с профессором Ж.-Ф. Бержье, которая, исследовав гроссбухи швейцарских и немецких банков, впервые в конкретных цифрах установила картину финансовых связей гитлеровской Германии и Швейцарии во время войны. Эта книга о том, как гитлеровский режим, его союзники и как бы нейтральные государства (Швейцария, Испания, Португалия, Швеция, Турция, Аргентина, Ватикан и др.) грабили европейские народы, а награбленные богатства, сокровища искусства и валюту использовали для своих нужд. А потом награбленное Гитлером присвоили державы-победительницы, прежде всего, США. По сути, это повесть о тайной финансовой истории Второй мировой войны.

До сих пор историками не осмыслен такой факт. В начале 1938 года, накануне аншлюса Австрии, золотой запас Третьего рейха составлял всего лишь 15 тонн; германский государственный долг (в основном американским и британским банкам) достиг 43 млрд рейхсмарок (36% ВВП), а сама рейхсмарка не была международной валютой. Кроме того, у Германии почти отсутствовало стратегическое сырье, без которого невозможно было вести войну, а покупать его приходилось за твердую валюту (швейцарские франки, доллары, фунты). Как при таком раскладе Германия пять с половиной лет вела мировую войну?! 

Третий рейх нашел способ финансирования войны через ограбление европейских народов, присвоение их богатств и валютную распродажу награбленного добра через союзные и «нейтральные» страны. Первой жертвой такого грабежа стали немецкие, а затем все европейские евреи. Холокост был не просто гекатомбой — бессмысленным уничтожением миллионов людей, а убийством самого богатого европейского народа с целью его ограбления. Евреи уничтожались в лагерях смерти, их документация на владение имуществом ликвидировалась, а изъятое у них ценное имущество (золото, произведения искусства и пр.) распродавались за валюту или присваивалось гитлеровской верхушкой. На ограблении Ротшильдов и других богатых евреев сколотили свои коллекции искусства Гитлер и Геринг. Потом эту практику нацисты распространили на все народы оккупированной территории Европы и СССР, хотя применение ее в разных странах было разным. 

Линкор «Ришелье», на котором летом 1940 г. был вывезен золотой запас Франции
Линкор «Ришелье», на котором летом 1940 г. был вывезен золотой запас Франции

Самый большой «золотой улов» им достался в Бельгии (201 т) и Нидерландах (172 т). А вот самый крупный в Европе золотой запас Франции (2201 т, значительную его часть составляло русское золото, вывезенное в Банк Франции) улизнул из-под носа вермахта. Золото было тайно погружено в трюмы новейшего линкора «Ришелье», который ночью 19 июня 1940 года скрытно покинул порт Брест и отправился к берегам французского Сенегала. По пути его едва не потопили англичане, но линкор отбил их атаку и прибыл в Дакар. А в ноябре 1942 года в Дакаре с боем высадились американцы. Они захватили подбитый ими «Ришелье» и затем вместе с золотом увели под эскортом в Нью-Йорк. Вернуть это золото генерал де Голль смог только в 1965 году.

Итог разграбления гитлеровцами Европы был таким. К концу войны через Рейхсбанк прошло более 920 тонн золота — в 61 раз больше, чем было там в 1938 году! И это только государственное золото, хранившееся в Рейхсбанке. Плюс доход от продажи награбленных культурных и бытовых ценностей на несколько миллиардов долларов того времени. За счет этого Гитлер и его присные финансировали войну. А в конце награбленные богатства гитлеровская верхушка решила спрятать или вложить в будущее возрождение национал-социализма. 

