НЕ надо копаться в прошлом

Ученица школы № 606 Ксения Гоян, под руководством своего отца, учителя истории и обществознания Валерия Сильвьевича Гояна, стала лауреатом сразу двух Всероссийских краеведческих конкурсов с исследовательской работой о воинских захоронениях солдат и офицеров, погибших в годы войны на территории Пушкинского района. А 22 июня в Кондакопшино состоялось захоронение останков красноармейцев, найденных в результате поисковых работ в районе «Аппендицита». Именно этим находкам и посвящена была целая глава работы Ксении.

Пока мы ехали в автобусе, слушали рассказ учителя школы, смотрели фотографии, я  задавала вопросы Валерию Сильвьевичу.

Что такое «Аппендицит»? Почему это место так странно называется?

— «Аппендицитом» на линии обороны Ленинграда в годы войны назывался участок земли между Пулковскими высотами и Кузьминским водохранилищем у нынешнего Петербургского шоссе. Именно здесь немецкие войска вклинились в нашу оборону, за что этот участок земли и получил такое название. Здесь с сентября 1941-го по декабрь 1943-го развернулись ожесточенные позиционные бои. Окончательно «Аппендицит» был освобожден нашими войсками только в январе 1944 года. Это очень значимое место. 

А давно вы начали заниматься поисковой деятельностью?

 — С 2013 года я работаю в поисковой группе «Юнит» на территории Пушкинского района вместе с Александром Абрамовым, заместителем командира группы, и Павлом Винелем. Руководит всей поисковой работой «Юнита» Вячеслав Юкин. Сейчас у нас 13 человек, но большая часть наших ребят работает в Кировском районе.

Первым волонтером «Юнита» стала моя дочь Ксюша, которая в течение трех лет составляла фотоотчеты о поисковых работах на территории Пушкинского района. В ходе нашей деятельности школьный музей стал пополняться новыми экспонатами. К нам стали подключаться и другие ученики, работая над «Книгой памяти» командиров и бойцов, погибших в годы Великой Отечественной войны на территории Пушкинского района. Ребята по книгам ищут первичные места захоронений. Работа эта тяжелая и кропотливая, поэтому мы вместе исследовали пока только Казанское кладбище. 

Поисковая группа «Юнит»
Поисковая группа «Юнит»

 

Расскажите, пожалуйста, как проходили поиски останков красноармейцев.

— Самые плотные работы на территории «Аппендицита», примыкающей к Варшавской железной дороге, начались в 2016 году, так как в следующем году на этом месте уже было запланировано строительство железнодорожной платформы. Как только о строительстве стало известно, в Пушкинский военкомат и правоохранительные органы стали поступать жалобы от местных жителей, в том числе и блокадников. В них утверждалось, что строительная компания, ведущая жилищное строительство в районе Пулковских высот, строит дома прямо на месте воинских захоронений. Некоторые даже сообщали фамилии своих родственников, погибших в годы войны и захороненных на месте нынешних жилых домов. Мы выяснили, что по договору компания-застройщик должна сама проводить обследование территории с «привлечением ветеранских, поисковых и иных общественных организаций». Но ни одна общественная организация не привлекалась строителями к обследованию территории на предмет наличия воинских захоронений. На все запросы Пушкинского райвоенкомата и Муниципального совета следовал один и тот же ответ: «следов воинских или иных захоронений не обнаружено». Начались долгие переговоры и согласования. В конце концов, было достигнуто соглашение, по которому разрешение на обследование южной подошвы Пулковской высоты получили поисковая группа «Юнит» и поисковый отряд «Высота». Для проведения этих работ компания-застройщик обязалась выделить экскаватор и бульдозер. Контроль за выполнением данного соглашения взяли на себя Пушкинский Райвоенкомат и Пушкинский Совет ветеранов. Первым подлежал обследованию противотанковый ров. Он был вырыт жителями Ленинграда, для предотвращения прорыва немцев к городу со стороны Пулковских высот. Методика работ была следующая: экскаватор снимал слой земли, затем участок обследовался, и так далее до тех пор, пока ковш экскаватора не доходил до самого дна рва. Глубина рва достигала трех с половиной метров и ширина не менее двух метров. 

Что удалось найти на этой территории?

 

— Люк танка Т-34, стрелковые щитки, осколки, гильзы самого различного формата, противогазы (как советские, так и немецкие), каски, предметы военного обмундирования, фляги, консервные банки, в основном, из-под американской тушенки, поставляемой по ленд-лизу, но встречались консервные банки и немецкого производства. Попадались и достаточно редкие предметы, например, немецкий фонарик с батарейкой, немецкая каска с эмблемой, так называемой испанской Голубой дивизии (250-я пехотная дивизия Вермахта). Многие предметы были в очень хорошем состоянии, например, были найдены четыре советские и три немецкие саперные лопатки в идеальном состоянии. Все эти находки пополнили коллекцию нашего школьного музея.

