Наследие Сильвио Данини

Мы продолжаем серию публикаций об уникальном архитекторе Царского Села Сильвио Амвросиевиче Данини, 150-летие которого отмечается в июне нынешнего года.

Данини о себе

В конце 1940 года, по случаю перехода на новую работу, Сильвио Амвросиевич Данини написал автобиографию, в которой, в частности, указал места своей работы:

«По окончании курса гимназии в 1886 года я поступил по конкурсу в Петербургскую Академию Художеств на архитектурный факультет и окончил академию с малой золотой медалью и званием архитектора-художника I степени. Еще будучи студентом академии я работал помощником архитекторов с 1888 года, а по окончании академии поступил помощником архитектора в Зимнем дворце и Эрмитаже, где работал с 1894 по 1896 год, когда в апреле 1896 года был назначен архитектором Царскосельского дворцового управления, в коем работал до революции. При временном правительстве я продолжал свою работу до Октябрьской революции и затем до января 1919 года, когда вследствие сокращения штата был переведен в Гатчину научным сотрудником музея. Так как моя семья оставалась в Детском селе, и мне трудно было ездить в Гатчину, я просил освободить меня от должности сотрудника музея и перешел на работу в Губоно — архитектором Детских колоний, по совместительству, помощником зав. техническим отделом Петроградского агрономического института в Детском селе, каковые места сохранял до конца 1922 года, когда по сокращению штатов тех учреждений перешел на работу в Петроград с февраля 1923 года по управлению Петротока – Электротока, затем с 1931 г. по управлению строительства «Свирьстроя» до 31 марта 1938 г. С того времени работал на временной работе по составлению проектов в разных советских бюро, перечисленных мною в анкете».

Этот документ — не резюме, где человек хочет представить свои профессиональные достижения в лучшем виде, «показать товар лицом». Наоборот, он написан, чтобы скрыть самое главное.

Сильвио Амвросиевич и Вера Антоновна Данини с детьми Валентином, Виргинией, Евгением и Орестом
Сильвио Амвросиевич и Вера Антоновна Данини с детьми Валентином, Виргинией, Евгением и Орестом

Придворный архитектор

После смерти отца Николай II с супругой решил переехать в Зимний дворец. Личные комнаты императора — библиотека, столовая, спальня — устраивались в бывших покоях супруги Николая I, и отделкой их занимался дворцовый архитектор А. Ф. Красовский, пригласивший в помощь, так как торопились с переездом, Н. И. Крамского (сына художника, ставшего после Красовского архитектором Зимнего) и С. А. Данини. Здесь, во время предварительных просмотров, государь мог лично познакомиться с Данини. Работы были закончены 30 декабря 1895 года, а 17 апреля он уже назначен (в 28 лет) архитектором Царскосельского Дворцового управления, хотя там был и. о. архитектора А. Р. Бах, который, кстати, остался работать в Дворцовом управлении, но теперь должен был заниматься только городом.

В 1896–1917 годах Данини построил около 30 частных и общественных зданий, занимался ремонтом и содержанием церквей, дворцов и парков, в 1914 году получил чин действительного статского советника за отличие, его деятельность отмечена наградами: Кавалер орденов Св. Владимира 4 степени,  Св. Анны 2 степени, Св. Станислава 2 и 3 степени, имеет серебряную медаль в память Александра III и в память коронования Николая II, бронзовую медаль в память 300-летия Дома Романовых, иностранные ордена — персидский Льва и Солнца, пожалован президентом Французской республики знак присвоенный званию officier de l’Instruction publique, имеет румынской короны Кавалерский крест в память 200-летия ЦС и знак 200-летия Царского Села.

Проект Особняка графа В. В. Гудовича. Главный фасад
Проект Особняка графа В. В. Гудовича. Главный фасад

Малая столица

Царское Село с 1895 года стало летней, а потом и постоянной резиденцией Императора. «Высочайшее присутствие», в сочетании с экономическим расцветом всей страны того времени, очень благоприятствовало развитию города. Существовала даже специальная «Комиссия для хозяйственных распоряжений по производству работ, вызванных пребыванием в Царском Селе Высочайшего Двора». Строительство новых зданий, частных, общественных и благотворительных, шло полным ходом, как и реставрация дворцов, церквей и парковых сооружений. За это время была осуществлена электрификация города, создана канализация с системой очистки. В случае победы в Первой Мировой войне Царское Село могло превратиться как бы в малую столицу. Над этим всем работали, наряду с Данини, несколько архитекторов, что создавало интересное разнообразие, богатство стилей без нарушения общего единства. Их здания, наряду с сооружениями прошлых эпох, продолжают определять облик города.          

