Кстати о Троице

Новый год начался удивительным образом, этаким интернациональным знамением. Буквально в первый рабочий день нового года к нам в салон пришёл американец, но как я узнала позже, американцем он был только по паспорту, а по своим корням — русский. Важно протискиваясь между тесно расставленной мебелью со множеством красивых предметов, он щедро бросал формальные фразы, которые никак не получалось оживить. Мне захотелось найти с ним общий язык, но мысли наши отталкивались друг от друга, будто между ними существовало некое плотное поле, препятствующее сближению. И вскоре мы начали испытывать неловкость, но, несмотря на это, он не уходил. «Странно, — подумала я, — вроде бы американцы конкретные люди и без дела не заходят. Что же он хочет?» Я искала глазами что-то важное, что могло бы его заинтересовать: картины, фарфор, бронза, но ни одна вещь не останавливала моего взгляда. «Карамзин! Как же я сразу не догадалась!» — вздохнула я, передавая гостю для просмотра пятикилограммовую книгу в кожаном переплете с металлическими накладками. «О-о-о! Это история!» — протянул он, усаживаясь поудобнее в крепком широком кресле XIX века.

В это время раздался звонок. В дверях стоял симпатичный китаец: «Дластвуте! Инталь ести?» «Янтарь есть, но мало», — улыбнулась я. «Смотлеть, пизалиста», — попросил новый гость. Я очень обрадовалась его конкретной просьбе и с большим удовольствием стала показывать все янтарные изделия: бусы, броши, серьги и прочее. В салоне оживилось. Китаец задавал много вопросов, просил еще и ещё показать, светил фонариком прямо на янтарь, фотографировал его и настаивал сделать скидку в 50 «плацентов». Я долго ему объясняла, что весь наш товар комиссионный и я не могу делать такие большие скидки. Но он совсем не хотел этого понимать и просил позвонить хозяину и «плосить» скидку.

Тем временем американец закончил своё изучение книги. «Исто-рия го-сударства ро-ссийско-го очень важ-ная и тяже-лая. Я не мо-гу её купить!» — с сожалением заявил он и подошёл ко мне. Рядом стоял китаец и фотографировал панно, которое висело на центральном месте. «Вот чудесная Троица!» — и желая добавить: «Андрей Рублёв», я указала на изящную центральную фигуру панно и как-то неожиданно и очень громко произнесла: «Это Россия!». Воцарилось молчание. «А это Соединенные Штаты!», — одержимо улыбаясь, подхватил американец, указав на фигуру слева. «Чайна! Китай!», — протянул палец к фигуре справа китаец.

Нам стало радостно, и мы пожали друг другу руки. Как будто наши души объединились, и открылся новый смысл мирового порядка — и мы все с этим согласились. Можно сказать, случилось откровение!

Такая вот история случилась в нашем магазине в первый трудовой день Нового года!

Пусть царит духовность и будет мир на земле!

Приходите к нам за покупками, объединяющими души! Мы ждём вас!

 

                                     Ирина Бадзани, директор магазина-салона «кСтати»

Оставить комментарий

Комментарии: 0