Ассоциация воздуха и творческой свободы

Однажды, после поездки во французский город-побратим, собравшись в мастерской пушкинского художника Владимира Верещагина, художники в очередной раз обсуждали идею создания творческой группы. Мнения, как всегда, разделились: кто-то говорил, что это провальная идея, другие ратовали за нее.

Поскольку я был всего лишь соучастником события, могу с уверенностью сказать, что мысль эта постоянно высказывалась не только Верещагиным. Но все время не находила должного отклика. Поездка во французский город Валансе с выставкой царскосельских художников каким-то образом объединила творцов, и они уже смотрели на идею создания ассоциации другими глазами. В принципе, никто не выступал против. Единственным камнем преткновения была кандидатура председателя. На том собрании присутствовали Вадим Маслов, Сергей Артемьев, Николай Романов, Лариса Боева — можно сказать, актив. После недолгих дебатов выбрали Вадима Маслова.

А первым председателем и организатором Ассоциации прежде был Валерий Алексеевич Машенькин, заслуженный художник России, старейший пушкинский художник. Около десяти лет назад он зарегистрировал Ассоциацию в Торгово-промышленной палате городов Пушкина и Павловска, даже получил поддержку администрации района. Нашли подходящее помещение, составили план ремонта и освещения, но на этом этапе все и закончилось. В результате, помещение передали ресторану. После кончины председателя об Ассоциации на время забыли. И вот теперь избрали Вадима Маслова.

Но какая ассоциация без галереи — все равно, что артист без театра. По совету Ларисы Боевой Вадим посетил Лютеранскую церковь на Набережной улице, где, по словам Ларисы, были помещения, в которых проводили мастер-классы. Ему показали две небольшие кладовки, требующие ремонта. Все лето семейство Вадима Маслова убирало мусор, красило стены, окна, меняли линолеум, Вадим сделал конструкции, на которых подвесил светильники. И помещения преобразились. Белые стены позволили экспонировать не только живописные произведения, но и графические работы.

Как-то с выставочными пространствами в Царском Селе не везет. Два года назад  в Певческой башне открыли галерею, там было выставлено немало прекрасных работ. Проходили замечательные выставки. Однако просуществовала она около года, а затем закрылась из-за того, что было мало посетителей и практически не было продаж картин. Вообще для такого города, как Царское Село, с его историей и аурой, не иметь галерею не просто стыдно, а я бы даже сказал позорно. И что самое удивительное: разговоры об этом ведутся десятки лет. Есть, конечно, пару мест, где можно устраивать выставки — читальный зал библиотеки им. Мамина-Сибиряка, в здании администрации, в Доме-музее Чистякова… Но это не совсем выставочное пространство для серьезных экспозиций. Да и зрителей там бывает маловато — все-таки учреждения другого целевого назначения. Да, еще есть магазин, где можно заказать рамы, там много живописи, но… уровень ее, ни в какое сравнение не идет с тем, что должно быть представлено в художественной галерее.

В наше быстро несущееся время восприятие мира отходит от вербальных освоений действительности, уступая место визуальным восприятиям, становится более простым и глобальным, охватывая все большее пространство нашей жизни. Телевидение становится пропагандистом, а Интернет — со своими лайками и селфи становится одним из важных критериев жизни для подрастающего поколения, да и не только, заменяя все: и литературу, и живопись, одним словом, все виды искусства, и самое главное — весь пласт многовековой культуры.

Ассоциация художников призвана не только воспитывать, подрастающее поколение, но консолидировать многих художников. Не секрет, что художники не всегда могут выставиться в Санкт-Петербурге. Возникают сложности с доставкой работ вначале на худсовет, затем на выставку. В Павловске и Пушкине живет много художников. На Детскосельском бульваре находятся художественные мастерские. Каждый художник живет своей жизнью, но иногда необходимо выходить в люди, делиться своим творчеством. Ведь каждый живописец или график работает не только для себя, а в надежде на продажу своих работ. А это одна из самых сложных проблем. В Питере достаточно много галерей, но устроить там выставку весьма проблематично.

