Колокольчики, которые внутри…

В конце сентября в Большом концертном зале Царскосельской гимназии искусств прошла встреча с хорошо известным, популярным актером театра и кино, членом попечительского совета гимназии Владимиром Устиновичем ЛИТВИНОВЫМ. Встреча получилась теплой, душевной, да и атмосфера располагала к разговору.

Любимый многими зрителями актер предстал обаятельным, молодым душой, простым в общении, без какого-либо апломба человеком, а во время выступления на сцене — глубоким, серьезным, вдумчивым и тонко чувствующим человеком, и вместе с тем человеком своего времени с обостренным восприятием современности.

 

— Я остро чувствую сегодняшний день. Зрение у человека — это аппарат для восхищения, и порой нам не хватает зрительного впечатления. Каждую неделю я бываю в Пушкине. Чувствую, как здесь спокойно, тихо. Город Пушкин мне очень нравится, это хорошее место, здесь культура, история, да и не так далеко от Петербурга.

Сегодня, проезжая мимо Екатерининского парка, подумал: Боже, какая красота! Я искренно завидую людям, которые сейчас неспешно прогуливается рядом с дворцом, не заняты заботами — какие они счастливые! Сегодняшний солнечный, теплый день не повторится никогда. Начинается уже золотая осень — и это уникальные дни!

Мы живем в очень сложное время. Ужасающее телевидение, всякие соблазны, которые пропагандируют в СМИ — бери от жизни всё. Пропаганда легкой жизни. Телевидение сейчас стало коммерческое, зарабатывает на людских слабостях, на низменном, делая на этом большие деньги. В такое время очень трудно воспитывать детей. Мир холодеет и надо как-то утепляться. Политика и телевидение манипулируют человеческим сознанием. Человек должен вырабатывать некое критическое мышление, чтобы не поддаваться провокации от политики. Потому что очень много неправды, лжи, которая всё пожирает, как русское слово «ржа». Она везде проникает, и человек должен защититься от этого.

 Мне хочется вспомнить телевизионный проект «Старые песни о главном», потому что в нынешнее время, последние 25 лет новых песен о главном не написано, а очень жаль. Песня — это отражение реальной жизни, имеет крайне важный душевный дар, она рассказывает о глубоких чувствах, о друзьях-товарищах... Сейчас песни носят какой-то развлекательный характер, и даже юмор странный, плоский, отчасти просто ха-ха, хи-хи.

Помимо бытовых проблем в жизни есть что-то более важное, мимо чего наша жизнь проходит. В супермаркетах, магазинах ловлю себя на мысли, что в жизни надо это как-то все минимизировать, ни в коем случае не поддаваться страсти потребления, потому что мы живем для чего-то гораздо более важного. Свою отдушину может найти каждый, у человека есть богатый внутренний мир и, я бы сказал — колокольчики, которые звенят у него внутри. 

В своем загруженном графике вы можете себе позволить прогулки по Пушкину?

— Да, я выкраивают для этого время, у меня душа как раз-таки расположена к этому — расположена к наслаждению жизнью!

У вас есть любимые места, где вам нравится проводить время?

— Да, во-первых, там, где я провел свое детство — это Парк Победы, сталинский Ленинград, кстати, когда-то Московский проспект назывался Сталинским. Иногда я люблю говорить такую шутку, что я уже такой взрослый, что даже Сталина в Мавзолее видел. Это был 1958 год, мне было лет семь, и я помню, как меня возили на Красную площадь, в Мавзолей, где лежали Ленин и Сталин. На лето родители меня часто привозили в Москву, где у меня был дядя, военный моряк, которого я очень боялся. Это мои детские, очень яркие впечатления.

В центре Петербурга экология желает быть лучше, весь центр забит машинами. Есть тихие зоны, например, Таврический парк. Я уже отвык от центра. В центре, конечно, хорошо, но в Пушкине все же лучше.

Еще мне очень импонирует Великий Новгород. Это малоэтажный город, в два-три этажа — что мне по душе. Были бы еще шикарные дороги — и через пару часов ты уже в другом мире. Там река спокойная, домики небольшие, а я понял, что люблю небольшие дома. Живёшь и радуешься. Я не рыбак, речка меня просто успокаивает, визуальный ряд. Нирвана.

Владимир Устинович, с чего у вас всё началось?

— Я размышляю, с чего всё началось? А началось всё со встречи моих родителей. Был 1943 год, они встретились на войне, у каждого из них была за спиной своя трагедия. Я родился поздно у них. Так для моих родителей началась новая жизнь, и началась моя история. Сама жизнь таинственна, необыкновенна — надо не терять это ощущение, не погружаться в пучину быта.

