Здесь обретают счастье

Акушерское отделение Городской больницы № 38 им. Н. А. Семашко рассчитано на 60 человек. Но суда стремятся попасть роженицы не только из Пушкинского района, а приезжают из Ленинградской области и даже из Белоруссии. Поэтому наш роддом все время заполнен. Об этом медицинском учреждении, в котором родилось столько детей города Пушкина, о своем пути рассказывает заведующая акушерским отделением больницы Валерия Игоревна ЖАМОЙДИК.

Как получилось, что вы стали акушером-гинекологом? И когда вы возглавили акушерское отделение, расскажите, пожалуйста.

— У меня дед был педагогом, может, поэтому уже в четыре года я читала, а с семи лет стала знакомиться с медицинской энциклопедией. Мама в свое время окончила медицинское училище, мечтала стать врачом, но не получилось — нее было больное сердце. Но медицинской литературой наша квартира была заполнена, а еще у нас в квартире были разные баночки, скляночки. И у меня было заветное желание, чтобы никто никогда не болел. Опять же я задавала вопросы из медицинской области, иногда ставящие в тупик старших. А они отмахивались — вырастешь, тогда узнаешь. Но такой ответ меня не устраивал. Пыталась сама найти ответы на свои вопросы, читала детскую литературу и ту же медицинскую энциклопедию. Не удивительно, что после восьмого класса я пошла подрабатывать санитаркой в роддом. Там мне чрезвычайно понравилось. Кругом молодые, амбиционные люди, и хотя опасностей было немало, но все наполнены оптимизмом. Видимо, уже тогда неосознанно у меня стало оформляться желание стать акушером-гинекологом. Хотя я окончила школу с золотой медалью, но поступила в институт только с четвертой попытки. Мне хотелось поступить именно в 1-й Медицинский институт, а конкурс туда был немаленький. И вот в очередной раз, провалившись, я снова устраивалась на работу санитаркой.

Но когда я поступила в институт, то буквально вгрызлась в гранит науки. Какие бы медицинские специальности не проходили, все хотела освоить: если проходим хирургию, то непременно хотелось стать хирургом и так далее. Но даже успешно окончившие вуз, мы были не нужны. Тогда требовались фтизиаторы, патологоанатомы, терапевты на участок… А акушеры-гинекологи и другие узкие специалисты пошли искать работу по городам и весям. Так я оказалась в Сосновом Бору. 

А вы не боялись жить рядом с атомной электростанцией?

— Отнюдь, нет. Уровень радиации там контролируется, и он даже меньше, чем в Петербурге. В то время Сосновый Бор был закрытым городом, проезд туда был по пропускам. Другое неудобство — это многочисленные учебные тревоги. Я поступила в интерны в Службу медицины катастроф Министерства здравоохранения акушером-гинекологом, как захотела. На меня, как на молодого специалиста, возлагали большие надежды, поэтому все делились знаниями, всему обучали. Этот год оставил самые теплые воспоминания. Но в то время умерла мама, пришлось вернуться в Петербург. И так как интернатуры было для меня мало, я поступила в ординатору в роддом № 6 им. проф. Снегирева.

Там у вас были учителя?