Первая выставка в галерее открылась в начале лета — на ней было представлено около 15 разных художников.   

Вот что рассказала Татьяна ФЕДОРОВА, секретарь Финского евангелическо-лютеранского прихода города Пушкина:

— О том, что в Пушкине живет много художников и у них нет постоянного места для проведения выставок, я узнала в администрации Пушкинского района от одного из работников администрации, будучи еще директором Камерного хора «Петербургские серенады» в доме Теппера де Фергюсона. Тогда-то я и познакомилась с Ниной Федоровной Заргарян, и мы с ней договорились о проведении выставок в стенах этого учреждения. Идея была превосходная. В то время там работал доктор искусствоведения, профессор Всеволод Юрьевич Богатырев. Благодаря его обширнейшим знаниям, мы смогли подготовить открытие нескольких выставок в проекте «Живопись и музыка — синтез двух искусств». Что это такое? Богатырев предварительно знакомился с творчеством художника, его работами и создавал (подбирал) соответствующее музыкальное сопровождение, наиболее полно отображающее цветовую палитру и тематику выставляемых картин. Получался концерт-вернисаж с музыкой, чтением стихов, выступлениями искусствоведов. Тогда-то я  познакомилась с Ларисой Боевой, Валентином Скачковым, Анатолием Анненковым и другими художниками и буквально прониклась их проблемами с выставками (отсутствие постоянного выставочного пространства). Но когда договор со мной был расторгнут, я вернулась работать секретарем прихода лютеранской церкви, мои мысли все время возвращались к пушкинским художникам, тем более что многие звонили мне, спрашивали и сожалели о потери выставочных возможностей. Конечно, выставки художников в Пушкине проводились проводятся и в других местах, но постоянного помещения для выставок у нас не было и нет. И тогда мне пришла в голову идея создать такое выставочное пространство в помещениях пушкинской лютеранской церкви. Свободные помещения там были, само здание церкви расположено в историческом центре Пушкина и является памятником архитектуры федерального значения, что могло бы привлекать к нам больше людей, интересующихся историей, искусством. Свою идею я озвучила Нине Федоровне, она привела ко мне в церковь заинтересованных людей — Вадима Маслова, Ларису Боеву и других. Я рассказала им о своей идее, и мы начали «строить» галерею. Долго думали над названием, и, в конце концов, назвали ILMA, что в переводе с финского означает воздух — воздух творчества, свободы. 

Вадим МАСЛОВ, председатель Ассоциации художников Царского Села также изложил свой взгляд на этот вопрос:

— Деятельность Ассоциации заключается не только в проведении выставок в Пушкине. В феврале мы планируем открыть выставку в Петербурге, в галерее «Мастер-класс» на улице Рылеева. Правда, там довольно дорогая аренда, поэтому некоторые художники сразу отказались, хотя галерея замечательная. С хозяином галереи Азатом я давно знаком, когда-то он был главным художником Центрального района. Но таким способом мы заявляем о себе. Недавно мы разговорились с Николаем Романовым о художниках, их достаточно много, также как и представителей любой сферы искусства, в любом уголке земли. Но у нас стоит вопрос об отношении к своему делу. Ведь то небольшое количество людей, которое включает в себя Ассоциация — это абсолютно не конъюнктурные, не коммерческие люди. Это художники, пишущие не ради продажи, — и это их отличает. Никто специально ничего не пишет. Все пишут для себя. Но так или иначе, Бог не оставляет художника. Дает ему какой-то шанс, в отличие от магазинов. Творчество не зависит от образования. Есть немало художников, умеющих и знающих конъюнктуру рынка, что понравится покупателю. Используя какие-то определенные эффекты и способы, они способны «рассентименталить» сердце любителя, чтобы работа была куплена. Иначе говоря, посластить. Одним словом, никто из нас не впадает в определенную степень красивости и пишет, в общем-то, для себя, найдя свой неповторимый стиль и почерк. В этом и ценность Ассоциации — здесь собираются художники, может быть, даже родственные души. То есть те, кто собрался не по пластическим принципам — они все разные, а по отношению к искусству, как к служению, Ассоциация стала объединяющим фактором для того, чтобы решать общие вопросы.

