Андрей Козлов — правнук архитектора Данини

В этом году в июле мы будем отмечать 150-летие архитектора Сильвио Данини, который оставил столько интересных зданий в Царском Селе и чье архитектурное наследие особенно значительно именно для нашего города.

Наш журнал планирует серию статей, посвященных этому прекрасному архитектору и его наследию. Этот цикл открывает статья о его правнуке Андрее Козлове (1960–2014), чьими трудами в 2010 году была подготовлена и выпущена великолепная монография об архитекторе Данини, которая совсем недавно была выпущена вторым изданием.

Андрей Козлов родился 4 октября 1960 года в Ленинграде, в Московском районе, в семье архитекторов. После окончания средней школы поступил на математико-механический факультет ленинградского университета, который окончил в 1982 году. До 1995 года работал научным сотрудником в НИИ мостов ЛИИЖТа. В 1995 году его жизнь кардинально изменилась — он был рукоположен в священники и с того времени служил в Чесменской церкви Рождества святого Иоанна Предтечи. С 1997 года он стал настоятелем церкви Преподобных Сергия и Германа Валаамских в Детском доме № 31 Московского района. В 1999 году отец Андрей окончил Санкт-Петербургскую Духовную семинарию, с 2009 года он протоиерей.

Самые ранние и самые теплые воспоминания у Андрея были связаны с жизнью летом на даче с бабушкой, Виргинией Сильвиевной Квашниной-Самариной в Песках на Финском заливе. Пески — это романтическое место располагается на высоком берегу с крутым спуском к заливу. Вокруг — сосновый лес, лесные дорожки, по которым можно было целыми днями на велосипеде осваивать новые и новые заповедные уголки. Конечно, рыбалка с папой ранними утрами, счастливое время. Но родители много работали, Воспитанием внука занималась бабушка. Виргиния Сильвиевна научила маленького Андрея вдумчивому отношению к жизни, пониманию красоты природы, бережному отношению к памяти ушедших близких.

В физико-математической школе обрел верных друзей и прекрасных учителей. Андрей вспоминал преподавателя математики, который, помимо чтения основного курса, во внеурочное время водил своих подопечных в Эрмитаж, где на примерах библейских сюжетов средневековой живописи вкладывал в сердца учеников первоначальные знания о христианстве, нравственных законах, красоте Божьего мира. Это было время, когда люди в страхе обходили церковь стороной, проповедь христианства была запрещена.

К началу обучения в Ленинградском университете, став убежденным православным христианином, Андрей принял решение о священстве. Получив университетский диплом, он дважды проходил все необходимые испытания для поступления в Духовную семинарию и не был принят, так как в обстановке «борьбы с религией» клирики с высшим образованием не были нужны.

Еще в начале Перестройки Андрей участвовал в работе созданного Даниилом Граниным в Ленинграде общества «Милосердие», помогал в госпитале по уходу за больными.

Без малого 20 лет отец Андрей служил священником в церкви. Его духовные чада с любовью вспоминают о нем. Сергей Усатенко, художник, переводчик, проживающий в Царском Селе, делится своими воспоминаниями:

«Подобно своему знаменитому прадеду, отец Андрей, прежде всего, был человек творческий. В расхожем представлении священство и творчество нередко противопоставляют, но в отце Андрее они самым естественным образом сочетались, потому что необходимая для творчества внутренняя свобода была дарована ему ”просто и без упреков”, “мерой утрясенной и нагнетенной”. Думаю, именно поэтому так интересно было общаться с ним всем, кто его окружал, и так трудно было насытиться этим общением, хотелось вновь и вновь повторять прекрасный опыт. В чем же заключалось это творчество? Думаю, в том, как легко и непринужденно он умел разглядеть, и тем самым “сотворить” новую реальность в вещах повседневных, прозреть в них скрытый план. Беседа с ним всегда была сродни увлекательному открытию, а беседа застольная — настоящим симпозиумом! Мастер острого наблюдения он был великий. Пришедший к нему за духовным советом бывал поражен, мне кажется, двумя вещами: во-первых, самым сердечным и любовным к себе отношением, а, во-вторых, опять-таки творческим подходом к своим проблемам. Порой хватало одного меткого, даже шутливого замечания, чтобы развязался приличный душевный узел... В иных случаях разговор мог быть долгим и кропотливым, как со старым другом. В любом случае, получался или блестящий набросок, или тщательно выписанный портрет души, который человек уносил с собой в подарок — его и огромное желание вернуться».