— Да, и очень хорошие. Это, прежде всего, Светлана Викторовна Павлова. Не сразу у меня все получилось. А ведь после интернатуры, года работы, казалось, все уже знаю и все умею. Сначала я неправильно заполнила историю болезни, верней, не так, как требовалось в больнице. Первое время очень боялась дежурств — не знаешь, куда бежать, что делать... Вначале эти неурядицы словно обдали холодом. Но постепенно Светлана Викторовна стала говорить, вот если сделаешь то-то, то пойдешь на дежурство. Если поспеешь за мной на операции, то и следующую операцию доверю тебе ассистировать. И вдруг, через четыре месяца — иди и сама делай кесарево сечение. И она пошла вместе со мной, а после сказала: «Но вот и все — ты все сама умеешь и знаешь». Она дала возможность мне поверить в свои силы, и за это я ей благодарна. Потом Светлана Викторовна стала мне близким человеком и другом. Вспоминаю также Александра Петровича Крамаренко, которого так же, как и Светланы Викторовны, уже нет в живых. Он рассказывал о различных случаях, много шутил. Все дело в том, что учителями у меня, по крайней мере, были пожилые люди, именно им хотелось научить молодого специалиста, тогда как другим было некогда и не до этого. А после 2007 года я пришла работать в акушерское отделение Больницы им. Н. А. Семашко, здесь я жила, и мне было близко от дома. А в 2011 году вышла на работу из декрета, работала каждый день, тогда у нас в больнице были перестановки, неспокойная ситуация. И сначала меня назначили исполняющим обязанности заведующей, а через месяц утвердили. С этого времени и работаю в должности.

В приемном покое акушерского отделения
В приемном покое акушерского отделения

Расскажите, пожалуйста, о своей работе? Каково быть заведующей акушерским отделением?

— Когда сюда пришла, то застала сильных специалистов. Так, благодаря Анатолию Алексеевичу Никанорову, наверное, больше чем половина детишек города Пушкина появились. Мне досталось хозяйство в хорошем состоянии. А у меня изначально на этом посту была своя идея. Мечтала сделать все возможное, чтобы бесплатные роды и платные по медицине ничем бы не отличались. И за эти годы удалось решить эту задачу. Ныне если женщина первый раз у нас родила платно, то во второй раз, мы видим, что она приходит рожать бесплатно.

Но быть руководителем акушерским отделением — непростое занятие. Необходимо решать и хозяйственные вопросы, вести управление, разбираться с конфликтами. У нас небольшой коллектив небольшой, но спаянный. Все на своем месте. Но, как и в любой семье, это люди с разными характерами. И иногда приходиться улаживать конфликты между сотрудниками, мирить их. Но так как акушерство подразумевает экстремальные и рискованные условия, то у нас в коллективе нет людей, которые не отвечают за свои поступки, на них всегда можно положиться. Те, кто не соответствуют нашим требованиям, здесь просто не могут работать. Кроме, управленческих задач также приходится работать с надзорными органами: санэпидемстанция, пожарники и тому подобное. Поэтому на медицину — что я больше всего люблю — остается не так уже много времени. Верьте или не верьте, никогда не хотела стать начальником. Мои амбиционные планы доходили до мечтаний, чтобы люди стремились попасть ко мне на консультацию или чтобы именно я приняла роды. С 2012 года я завела профилактический прием по средам и пятницам. Ко мне приходят на консультацию будущие мамочки, которые собираются родить в нашем учреждении. Бывает, что приходится их успокаивать. Есть такая особенность «беременного» мозга. Они сидят на форумах и отслеживают только отрицательные ситуации, которые примеривают на себя — а положительное отметают. Поэтому к родам накапливаются негативные эмоции, необоснованные страхи. Наша задача — их настроить на роды. Ведь нам предстоит сотрудничать вместе.

В настоящее время мы собираемся стать роддомом третьего уровня. Что это значит? В Петербурге не так много родовспомогательных учреждений вообще. Мы являемся сейчас роддомом второго уровня. И когда появляется сложный пациент, то по правилам его должны перевезти в то учреждение, где ему помогут разные специалисты. Начинаем заниматься переводом будущей мамы, и часто случается так, что по разным причинам перевод срывается. В результате, она рожает у нас, только время, потраченное впустую, не вернуть. А если бы наш роддом был роддомом третьего уровня, то к нам бы привозили сложных рожениц. Конечно, это большая ответственность. Надо, чтобы все специалисты были высочайшего уровня и тому подобное. Акушерство — это непредсказуемая и рискованная область. Бывают разные случаи. Есть женщины с целым списком заболеваний, а они рожают самостоятельно и на четвертый день выписываются домой. А бывает так, что рядовые вроде бы роды задействуют весь персонал больницы и все имеющее медицинское оборудование. В этом случае важно как можно точнее просчитать риски, проконсультироваться у знающего специалиста и так далее. 