За время существования Ассоциации нам удалось сделать большое количество выставок и на территории района. Нужно вспомнить две большие выставки, одна из которых была посвящена 300-летию Царского Села, а другая — 200-летию Царскосельского Лицея. Сначала выставка была открыта в здании районной администрации, а затем — в выставочных залах Союза художников. Тогда были напечатаны два прекрасных каталога. Плюс мы проводили выставки в городах-побратимах. Например, во французском Камбре мы выставлялись одновременно на трех площадках. Художники привезли столько работ, что их хватило на три разных пространства, благо французские помещения позволяли выставляться, потому что они предрасположены к этому. А у нас ничего подобного нет. И только сейчас своими силами мы сделали ремонт (Вадим скромно умалчивает, что в этом огромная его заслуга). Лиха беда начало. Слишком маленькое пространство, но оно уже заявляет о себе, уже обжито и, как в церквях, намолено. Все-таки, однажды побывав там, люди приглашают своих друзей, сарафанное радио начинает работать. И я надеюсь, появятся такие горожане, которые помогут в организации подобных выставочных залов. Потому что музея «Царскосельская коллекция» безумно мало, и все-таки это музей со своими интересами, сложившейся концепцией и своим зрителем. Та коллекция ориентирована на Петербург, на его ментальность, отстаивает свои пластические принципы. И наш город богат художественными мастерскими, и не использовать этот ресурс просто грешно. Эта патетика в сторону районной администрации, разговор о неиспользованных талантах. 

Все вместе художники встречаются редко — но на открытии выставки обязательно!
Все вместе художники встречаются редко — но на открытии выставки обязательно!

У нас в Пушкине есть музыкальная школа, Гимназия искусств им. Ахматовой… Там учат прекрасному исполнительскому мастерству и композиторским азам. Если мы говорим о членах Ассоциации, о художниках, проживающих в Пушкине и Павловске, их сила и достоинство в том, что они «композиторы», которые сочиняют новую «музыку», которая стала основой композиционного и пластического строя, которые придумывают свой изобразительный язык. И на этом понятном всем языке говорят с людьми. Их объединяет то, что новый язык выдаёт абсолютно гармоничный продукт в силу исторического опыта, в силу времени. И попадая в дом или на выставку, картина попадает в душу и исправляет ее, благодаря только одному взгляду. И перенастраивает или меняет настроение, от хаоса к гармонии. Мы сейчас живем во время визуальной неразберихи и хаоса, внешняя уличная реклама весьма агрессивна — в итоге безумное количество неорганизованной информации. А художник — это тот человек, кто организует пространство, доводя его до гармоничного ряда. То есть он подводит к канону золотого сечения. И это актуально, потому что этого сейчас не хватает. Если наша страна более литературная и это ее спасает в некоторой степени, то по позициям визуального восприятия мы очень отстаем. Потому что во времена Советской власти этот аспект был профанирован, ему не уделялось должного внимания, а сейчас все пущено на самотек и поддержки как таковой нет, выхода тем, кто занимается визуальным творчеством на публику — нет. Поэтому мы за то, чтобы открывались новые места, чтобы художники могли дойти до наших зрителей и показать эту красоту. И как показывает история с галереей ILMA, не случайно она открылась именно там. Мне бы еще хотелось отметить роль Нины Мухиной, которая курирует галерею при духовно-просветительском центре храма Сергея Радонежского. А наша ассоциация продолжает развиваться, появляются новые художники…

В последнем номере газеты «Культура» наткнулся на слова председателя редакционной коллегии Елены Ямпольской, депутата Государственной думы: «Народ, который не любит и не уважает собственную культуру, теряет душу. Культура, отторгаемая своим народом, умирает. Государство, которое не «сшивает» заботливо народ и культуру в единое полотно, приобретает сразу две головные боли».

                                                                                                            Харис Шахмаметьев

                                                                                                            фото автора