План захоронения сокровищ Третьего рейха (фигурирующий в документах как «Закат Солнца») был утвержден еще в марте 1944 года. Сначала для этого выбрали 48 соляных шахт, а потом стали обустраивать тайники везде, где только можно, и строить подземные «хранилища особого назначения». 10 августа 1944 года Мартин Борман собрал в отеле «Мезон Руж» в Страсбурге крупных немецких банкиров, промышленников и функционеров режима для решения судьбы золотовалютных резервов Третьего рейха на случай поражения в войне. После совещания с особой миссией — найти безопасные гавани для сокровищ рейха — по миру отправился посланник Бормана и германских деловых кругов, некто «герр Клаус». Его миссия была настолько секретной, что в разведсводках союзников она упоминается лишь как Klaus mission; известно также, что вояж состоялся в августе–октябре 1944 года. Судя по всему, миссия Клауса была успешной, поскольку более сотни тонн золота, а также массу валюты и разных ценностей стоимостью не менее полумиллиарда долларов стратеги Третьего рейха надежно спрятали и использовали в своих целях. За счет золота и капиталов, вывезенных с 1944 по 1947 год из Германии, нацисты купили или учредили по всему миру около 800 предприятий, банков и фирм. Из них 215 в Швейцарии, 112 —
в Испании, 58 — в Португалии, 35 —
в странах Азии, и более 340 — в Центральной и Южной Америке. Эти, спрятанные в «безопасных гаванях» золото, валюта и ценности, вложенные стратегами рейха в нацистское будущее Германии, работали на послевоенное процветание ФРГ.

А. Даллес. 1950-е гг.
А. Даллес. 1950-е гг.

О перемещении крупных партий золота из Германии в Швейцарию союзники (английская разведка) узнали в декабре 1941 года и решили разобраться. В конце 1942 года Управление стратегических служб США отправило в Берн особую миссию Аллена Даллеса, начальная цель которой состояла в том, чтобы определить пути и масштабы вывоза золота и других ценностей из Германии в Швейцарию и другие страны. В команде Даллеса было несколько кадровых разведчиков, но в основном — представители американской финансовой олигархии. В Берн приехали два сына Джона Пирпонта Моргана —
Джуниус и Генри; сын Эндрю Меллона, Пол; представитель химического концерна Дюпонов, Альфред Дюпон. Особую роль в окружении Даллеса играл Геро фон Шульце-Геверниц — немец, иммигрировавший в Америку после прихода Гитлера к власти. Он имел в Швейцарии деловые интересы и фамильную собственность. Его отец был депутатом рейхстага, а сам Геверниц был женат на дочери рурского «стального барона» Гуго Стиннеса-старшего. Курсируя между Берном и Берлином, Геверниц использовал свои связи для установления «перспективных для разведки» знакомств. Именно он связал Даллеса с Гиммлером.

Такая команда шпионов-миллиардеров была призвана решать не только разведывательные, но и важные политико-финансовые задачи с прицелом на будущее. Миссия Даллеса свою задачу выполнила. За три года работы в Швейцарии «мистер Булл» и его люди смогли выявить связи швейцарских банков с финансово-промышленными и политическими кругами Третьего рейха и проследить пути умыкания награбленного. Аналогичные миссии работали в других странах, хотя бернская была главной.

К концу 1944 года союзники имели довольно полное представление о происходившем. Для изъятия награбленных гитлеровцами богатств при американских и британских войсках были созданы специальные подразделения «монументалистов» MFAA (Monuments, Fine Arts and Archives). Формально в задачу этих подразделений, состоявших из кураторов музеев, искусствоведов, историков, букинистов и архивистов, входила охрана движимых и недвижимых памятников истории и культуры в зоне военных действий в Европе. Но реально они занимались поисками спрятанных нацистами в тайниках сокровищ. Эти поиски «монументалисты» начали после высадки союзников на Сицилии летом 1943 года, но главным образом — после высадки в Нормандии в июне 1944-го. А в декабре приказом президента США Франклина Рузвельта официально была начата операция Safehaven («Безопасная гавань») по нахождению и складированию награбленных гитлеровцами сокровищ.

Остаток золотого запаса Третьего рейха, найденный американцами в саксонской соляной шахте Меркерс в апреле 1945 г.
Остаток золотого запаса Третьего рейха, найденный американцами в саксонской соляной шахте Меркерс в апреле 1945 г.

