Великий Октябрь и «золото партии»

26 апреля в Центральной районной библиотеке им. Мамина-Сибиряка прошла интереснейшая встреча с историком, журналистом, писателем Александром Мосякиным — автором книг: «За пеленой янтарного мифа», «Жемчужное ожерелье Санкт-Петербурга», «Ограбленная Европа», «Страсти по Филонову», «Янтарная комната», «Фальшивки и мистификации» и других. По его публикациям снято несколько фильмов на центральных телеканалах. Александр Георгиевич давно занимается темой перемещенных культурно-исторических ценностей. На встрече с читателями он представил три новых исследования, в том числе книгу о загадке Янтарной комнаты «Прусское проклятие», в которой на основе неизвестных ранее документов и свидетельств прослеживает путь «восьмого чуда света» от Царского Села до Кёнигсберга и далее. В этом номере мы публикуем отредактированную автором запись первой части его выступления.

Некогда я работал корреспондентом в газете ЦК КПСС «Социалистическая индустрия», и в 1987 году журналистская судьба свела меня с Дмитрием Сергеевичем Лихачёвым. В разговоре с ним я случайно затронул больную для него тему распродаж советским правительством культурных ценностей в 1920-е — 30-е годы. Сейчас об этом хорошо известно, но в советские времена эта тема была совершенно табуирована. В откровенной беседе Дмитрий Сергеевич мне сказал: «А вы знаете, что готовится новая эпопея распродаж? В стране нет валюты, цена на нефть падает. И вот решили повторить тот печальный опыт». Уже прошли пробные аукционы в Швейцарии, Западной Германии и Греции. Занимался этим заместитель министра культуры СССР Попов. Я спросил: «Что же будут распродавать?» — «А то, что лежит в туне: запасники крупнейших музеев, сокровища Гохрана и Алмазного фонда, трофейные ценности времен Второй мировой вой­ны», — сказал Дмитрий Сергеевич и спросил меня: «Нельзя ли в вашей газете опубликовать материал, который бы предотвратил это безумие?».

Почему безумие? Потому что когда на рынок выбрасывается огромная масса любого товара, это сразу резко снижают цену. В итоге получается минимальная финансовая выручка при гигантских потерях бесценного культурно-исторического наследия — то, что и произошло в 1924–1933 гг. Тогда только через Наркомвнешторг (ведомство Анастаса Микояна) продали более 6 тысяч тонн (!) культурных ценностей, выручив за них менее 20 млн рублей — по три рубля за «килограмм Рембрандта»! На индустриализацию нужно было не менее 4,5 млрд рублей золотом. Для индустриализации эти 20 миллионов — мизер, а сокровища Эрмитажа, Алмазного фонда и не только распродали. Глупость большая! На этом нажились немецкие антикварные фирмы, которые за бесценок всё это скупали, а потом втридорога перепродавали. Остатки «даров Микояна» конфисковали при Гитлере нацисты, продавали их на международных арт-рынках, а вырученная валюта пополняла казну Третьего рейха.

История могла повториться, поэтому я откликнулся на просьбу Дмитрия Сергеевича. Но сказал, что мне нужен доступ к информации — всё же было закрыто. Помогло то обстоятельство, что заместителем академика Лихачёва в Советском фонде культуры была Раиса Максимовна Горбачёва. Благодаря этому я получил доступ к закрытым архивам и спецхранам. Весной 1988 года материал о «сталинских» распродажах нашего культурного достояния был готов. Дмитрий Сергеевич лично повез его в Москву для получения санкции на публикацию в ЦК КПСС, ибо без нее опубликовать это в центральной партийной газете было нельзя. Но идеологи в ведомстве Егора Лигачёва материал «зарубили». Дмитрий Сергеевич вернулся в Ленинград совершенно убитый. Когда я ему позвонил и спросил, что теперь будем делать, он гробовым голосом ответил: «Не знаю».

 

Я тоже не знал, что делать. А потом отвез материал в редакцию журнала «Огонек», который с тиражом 4 млн экземпляров был тогда самым популярным в стране изданием. Материал прошел на ура. Весной 1989 года в трех номерах журнала вышли большие статьи под общим названием «Продажа». Это была первая в СССР публикация на эту тему. Она вызвала огромный резонанс, и новую эпопею распродаж удалось предотвратить. С тех пор у меня сложились очень хорошие отношения с академиком Лихачёвым. Сначала я работал над этой темой под его руководством, потом сам — в итоге темой перемещенных ценностей занимаюсь уже 30 лет. Собран огромный материал. В Москве и Петербурге у меня вышло девять книг, из них восемь за последние четыре года.