Также мы предположили, что боевые действия проходили непосредственно у самого рва, хотя ранее считалось, что так далеко немцы не доходили. Вероятно, отдельные группы противника прорывались в этом районе, но либо ликвидировались, либо отбрасывались назад к железнодорожной насыпи. Но главные находки были впереди. 4 июня 2016 года в западной части рва были обнаружены останки пяти военнослужащих и одного гражданского. У троих бойцов были сержантские знаки различия (так называемые «треугольники»). Гражданский, судя по останкам, был подростком, возможно, это был боец 76-го или 77-го истребительных батальонов, сформированных в Пушкине из студентов и учащихся. Но самое главное, у одного из воинов был обнаружен похоронный медальон. Записка была нестандартной, написана на обычном листе бумаги, на котором было написано: 

Адрес  КФССР, Петровский район, Клюсинагорский с/совет, деревня Вичавара
Получит Гаврилова Ольга Степановна
Гаврилов Николай

На обратной стороне: Гаврилов Николай Семенович

А потом в связи с мероприятиями в «Экспофоруме» работы на Пулковских высотах были перенесены в район «Аппендицита», к железнодорожной насыпи. Здесь находились траншеи переднего края обороны, а также большое количество стрелковых ячеек. Работы осложнялись дождливой погодой, что замедляло их темпы. В одной из траншей мы обнаружили останки бойца, погибшего на боевом посту. Он лежал на ящике из-под патронов. При нем была обнаружена звездочка от головного убора (скорее всего это была пилотка), хорошо сохранился поясной ремень, но главное — был найден медальон. К сожалению, его повредила пуля, и похоронная записка оказалась разорванной. Поэтому узнать имя героя не удалось. Точно можно назвать только дату его рождения — 1903 год. Огромное количество гильз и осколков говорило об ожесточенных боях в этом месте. Обследуя нейтральную полосу, были найдены останки еще пяти воинов Красной Армии, вероятно, погибших во время атаки и оставшихся на поле боя. По этому месту впоследствии била и наша, и немецкая артиллерия, поэтому останки были разбросаны на большой территории.

В середине сентября мы вновь вернулись на Пулковские высоты для обследования позиций, примыкающих к противотанковому рву. Был найден разрушенный блиндаж, который, судя по находкам (котелки, ложки и другая кухонная утварь), выполнял роль пункта питания. Последней нашей находкой стали останки бойца, которые мы нашли 21 сентября. Примечательно, что прекрасно сохранились ботинки, поясной ремень, те же звездочка и сержантские знаки различия (полевой вариант защитного цвета). На этом поисковые работы в прошлом году были закончены. В результате нам удалось найти останки 13 героев, защищавших Ленинград. Важно, что поисковые отряды «Юнит» и «Высота» решили продолжить сотрудничество. Дело в том, что отряд «Высота» является юридическим лицом. А это значит, что работать станет и легче, и быстрее, ведь у них, по сравнению с нашими лопатами, есть все необходимое оборудования. Кроме этого, в «Высоте» много волонтеров из Политехнического института, которые, я надеюсь, помогут нам копать.  

 

Доехав до воинского братского захоронения в Кондакопшино, нам пришлось прерваться, и всю церемонию я с нетерпением ждала момента, когда снова можно будет задать волнующие меня вопросы. На обратном пути разговор продолжился.

Волонтеры школы № 606 возлагают гирлянду памяти на братском захоронении в Кондакопшино
Волонтеры школы № 606 возлагают гирлянду памяти на братском захоронении в Кондакопшино

Сегодня на этом воинском мемориале хоронили останки Николая Степановича Гаврилова. Его имя было написано на мраморной плите. А на фотографии похоронной записки Гаврилова, которую вы мне показывали, стоит отчество Семенович. Где ошибка?

— Вообще-то вы задали непростой вопрос. Плиту сделали как надо. Здесь все в порядке. А вот история с отчеством достаточно запутанная, и я лишь могу предположить, на каком этапе была совершена ошибка. Когда мы поднимали документы, то обнаружили, что в донесении о потерях 891-го стрелкового полка 189-й стрелковой дивизии Николай Гаврилов записан под отчеством Степанович. Можно было предположить, что это не тот Гаврилов, но название деревни, имя жены и год рождения совпадают. Всё, как написано в похоронной записке. Скорее всего, писарь в донесении о потерях просто сделал ошибку. Но этот документ считается официальным, потому что оформляется в воинской части и передается в Центральный архив Минобороны, который в данный момент находится в Подольске Московской области. Похоронная же записка была написана от руки, а не на официальном бланке, как положено. Поэтому этот документ признается неофициальным, хотя здесь отчество Семенович, скорее всего, указано правильно. Но при захоронении пришлось опираться на данные, указанные в донесении. Что делать, таковы правила. Несмотря на то, что у моего папы имя Сильвий, в паспорте мне умудрились переврать отчество — написали Сильвьевич. И с Гавриловым теперь та же история.

А почему хоронили сегодня именно в Кондакопшино?

— Потому, что у нас поблизости больше нет воинских мемориалов, где это можно сделать. На Казанском кладбище места совсем не осталось. В Павловске (мемориал «Непокоренные») захоронено 165 человек. В принципе, можно было бы и туда, но его так ужали уплотнительной застройкой, что в данный момент это сделать уже невозможно. Есть еще Московская Славянка, где находится кладбище 56-й стрелковой дивизии, но там, как правило, хоронят колпинские поисковики.

В самом начале той самой исследовательской работы Ксении Гоян написаны такие слова «…Поисковая деятельность – это очень интересное и увлекательное занятие. Оно одновременно совмещает в себе работу с документами в архивах и музеях, земельные работы, изучение местности и многое другое. …Мы видим, как стойко стояли советские люди под огнем противника, защищая свою Родину; видим, какие ужасы пришлось им пережить, как за одно мгновение может прерваться жизнь сотен тысяч людей, как умирают люди, еще столько не увидевшие в этом мире. И я считаю, что главная задача нашего поколения — предотвратить войну. А для этого необходимо ПОМНИТЬ, ведь память — это наша история. И только история заставляет нас двигаться вперед».

22 июня, глядя на то, как ученики 606-й школы в камуфляжной форме с эмблемой Дома молодежи, который доверил им миссию возложения гирлянды памяти, гордо стояли среди военных на воинском братском захоронении «Кондакопшино», понимаешь, что это не просто слова, а понимание того, что наша страна и ее история — это люди, которым она не безразлична.

 

Виктория Марченко