Я решил выяснить: в какой день недели я родился? Выяснил, что это был четверг, а еще я узнал такую информацию, что в день моего рождения в Древнем Риме отмечался Новый год. Мне очень нравится американский писатель Торнтон Уайлдер, нравятся его пьесы. Так вот в одной из этих пьес как раз и говорится про этот мартовский день, день моего рождения — праздник Юпитера, подношения богам. 

Кем вы мечтали быть в детстве?

— Помню, в классе шестом нас спрашивали об этом. Тогда дети наперебой отвечали: космонавтом, строителем, футболистом… А я ответил, не знаю почему, не раздумывая — хочу быть мудрецом. Абсолютно бессознательно, первое, что пришло в голову. И сейчас, когда я уже не чувствую откровенной принадлежности к актерству, понимаю, как правильно я тогда ответил.

Что такое актерство?

— Актерство — это часть жизни! Есть артисты — фанаты, они целыми днями что-то играют, репетирует, у них перевоплощения, лицедейство на первом плане, они страдают, если у них нет какой-то роли. Я в этом плане спокоен. В определённом возрасте ты понимаешь, что играть, это часть профессии, это часть моего хлеба. Я знаю, что очень много людей зарабатывают хлеб насущный не тем, что нравится. А я счастливый человек, зарабатываю именно тем, что мне нравится. И мне нравится получать удовлетворение от своей работы!

Например, на прошлой неделе, я снимался в Москве, и мы там так хорошо поработали! Хотя график работы был очень напряженный, в две смены по двенадцать часов, у меня было очень много сцен, по двадцать за день. Всё происходило очень быстро: текст, чайку попили, переоделись, текст, первая сцена, вторая сцена — но это было настолько хорошо! Всё получалось, группа хорошая, атмосфера хорошая, рабочая,  ребята в группе все попались с юмором. Мы качественно поработали.

Чем вы можете похвастаться?

 

— Две вещи, которые я хорошо держу: это грим на лице и обаяние, — шутит Владимир Устинович. — Когда я теряю обаяние, я сам себе не нравлюсь, Я чувствую, что мне что-то не хватает.  

Существует ли такое понятие — актерская технология?

— Что такое актерская технология, никто до сих пор так и не знает. На эту тему написано очень много книг: Станиславский, Михаил Чехов, написаны всякие методики — но я считаю, что это по-прежнему необъяснимо.

Я встречал людей в жизни, которые не очень умны, но на сцене или в кино могут сыграть профессора, интеллектуала. По роли я верю, что он интеллектуал, а общаясь с ним, в разговоре понимаю, что там ничего нет. Непонятно, как он это играет, не объяснить, природой видно показано.

Есть ли у вас такая роль, в которой вы сыграли сами себя?

— Во-первых, я присутствую во всех своих ролях, из моей природы выходит та или иная роль. В себе я постоянно открываю какие-то новые грани, которые я могу играть. Во мне происходит какое-то изменение, некая маска появляется. Некоторые артисты любят за ролью себя спрятать. Им очень нравится сам процесс перевоплощения. Они сами себе неинтересны.

Я, наверное, принадлежу к такой категории артистов, которые себе интересны, и поэтому я не прячусь за маской, наоборот, стараюсь как можно больше себя проявить в ролях. Для меня, как для артиста, очень важно, чтобы я больше проявлялся. Помните, как раньше делали фотографии: лоточек, вода, проявитель и закрепитель, кинул туда фотобумагу и появляются фотографии. Я не хочу прятаться за масками. Я всегда смотрю сценарий, где я могу за что-то зацепиться, чтобы выразить себя.

В последнее время вся эта литература, сценарии шаблонны. Там нет серьезной сценической проработки, нет характеров, нет драматургии. Люди, которые это пишут, не прописывают характеры. А хорошая драматургия, это когда автор прописывает через диалоги характер героя. И когда артист берёт этот текст, он понимает, где и как он должен сыграть. Например, Папанов — как он играл, необъяснимо. Это что-то внутреннее, как стержень. Он поднимает свою роль до каких-то высот, это трагедия, драма, это талант.

Чем на ваш взгляд интересна актерская профессия?

— Актерская профессия интересна с точки зрения самопознания. Я не думал никогда, что смогу играть асоциального героя, внутри я сформировался как-то по-другому. Например, Алексей Баталов играл только положительные роли. А замечательный артист Лев Иванович Борисов, светлая ему память, известен многим по роли Антибиотика в фильме «Бандитский Петербург». Мы с ним встретились на съемках фильма, в котором я получил отрицательную роль отвратительного бандита. Чтобы сыграть эту роль вспомнил, что в детстве в нашем дворе, будучи еще мальчиком, видел двух страшных людей, уголовников, урок. Два человека, лет по 37, пришедшие с зоны, внушали страх: с бритвой, глаз дёргался. Это детское воспоминание очень помогло мне сыграть в «Бандитском Петербурге». Вдруг во мне проснулось, что я стал такой, как они, такой же жестокий — даже сейчас глаза засверкали. Как это происходит? Вот это и есть актёрская природа, через глаза.