«Монументалисты» нашли 23 тыс. тайников, из них более 3 тысяч крупных. Некоторые (соляные шахты Меркерс, Граслебен и др.) являли собой сказочные «пещеры Аладдина». Всего было извлечено 10,7 млн культурно-исторических артефактов, которые свозились в сборные хранилища, крупнейшее из них находилось в Мюнхене. Стоимость найденных сокровищ была эквивалента стоимости 4450 тонн золота!

В итоге операции Safehaven союзникам удалось найти и вернуть 336 тонн 340 килограммов похищенного нацистами золота, а также культурно-исторические ценности на несколько миллиардов долларов. Часть похищенных культурных ценностей вернули законным владельцам. А вот найденное золото было передано в качестве залога в золотой пул Трехсторонней золотой комиссии (TGC), созданной США, Великобританией и Францией в сентябре 1946 года. Это золото, а также похищенные нацистами и найденные союзниками культурные ценности составили залоговый фонд, который ограбленная Гитлером Европа заложила в кладовых ФРС США. Под этот залог крупнейшие американские банки (главные акционеры ФРС) с большой выгодой профинансировали План Маршалла по восстановлению Европы. Американские налогоплательщики не потратили на это ни цента. У каждой страны был свой залог. У Франции — золотой запас с линкора «Ришелье».

У Англии — колониальные острова в трех океанах, предоставленные в аренду под американские военные базы. У других стран (в том числе Германии) — золото и культурные ценности. Уолл-стрит нажился на этом и поставил Европу в жесткую финансовую зависимость от США.

Однако американцы и англичане нашли далеко не все богатства, награбленные Третьим рейхом. 

Главнокомандующий союзными войсками в Европе генерал Д. Эйзенхауэр с группой генералов осматривает коллекции искусства, захороненные в шахте Меркерс. Апрель 1945 г.
Главнокомандующий союзными войсками в Европе генерал Д. Эйзенхауэр с группой генералов осматривает коллекции искусства, захороненные в шахте Меркерс. Апрель 1945 г.

Упомянутые 336 т — это остаток золота Рейхсбанка. Но помимо государственного запаса, было еще золото СС и нацистской партии, золото коммерческих банков, промышленников и богачей, награбленное золото нацистских бонз. Оно тихо расползлось по миру и основную его массу союзники не нашли. А этого золота было не менее 150 тонн. Особо надо сказать о формировании золотого резерва СС. Оно началось в мае 1940 года, когда гестапо похитило из Центрального банка Нидерландов 50 тонн золота, которое, минуя Рейхсбанк, бесследно исчезло. А в конце войны эсэсовцы провернули ряд секретных операций с золотом. Пожалуй, самую хитроумную курировал оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени.

 

В феврале 1945 года из Берлина через Мюнхен и Зальцбург в Австрийские Альпы отправился поезд № 277 из 24 вагонов с золотом и драгоценностями Рейхсбанка. Он прибыл на станцию Бад-Аус-зее и словно растворился. 38 лет о нем ничего не было известно.
И вот летом 1983 года двое заблудившихся в лесу близ Бад-Аусзее туристов наткнулись на небольшой деревянный домик. Но когда они присмотрелись к нему, то ахнули. Крыша дома оказалась сложена из золотых слитков Рейхсбанка, ими же были заполнены оконные рамы и деревянный каркас стен! «Избушку» разобрали, а прокуратура Австрии заявила, что таких «избушек» могло быть с полсотни, их в разобранном виде вывозили за границу под видом стройматериалов. Видимо, в такие «избушки» трансформировалось золото поезда № 277, но не всё. В 1974 году со дна соседнего озера Грюнзее подняли 12,5-килограммовый золотой слиток со свастикой и надписью Deutsche Reichsbank. На нем был выбит номер B425 из той же серии, которая была в «золотом поезде». Есть также сведения, что 7–8 мая 1945 года вагоны с золотом и другими ценностями двинулись из Бад-Аусзее на юг — в Грац, откуда золото было вывезено с помощью хорватского епископа Алоиза Худаля и неаполитанской мафии. После находки «золотой избушки» австрийская полиция обшарила окрестности и нашла в заброшенных колодцах еще 20 тонн золота в слитках. Это был остаток вывезенного в Германию «золота Муссолини», следы которого затерялись на соседней станции Бад-Ишль.