Другое время

Первый большой проект, в котором Данини участвовал как помощник архитектора А. Ф. Красовского, — особняк Дервиза на Английской набережной — был осуществлен в начале 1890-х годов. Последний проект Данини 1916 года — здание Института экспериментальной хирургии в Царском Селе. Но институт так и не был построен. Расцвет Данини, как собственно архитектора, ограничен этими временными рамками. После революции Данини работал в Петрограде как инженер по прокладке тепловых сетей, архитектор зданий электростанций на Свири, участвовал в строительстве города Подпорожье, проектировал интерьеры для Дома Советов в Ленинграде. Но его авторское мастерство, насколько мы знаем, никак не проявлялось в этой деятельности, хотя он и много работал, часто даже отказываясь от отпуска, и был окончательно уволен «на пенсию» в возрасте 74 лет только в сентябре 1941 года после начала блокады города.

Неизвестно, удавалось ли на самом деле Данини скрывать свое прошлое и остаться «невыясненным» до конца жизни или же в его досье все это было. Так или иначе, но он умер «своей смертью» во время блокады Ленинграда. Ни он, ни кто-либо из членов его семьи не были репрессированы. Архитектор Александр Романович Бах также работал в Дворцовом управлении, а после революции стал главным архитектором Царского Села. Он также умер на свободе в феврале 1937 года. Его сын, Александр Александрович, умер от сердечного приступа на первом же допросе в НКВД в 1939 году, а позже вся семья Бахов была выслана в Среднюю Азию под видом эвакуации, скорее всего, за немецкую фамилию.

Несмотря на определенную холодность в отношениях, связанную с замещением должности в Дворцовом управлении, Данини с Бахом работали вместе. После его смерти Данини помогал семье Бахов материально и оставил у его потомков о себе добрую память.

Два штурма города Пушкина, в 1941 и 1944 годах, нанесли ущерб не только царскосельским дворцам. Погибли несколько деревянных домов постройки Данини. Китайский театр, на модернизацию которого он приложил много усилий, оказался в руинах. Школа нянь на Красносельском шоссе при восстановлении потеряла индивидуальные черты. Многие интерьеры были уничтожены и теперь существуют только на фотографиях. Но все же большая часть зданий Данини в Царском Селе сохранилась и может дать обширное представление о его творчестве, вместе с домами, построенными им в Петербурге.

Архив Данини

Данини сохранил у себя довольно полную коллекцию чертежей и эскизных проектов своих работ в Царском Селе. В ней представлены почти все построенные им здания. Сохранились также сотни фотографий отличного качества, сделанные им самим, включая цветные негативы. Он сам занимался фотофиксацией построек и интерьеров. Многие фотографии, начиная с 1860-х годов, рассказывают о жизни его семьи. Все эти материалы подверглись большой опасности во время блокады. Здесь помог случай. До войны семья Данини жила в доме при здании электростанции, на которой работал Сильвио Амвросиевич, почти на углу Московского проспекта и Фонтанки. После начала обстрелов города Данини решил, что электростанцию немцы будут пытаться уничтожить в первую очередь и начал понемногу относить все ценное к родственникам и знакомым. Это предположение оправдалось: хотя квартира Данини не погибла, но дважды в нее влетали осколки снарядов. Сразу после смерти отца в январе 1942 года дочь Виргиния Сильвиевна с матерью неожиданно получили возможность эвакуироваться по линии Союза архитекторов, причем на сборы им были даны сутки. После возвращения из эвакуации оказалось, что их квартира занята другими людьми, но архив у родственников остался цел.

Виргиния Сильвиевна, очень любившая отца, бережно сохраняла все, что касается его памяти. В 1970-х годах значительную часть чертежей и эскизных проектов она передала на хранение в ГМЗ «Царское Село», где они сейчас находятся. Тогда же по просьбе родственников и друзей она написала воспоминания об отце. Будучи довольно личного характера, воспоминания эти создают яркий образ Сильвио Данини и часто являются ключом для облегчения поисков в государственных архивах. 

Императрица Александра Федоровна закладывает в фундамент здания Приюта увечных воинов серебряную монету; слева от нее — Сильвио Данини. Фотография из журнала «Летопись войны»
Императрица Александра Федоровна закладывает в фундамент здания Приюта увечных воинов серебряную монету; слева от нее — Сильвио Данини. Фотография из журнала «Летопись войны»

Фотографии тоже подверглись самоцензуре. Некоторые обрезаны, другие, которые могли в прошлом составлять гордость владельца, исчезли. Несколько раз члены Императорской фамилии присутствовали на закладке или освящении зданий, построенных Данини, но от этих событий не осталось и следа. Это касается и государственных архивов. Например, существует большая коллекция фотографий Царскосельской юбилейной выставки, но Данини, который был ее администратором, нет ни на одной. Создается впечатление, что, находясь в должности архитектора Управления Детскосельскими художественными имуществами республики в 1917–1919 годах, некоторые из них он уничтожил.  Единственная фотография, которую нам удалось найти, была в журнале «Летопись войны»: Данини подает императрице серебряную монету, которую она закладывает в фундамент здания Приюта увечных воинов.

                                                                                                              о. Андрей Козлов,

                                                                       священник храма Рождества Иоанна Предтечи