Банк Англии, куда в 1914–1917 гг. было отправлено почти 500 тонн русского золота
Банк Англии, куда в 1914–1917 гг. было отправлено почти 500 тонн русского золота

В прошлом году под «шапкой» московского Института системно-стратегического анализа (ИСАН) вышло мое исследование «Судьба золота Российской империи в срезе истории. 1880–1922». Есть исторический факт: с 1914 по 1922 год исчез крупнейший в мире золотой запас царской России. К началу Первой мировой вой­ны он составлял 1785 тонн, из них 1340 хранилось в Госбанке, 90 — за границей, а 355 тонн находилось в обращении в виде золотых монет. И вот за восемь лет это несметное богатство из России ушло. Моей задачей было выяснить, где находится русское золото и что можно сейчас вернуть. Имелось в виду и царское золото, которое вывозилось в Первую мировую вой­ну (498 тонн вывезли в Банк Англии), и золото, которое вывозили большевики, и «золото Колчака».

Книга вызвала в Москве резонанс и споры. Ведь помимо прочего, в ней впервые написано о так называемом «золоте партии». Оно реально существовало. Но не во времена Перестройки в конце 1980-х, когда разложившаяся советская элита рассовывала по личным счетам в оффшорах общенародное богатство, гробя страну, а гораздо раньше — в начале 1920-х гг., когда Ленин, Троцкий и нарком финансов Крестинский создали за границей валютные резервы большевистской партии на случай потери власти. Вкратце эта история такова.

В первые месяцы Советской власти режим большевиков висел на волоске. Им угрожала Германия, с которой Ленин со товарищи в марте 1918 года подписали грабительский Брестский мир, который спас большевиков от краха, но германские войска продолжали двигаться по Украине и захватили Крым. Большевикам угрожала Антанта, Верховный совет которой 12 ноября 1918 года принял решение о широкомасштабной интервенции с целью свержения большевистского режима, который не только подписал сепаратный мир с Германией, но и отказался платить по царским долгам и национализировал собственность западных банков, компаний и фирм. Предполагалось высадить в Мурманске и Архангельске 100-тысячный экспедиционный корпус. Вторжение Антанты готов был поддержать теми же силами финский диктатор Маннергейм. А с юга и востока России на Москву и Петроград двинулись бы разные антибольшевистские силы. Власть большевиков была бы свергнута. 

Золотая кладовая Казанского банка, где в 1918 г. хранилась половина золотого запаса России
Золотая кладовая Казанского банка, где в 1918 г. хранилась половина золотого запаса России

В столь критической ситуации у большевистских вождей возникла идея откупа — сначала от Германии, а потом от Антанты. Средством откупа стали территориальные уступки, природные богатства России и царское золото. Его большевикам досталось 852,5 тонны. Плюс примерно 200 тонн золотых монет и изделий они изъяли у населения. Этим золотым фондом они могли распоряжаться — и распорядились.

С мая 1918 года по инициативе Ленина сначала в Москве, а потом в Берлине шли секретные советско-германские переговоры, увенчавшиеся подписанием 27 августа 1918 года Добавочного (к Брестскому) мирного договора с приложенным к нему финансовым соглашением. Согласно им Германия отказалась от любых агрессивных действий против РСФСР, а большевики обязались передавать немцам четверть добываемой в Баку нефти, часть донбасского угля и выплатить денежную контрибуцию в виде царских купюр и 245,5 тонн золота. Взамен немцы обещали выгнать турок из Баку и вместе с большевиками очистить север России от Антанты. Предполагались пять «золотых посылок». Но до капитуляции Германии в Рейхсбанк ушло только два эшелона с золотом — 93,5 тонны.

Так большевики откупились от Германии и спасли свою власть. А затем они взялись за Антанту и США. Этому способствовало то обстоятельство, что тесные связи между руководством большевистской партии в лице Ленина и Троцкого и американской финансовой олигархией установились еще накануне Октябрьского переворота, когда в начале августа 1917 года в Петроград прибыла своеобразная миссия американского Красного Креста, которую возглавляли директор Федерального резервного банка Нью-Йорка Уильям Б. Томпсон и «герой Клондайка», друг президента Вудро Вильсона полковник Реймонд Робинс. Эта миссия сыграла важную роль в революционных событиях осени 1917 года. А в мае 1918 года Ленин передал в Америку с Робинсом обширный план экономического сотрудничества Советской России с финансово-промышленными кругами США, предложив крупному американскому капиталу заменить германский капитал, который до мировой вой­ны доминировал в царской России. Об этом подробно рассказано в моей книге.