В тех местах весной 1945 года «потерялось» много нацистского золота. И там же, на берегу озера Топлиц, американцы арестовали Скорцени. Но вскоре выпустили, потому что он был им нужен. Вывезенное Скорцени золото не нашли. Исчезло и золото НСДАП, коим ведал казначей нацистской партии обергруппенфюрер СС Франц Щварц. В ноябре 1947 года он внезапно умер в лагере для перемещенных лиц. Тайну золота партии знал также Борман, но он погиб 2 мая 1945 года при попытке вырваться из Берлина. Почти все лица, знавшие тайны золота СС и НСДАП, отправились в мир иной.

Нельзя не рассказать о легендарной коллекции Гитлера, загадочно пропавшей после войны. Покупать картины Гитлер начал еще в 1920-е гг. Но всерьез коллекционированием произведений искусства он занялся после аншлюса Австрии весной 1938 года, когда в руках у нацистов оказались несметные сокровища Ротшильдов и других богатых евреев, а также «врагов национал-социализма», из которых Гитлер решил создать на своей родине в Линце величайший «музей народов» с собранной им коллекцией «арийского искусства». Административно курировал предприятие рейхсляйтер нацистской партии Мартин Борман. За финансовое обеспечение отвечал шеф Имперской канцелярии Ханс Ламмерс. А лейб-архитектор фюрера Альберт Шпеер на основе сделанных Гитлером эскизов разработал проект гигантского архитектурно-паркового ансамбля в стиле «коричневого ампира».

В своей затее Гитлер подражал Наполеону, некогда создавшему в Париже музей своего имени. Проект получил название «особая миссия Линц». Костяк музейного собрания должны были составить шедевры старых мастеров немецкой, нидерландской, итальянской, голландской, фламандской и французской школ (Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рембрандта, Рубенса и др.), а также уникальные произведения декоративно-прикладного искусства. Никаких импрессионистов, а тем паче модернистов, вроде Матисса или Пикассо! Многое определяли личные пристрастия Гитлера — вроде немецкого бытописателя и пейзажиста Карла Шпицвега или австрийца Ханса Макарта, писавшего дам в роскошных туалетах с густыми перьями.

Но чтобы создать супермузей, Гитлеру нужен был искусствовед высочайшего класса. Антиквар Карл Габершток посоветовал фюреру привлечь выдающегося знатока живописи старых мастеров, директора Дрезденской картинной галереи Ханса Поссе, хотя он числился в диссидентах нацистского режима. 18 июня 1939 года Гитлер пригласил Поссе на аудиенцию. Перспектива создать лучший в мире «музей фюрера германской нации» захватила Поссе, и он с неукротимой энергией взялся за дело.

В распоряжение Поссе и работавших на него экспертов и агентов гестапо поступали все награбленные коллекции искусства. Поссе отбирал нужные вещи, а остальное передавал другим гитлеровским грабителям — от Геринга, Розенберга и гауляйтеров до министерства финансов, которое продавало художественные ценности за валюту. Коллекции не евреев и не «врагов рейха» изымались иначе. Поссе делал их владельцам безотказное предложение: либо они продают свои сокровища по сильно заниженной цене, либо ими займется гестапо. После этого составлялся акт купли–продажи, и шедевры искусства «законно» переходили в собственность Гитлера. Агенты Поссе также делали закупки на мировых арт-рынках. Деньги на это были.

Германские промышленники и работодатели создали Фонд Адольфа Гитлера, куда каждый немецкий предприниматель должен был ежеквартально отчислять минимум пять промилей (тысячных долей) от суммы доходов. В итоге набралось 300 млн рейхсмарок, коими фюрер распоряжался. Кроме того, Гитлер получал крупные гонорары за книгу «Майн Кампф», а от Имперской почты — за право изображения на почтовых марках. На эти деньги Гитлер покупал произведения искусства (в отличие от Геринга, который нагло всё грабил), истратив на эти цели 163 млн рейхсмарок! А в день рождения нацистские бонзы, особенно Геринг и Гиммлер, дарили фюреру дорогие картины.