Ваши отношения с театром?

— Мне импонирует сцена античного театра. Однажды на съемках в Сирии, еще до военных действий, я вышел на такую сцену, а мой приятель стоял где-то на верхних рядах, тогда я и понял природу античного театра. Все твои резонаторы начинают работать, когда ты стоишь не в закрытой коробке, а на сцене такого театра. И последний зритель в самом верхнем ряду тебя видит и слышит. Всё происходит на открытом пространстве театра, под открытым небом. Всё действие сводилось тогда к богам, ты обращаешься к богам. Это имело огромный психотерапевтический эффект.

У вас есть хобби?

— Я люблю беговые лыжи. Главное — это найти людей-единомышленников, а в Пушкине они есть.

У вас такой большой список сыгранных ролей. Вы должны быть довольны своей актерской судьбой.

 

— Если честно, я не очень трудолюбивый человек. Не считаю себя трудоголиком. У меня были периоды простоя. Любая актерская судьба очень зависима. У меня большие претензии к 90-м годам. Я был такой зрелый, сорокалетний человек, еще нетронутый временем, в отличном состоянии. Мог бы тогда много сыграть… Только я начал много сниматься — и всё кончилось, лет шесть тишина. В силу того, что я, по сути, не такой фанатичный, как-то с этим свыкся, но опять же,  понимаю, что очень много у меня украдено. 

Кто такой актер?

— Хочется вспомнить стихотворение Геннадия Шпаликова:

Бывают крылья у художников,

Портных и железнодорожников,

Но лишь художники открыли,

Как прорастают эти крылья.

 

А прорастают они так —

Из ничего, из ниоткуда.

Нет объяснения у чуда,

И я на это — не мастак! 

Актёр — тот же художник, себя художник. Краски и кисточка — он сам. Но есть проблема — работу актера нельзя зафиксировать на бумагу, это сыграно в данный момент и не повторить, поэтому не все люди данной профессии выдерживают, начинают принимать алкоголь, наркотики… Не понимают, что у человека есть некое поручение. Дарование — как поручение, его нельзя губить, губить свой талант. 

У вас есть свой девиз?

— Мой девиз: Цените то, что имеете! Надо жить здесь и сейчас. Нет прошлых ошибок. Есть только сейчас, сегодняшнее мгновение — прошлого уже нет, я никак не могу прошлое поменять. Нет никакой микросекунды паузы. Средневековые люди лучше понимали жизнь, потому что у них были песочные часы. Что такое стрелки часов? Это абстрактное понятие. А песок виден, ощутим, он сыпется. Мы по жизни всё время наступаем на одни и те же грабли — такова природа человека! 10 раз наступил на грабли — после этого застрелиться надо. В жизни нет ничего нового — новое через несколько мгновений уже становится старым. Надо радоваться жизни здесь и сейчас. Я стараюсь быть мудрецом.

Недавно меня задела одна фотография: из космоса сфотографирована наша Земля. Земля — это маленькая точечка, когда я посмотрел на этот снимок, он меня сильно впечатлил. В очередной раз я осознал, что надо возвыситься над жизнью и радоваться тем, что ты маленькая микрочастичка. Где ты там?!.. Я оптимист, поэтому, когда я смотрю на такие фотографии, у меня рождается желание жить. Отчаяние — это большой грех. Как может человек так загнать себя в угол, что всё там рухнуло, деньги отобрали или ещё что-то там произошло? Где-то прочитал, у какого-то священника: не надо усложнять жизнь и  выращивать из мухи слона. Жизнь прекрасна. Все совершают ошибки, никто не живет идеально, все люди грешны и несовершенны — нечего загонять себя в угол.

Поэтому в зрительном зале я всем скажу: «Спасибо, что пришли на встречу со мной, несмотря на то, что за окном такая замечательная погода».

                                                             Беседовала Елена Абарова

 

Владимир Устинович Литвинов — советский и российский актёр театра и кино, заслуженный артист России.

В 1976 году окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК). В разные годы работал в театрах Ленинграда: театр Комедии, ТЮЗ им. Брянцева, Театр драмы и комедии на Литейном.

В большом кино дебютировал в 1977 году в картине «Золотая мина». Но активно стал сниматься в кино в 1980-е годы. Сыграл в кино более 100 ролей. Во время съемок картины «За все заплачено», проходивших в Афганистане, был тяжело ранен: штырь от антенны бронетранспортера вошел в тело актера на 15 сантиметров. После нескольких операций актер снова вернулся к работе.