М. М, Литвинов (Валлах) в 1920–22 гг. уполномоченный Политбюро ЦК РКП(б) и Совнаркома по золотовалютным операциям за границей
М. М, Литвинов (Валлах) в 1920–22 гг. уполномоченный Политбюро ЦК РКП(б) и Совнаркома по золотовалютным операциям за границей

О возможности откупа от Антанты и США нарком по иностранным делам РСФСР Чичерин писал советскому представителю в Лондоне Литвинову еще в июне 1918 года. В октябре в письме советскому полпреду в Швеции Воровскому он подтвердил: «По отношению к Антанте далеко не исключена возможность откупиться, как мы откупились в Бресте». А 24 октября 1918 года Георгий Чичерин обратился к президенту США Вудро Вильсону с нотой, в которой предельно откровенно предложил Америке и ее союзникам назвать цену, которую должны уплатить Западу большевики, чтобы остаться у власти. Процитирую концовку этого документа:

«Мы предлагаем Вам, Господин Президент, рассмотреть совместно с Вашими союзниками нижеследующие вопросы и дать нам на них точные, вполне деловые ответы: намерены ли правительства в Америке, Англии и Франции перестать требовать крови русского народа и жизней русских граждан, если русский народ согласится уплатить им за это и откупиться от них так, как человек, подвергшийся внезапному нападению, откупается от того, кто на него напал? А в таком случае, какой именно дани требуют от русского народа правительства Америки, Англии и Франции? Требуют ли они концессий, передачи им на определенных условиях железных дорог, рудников, золотых приисков и т. д. или территориальных уступок какой-либо части Сибири или Кавказа, или же Мурманского побережья? Мы ожидаем от Вас, Господин Президент, что Вы определенно заявите, какие именно требования предъявляете Вы и Ваши союзники. <...> Если же наше ожидание нас обманет, если Вы не дадите нам никакого ответа на наши вполне определенные и точные вопросы, мы сделаем из этого тот вполне несомненный вывод, что мы не ошибаемся, что Ваше Правительство и правительства Ваших союзников желают получить с русского народа и денежную дань (золото — А. М.), и дань естественными богатствами России, и земельные приращения».

Ленин и Троцкий вывозили русское золото в кладовые Федеральной резервной системы США
Ленин и Троцкий вывозили русское золото в кладовые Федеральной резервной системы США

Запад клюнул на приманку! В январе 1919 года в Стокгольме состоялись секретные советско-американские переговоры на эту тему. Через два месяца они продолжились в Москве. И тогда же в Нью-Йорке объявилась неофициальная торговая миссия РСФСР, которую возглавлял старый соратник Ленина по подпольной борьбе, гражданин Германии Людвиг Мартенс, который 19 марта 1919 года направил в Госдепартамент США меморандум, где говорилось: «В случае возобновления торговли с Соединенными Штатами Российское Правительство готово немедленно разместить в банках Европы и Америки золото на сумму в двести миллионов долларов для покрытия стоимости первых закупок». Это 300 тонн золота, которые большевики готовы были немедленно отправить в западные банки в случае их дипломатического признания.

Но возникла проблема. В декабре 1917 года Антанта объявила большевикам золотую блокаду, которая запрещала всем странам принимать от советского правительства царское золото, поскольку большевики узурпировали власть в России и не являются законными владельцами этого золота. Это была серьезная преграда для его вывоза, которую надо было обойти. И большевики ее обошли, создав первую в мире «балтийскую оффшорную зону» с целью отмывки царского золота. Они заключили с Эстонией (2 февраля 1920 г.), а в июле с Латвией мирные договора, по которым большевики первыми в мире признали эти вновь образованные государства, отдали им населенные русскими людьми территории Псковской губернии и вокруг Нарвы, а также часть золотого запаса Российской империи (11,5 тонн эстонцам и 3 тонны латышам). А взамен получили возможность свободно вывозить через Эстонию (Ревель) и Латвию русское золото в шведские банки. Там его переплавляли, снабжали клеймами Шведского монетного двора, и уже как шведское золото отправляли на европейские биржи в Берлине, Амстердаме, Цюрихе, Лондоне и Париже, откуда оно расходилось по миру. Главным получателем отмытого большевиками золота стал Федеральный резервный банк Нью-Йорка (головной банк ФРС США). Немалую долю золота получили также Банк Франции, Банк Англии и другие западные банки.

Блеск царского золота зачаровал западную финансовую олигархию. Под ее давлением намеченная в ноябре 1918 года широкомасштабная интервенция Антанты против большевиков сорвалась. Белое движение «союзниками» было предано, не получив ни политического признания, ни обещанного оружия и денег. А большевики спасли свою власть, по сути, купив ее за царское золото. Кровавая же Гражданская вой­на, громыхавшая на просторах бывшей Российской империи, была лишь декорацией сего исторического спектакля.