Работа по собиранию коллекции Гитлера велась на протяжении всей войны. После смерти Поссе в декабре 1942 года его сменил Герман Фосс. В итоге в коллекцию был отобран 4731 экспонат «особой художественной и исторической значимости». Примечательно, что в команде экспертов Поссе и Фосса работало много евреев. Например, Натан Кац, которого в конце 1942 года сам шеф гестапо Генрих Мюллер вывез на лечение от рака в Швейцарию, где он вскоре умер. В конце войны по приказу Бормана коллекцию фюрера разделили на части и спрятали в разных местах. Самую значительную часть захоронили в соляной шахте Альт-Аусзее в Австрийских Альпах, где в мае 1945 года ее нашли и извлекли американцы.

И тут начались загадки. Ценности, принадлежавшие Ротшильдам и другим представителям мировой финансовой олигархии, были возвращены, но основная часть коллекции Гитлера как в воду канула. И вот в июне 2004 года адвокатское бюро, представлявшее интересы Объединения жертв холокоста «Авраам», выдвинуло в американском суде иск на 125 млрд евро к правительству ФРГ, обвинив немецкие власти в незаконном использовании сокровищ, изъятых у евреев во времена Третьего рейха, которые послевоенные правительства ФРГ и немецкое общество использовали в финансовых целях, извлекая большую выгоду. Но сенсация состояла в том, что большинство названных в иске произведений (около 3 тысяч) происходило из пропавшей коллекции Гитлера! Разразился грандиозный скандал. Правительство Германии было вынуждено признать сей факт, но возвращать ценности отказалось ввиду того, что они были «законно куплены». Тяжба длилась несколько лет и потом затихла. Уцелевшая часть коллекции Гитлера по-прежнему находится в собственности Министерства финансов ФРГ и хранится в берлинском Музее немецкой истории. Некоторые из этих картин выложены на сайте музея, а германское правительство может использовать их в финансовых целях (в виде банковского залога и пр.), хотя они были изъяты у жертв гитлеровского режима.

Ныне культурно-исторические ценности, перемещенные в ходе Второй мировой войны, являют собой не художественную, а финансовую ценность. Это высоколиквидный финансовый актив, которым пользовались и будут пользоваться правительства европейских и американских стран, нажившихся на войне. В марте 1945 года на «саммите обеих Америк» в Мексике был принят «Акт Чапультепек» — «краеугольное соглашение для послевоенной безопасности и сотрудничества между Американскими Республиками», который «признал право каждой республики Западного полушария, включая США, распоряжаться германским имуществом в пределах своей юрисдикции и сохранять извлеченную прибыль». Этим беспрецедентным актом Америка ограбила уже ограбленную и разоренную Гитлером Европу.

Трофейные ценности жертв войны, хранящиеся вместе с золотом мира в кладовых ФРС США, являются ликвидным обеспечением доллара, поэтому информация о них засекречена не только в Америке. В Германии под табу деятельность гитлеровского министерства финансов. В 2009 году один из лидеров СДПГ Пеер Штайнбрюк попытался раскрыть эти тайны, создал международную комиссию экспертов, но осуществить задуманное не смог. Свет на те события проливает книга «Ограбленная Европа», где приведены конкретные цифры по награбленному гитлеровцами золоту и ценному имуществу, которым потом завладели западные союзники. В этом уникальность и достоинство этой книги.

Следующая публикация выступления А. Г. Мосякина будет посвящена его книге «Прусское проклятие», в которой на основе неизвестных ранее документов и свидетельств автор прослеживает путь Янтарной комнаты от Царского Села до Кёнигсберга и далее. 

 

Оставить комментарий

Комментарии: 0