Отец Андрей успел вырастить четверых детей. Николай продолжает дело отца, служит диаконом в Чесменской церкви, воспитывает троих детей. Любовь — пианистка, заканчивает обучение на факультете искусств в Педагогическом университете им. А. И. Герцена, Андрей работает редактором паломнических проектов, Вера организует городские культурные мероприятия при Государственном университете.

Идея создания книги о прадеде, С. А. Данини возникла задолго до ее осуществления. В самом начале 90-х Андрей познакомился с Андреем Барановским, искусствоведом, военным историком, писателем, неутомимым и искренним человеком, много сил отдавшим спасению царскосельских памятников архитектуры и истории. Андрей первым из друзей посоветовал написать книгу о Сильвио Данини.

В 300-летней истории Царского Села архитектор Сильвио Амвросиевич Данини занимает особую роль. Он был последним придворным архитектором императорской семьи. Здания, построенные по его проектам, во многом определяют и нынешний облик Царского Села. Они свидетельствуют о техническом прогрессе, пришедшем в начале ХХ века в императорскую резиденцию (электростанция, гаражи), о высоком уровне общественного сознания жителей Царского Села (большое количество благотворительных заведений). Медицинские учреждения, построенные по его проекту, были передовыми для своего времени и сегодня продолжают успешно выполнять свои функции. Не дошедшие до наших дней сооружения частично стали легендами Царского Села (подземный ход в Александровском парке).

Данини также замыкает славный ряд архитекторов с итальянскими фамилиями, работавших в Царском Селе — Ф. Б. Растрелли, Д. Кваренги, А. Ринальди, Д. и Л. Адамини, И. Монигетти. При этом он стал единственным из них, удостоившимся улицы в современном городе Пушкине — улица Архитектора Данини. Вместе с тем в литературе творчество архитектора, очевидно, освящено еще недостаточно полно.

Дочь Данини Виргиния Сильвиевна Квашнини-Самарина сохранила почти полностью проектный архив своего отца. Конечно, время не пощадило построек: две войны, борьба с «излишествами в архитектуре» лишили многие здания немаловажных деталей, помогающих пониманию задуманного автором образа. Башенки, пинакли, кронштейны, зубцы были «стерты» с уцелевших фасадов. Но сегодня, благодаря стараниям Виргинии Сильвиевны и сотрудников ГМЗ «Царское Село», бережно хранящих наследие архитектора, мы имеем возможность видеть в книге авторские чертежи С. Данини. В Царском Селе уже реализуется программа возрождения исторических фасадов городских построек. Дача С. А. Тами, построенная по проекту Данини в 1901 году (Павловское ш., 30), восстановлена в прежнем виде строительной компанией «Корф».

В работе над книгой отцу Андрею помогла его специальность математика. Книга написана ясным языком, последовательность событий изложена автором просто и логично. Это история становления Сильвио Данини, как архитектора, подробное изложение жизни его семьи, наиболее полное на сегодняшний день описание построек в Царском Селе и Петербурге.

Отец Андрей собрал в своем труде обширные исторические, краеведческие и биографические материалы. Работал сосредоточенно, с воодушевлением, старался успеть отдать дань памяти своему прадеду.

Отец Андрей Козлов скончался 23 мая 2014 года в возрасте 53 лет. Он похоронен на Волковском кладбище в Петербурге неподалеку от могилы Сильвио Данини — последнего царскосельского придворного архитектора.

                                                                           Подготовила Мария Родигина

Write a comment

Comments: 0