Итог этой спецоперации, которая сопровождалась грандиозными махинациями (вроде закупки тысячи паровозов в Швеции), был таким. Из примерно 1050 тонн золота, коими располагали большевики, к моменту Генуэзской конференции в апреле 1922 года золотой запас РСФСР усох до 169 тонн. Около 900 тонн русского золота было вывезено за границу. Из них 187 с «хвостиком» вывез адмирал Колчак, а остальное — большевики, создавшие за границей золотовалютный резерв партии, полученный от продажи и вывоза золота. Ответственным перед Политбюро ЦК РКП(б) за эти секретные операции в марте 1920 года был назначен будущий нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов. Вырученная от продажи золота валюта была размещена, как минимум, на 14 онкольных счетах (на предъявителя). Владельцев этих счетов не тронули ни ленинские, ни сталинские чистки, они умерли своей смертью. А вывезенное за границу в начале 1920-х гг. «золото партии» со временем стало общегосударственным золотовалютным фондом. За его счет финансировалась индустриализация, закупки стратегических товаров накануне и во время Великой Отечественной вой­ны и, возможно, послевоенная оплата за ленд-лиз. О существовании этого финансового резерва в западных банках знали единицы. Накануне вой­ны это были Сталин, Молотов, Микоян (он производил импортные закупки для нужд вой­ны), а также нарком финансов и глава Госбанка СССР.

Федеральный резервный банк Нью-Йорка, где собрано золото всего мира, включая "ленинское"
Федеральный резервный банк Нью-Йорка, где собрано золото всего мира, включая "ленинское"

Такова правда. Она переворачивает устоявшиеся взгляды на историю Октябрьской революции и Гражданской войны в России. Поэтому моя книга про золото Российской империи вызвала бурю эмоций. Но изложенные в ней факты и историческую концепцию подтверждают документы. Просматривая материалы, связанные с Генуэзской конференцией, состоявшейся весной 1922 года, я наткнулся на программу действий советской делегации, которую номинально возглавлял В. И. Ленин, но фактически наркоминдел Г. В. Чичерин. Перед отъездом в Геную, Чичерин отправил эту программу Ленину, сопроводив ее письмом, где написал: «Мы предложим распределить планомерно золото, лежащее в настоящее время втуне, в кладовых американских банков. Это планомерное распределение золота по всем странам должно сочетаться с планомерным распределением заказов, торговли, снабжения недостающими материалами, вообще со всесторонней экономической помощью разоренным странам. Эта помощь может иметь характер ссуды, ибо при планомерном хозяйстве она через несколько лет уже начнет выплачиваться».

Прочтя чичеринскую программу действий советской делегации в Генуе, Ленин отправил ее обратно, сопроводив письмом, где говорилось: «Тов. Чичерин! Прочел Ваше письмо от 10/III. Мне кажется, пацифистскую программу Вы сами в этом письме изложили прекрасно». А в тексте Ленин сделал пометки на полях. В процитированном абзаце слова о планомерном распределении мирового золота в кладовых американских банков, он дважды подчеркнул. Это удивительно. Ведь идея заложить мировое золото в американские банки и на этом построить послевоенное экономическое восстановление мира была положена в основу Бреттон-Вудской системы, разработанной в конце Второй мировой войны и действовавшей четверть века. На ней базировался и План Маршалла по восстановлению Европы. Выходит то, что предложили миру американцы в конце 1944 года, еще весной 1922-го предлагали большевики! И подали пример, вывезя доставшиеся им царское золото в кладовые ФРС США.

Максим Литвинов, вывозивший в 192022 гг. советское золото за границу, выступая в апреле 1928 года на 3-й сессии 4-го созыва ЦИК СССР, заявил: «В 1921 году я находился в Ревеле и через мои руки прошло несколько сот миллионов рублей нашего золота, проданного мною за границу». Основная его масса осела в кладовых Федерального резервного банка Нью-Йорка. Написанное мною в книге подтверждают и около тысячи (!) недавно рассекреченных документов из так называемых «золотых папок» Политбюро, которые в полной мере раскрывают описанную выше картину событий. Эти документы у меня на руках. Часть из них я впервые приведу во втором издании книги, но постараюсь факсимиле опубликовать все.

В своей книге я также изложил получившую широкую известность легенду о том, что в феврале 1920 года в Байкал якобы рухнул поезд с «золотом Колчака», которое вывозили чехословацкие легионеры. После выхода книги я получил очень обстоятельный комментарий из Иркутска, из которого следует, что никакого крушения «золотого поезда» в Байкал не было. Это выдумка телевизионщиков, которые ради дутой сенсации сняли фильм про затонувшее в Байкале «золото Колчака» и тем ввели всех в заблуждение. Во втором издании книги этот комментарий я приведу.

Write a comment

Comments: 0