Мама навещает малыша в детском отделении
Мама навещает малыша в детском отделении

Вы можете привести пример, когда начиналось все плохо, а закончилось хорошо.

— Подобных случаев множество. Но почему-то сейчас мне пришел на ум вот этот. Муж привез жену без сознания, до этого у нее были судороги. Ее прооперировали, ребеночек родился хороший. А у нее было обнаружено патология сосудов головного мозга, мы отправили ее в НИИ скорой помощи им. И. И. Джанелидзе. Там она лежала какое-то время, перенесла несколько операций. Мы уже думали, что она не выкарабкается — ее положение было крайне тяжелое. Я ушла в отпуск, а когда вернулась, мне рассказали, что эта женщина приходила закрывать больничный — и была очень счастлива! 

Если вспомнить историю, то раньше крестьянки рожали в поле — и ничего. Дворянкам помогали акушерки, и вроде тоже рожали по десять и больше детей. В настоящее время на помощь роженицам приходит самое современное оборудование, существует масса методик для помощи в родовспоможении. Как вы считаете, что лучше: естественные роды или с задействованием всего. И вообще, роженицы со временем меняются?

— Да, крестьянки рожали в поле… Но 10% рожениц и 10% новорожденных детей умирало. Это статистика начала XX века. А сейчас женщины, которые не могли разрешиться в то время, получили такую возможность. В этом, безусловно, движение вперед. Но в настоящее время появилась такая категория мамочек, которые думают, что они полчаса полежат, их усыпят, обезболят — и вот он, ребеночек. И нет никакой работы, никаких потуг. Это неправильно. С другой стороны, привозят ослабленных рожениц, которые пытались родить дома при помощи доморощенных врачей. И здесь, в роддоме, мы делаем все возможное и невозможное. Совершенно не понимаю тех людей, у которых есть медицинское образование и которые берутся за роды дома. Если у тебя под домом не стоит с десяток реанимобилией с бригадой хирургов, детским реанимобилем, то совершенно не понятно, зачем они на это идут. Зачем такие риски, ради чего?!

Папы могут осваивать здесь науку ухода за ребенком
Папы могут осваивать здесь науку ухода за ребенком

А что вы скажете о новой моде — рожать в присутствии мужа?

— Мужья бывают разные. Бывает так, что мы не успеваем познакомиться за короткое время с будущей мамой, а муж знает ее лучше, ее сильные и слабые стороны. Кому-то нужны и помогают нежности, а к кому-то надо применять деловой подход. Одной надо, чтобы муж помогал дышать, шептал на ушко. А бывают мужья индифферентные, сидят, играют в телефоне — и все. Но все же роды, повторяю, — это экстремальная стрессовая ситуация. И если у него или нее есть хоть малейшие сомнения, лучше не рожать вместе. Надо помнить, все случившееся во время родов может сказаться на всей совместной будущей жизни.

А вы сами — мама?

— У меня растет семилетняя дочь. И когда она была маленькая, иногда я брала ее на дежурства. Поэтому специфику моей профессии она хорошо знает. Мама часто уходит по вызовам из дома… Но моя работа — это единственное, что я умею делать. И я счастлива, что делаю ее хорошо. 

Как вы думаете, почему именно в вашем медицинском учреждении хотят родить женщины?

— Мы стараемся никого не обидеть. И все, работающие в нашем роддоме, «горят» на своей работе.

Что вы хотели бы сказать будущей маме, которая придет в ваше медицинское учреждение?

— Вы сейчас можете выбрать любой роддом, где можете родить. И если Вы выбрали наш, то доверьтесь. Мы вам поможем. 

 

Беседовала Марина Орлова

Оставить комментарий

Комментарии: 0