Большая творческая удача

В Пушкине немало работ скульптора Виктора Владимировича ЗАЙКО. Он уроженец Дальнего Востока, в Ленинграде окончил Академию художеств, стал членом Союза художников России. За его плечами участие более чем в 100 выставках. Его произведения находятся в разных городах России и за рубежом. Но город Пушкин — Царское Село Виктор Владимирович считает особенным местом, со своей поэтической нотой, и бесконечно счастлив, что частичка души остается здесь в его работах. О том, как они появились, какие события были с этим связаны, он рассказал нашему журналу. 

Виктор Владимирович, какую первую работу вы создали для нашего города?

— В 1990 году ко мне обратилась директор краеведческого музея Наталья Алексеевна Давыдова с просьбой о создании бюста-портрета  Анны Ахматовой. Почему именно ко мне? Потому что к этому времени я уже довольно долго работал над ее образом. Эта работа экспонировалась на выставках. Помимо того, что Ахматова великий поэт, меня она интересовала как пример яркой, значительной личности той эпохи. Ее жизнь, как и судьба, многогранна, поэтому ее образ всегда вдохновлял художников.  Бюст для музея был создан. Примерно в то же время я создал скульптурный образ для памятника Ахматовой для станицы Слободка Шелеховская Хмельницкой области Украины, где было имение ее родственников, где она неоднократно бывала и где находится могила ее матери.

Бюст Николая II у Федоровского собора стал первым памятником, увековечивший последнего российского императора в постсоветской России. Ведь это так?

— Да, верно. 17 июля 1993 года памятник был торжественно открыт при большом скоплении народа. Прибыли из-за границы потомки Романовых, было много казаков из разных округов России. Солнце заливало стены Федоровского собора. Пел церковный хор, звенели колокола. На этом месте в свое время императорская семья посадила пять дубов — в честь своих детей, а до нашего времени сохранилось только четыре. Считается, что дуб наследника погиб. Открытие памятника было приурочено к двум датам: к 125-летию со дня рождения Николая II и к 75-летию со дня расстрела бывшей императорской семьи. 

А как возникла идея поставить в Царском Селе памятник Николаю II?

— Точно сказать не могу, но ко мне обратились из «Романовского общества». И я общался непосредственно с Чугуновым, Юрием Алексеевым. А порекомендовала им меня Наталья Давыдова, она, видимо, верила, что я создам достойный памятник. К тому времени за границей был на русском языке издан альбом «Николай и Александра», и вместе с ним в обиход вошло множество частных фотографий царской семьи. На них Николай II представал обычным человеком в окружении семьи. Этот альбом мне помог проникнуть в его образ. А в бюсте представил, прежде всего, человека, который уже знает, что ему предстоят нелегкие времена, поэтому он задумчив и даже в какой-то степени скорбен. Не секрет, что Николай II меньше всего был готов царствовать, если учитывать его характер. Он был в высшей степени интеллигентным человеком, добросердечным, может, излишне мягким. Ему не было по душе кресло императора, но он подчинился своему предназначению по рождению, и до конца с честью исполнил свой монарший долг. Да, он отрекся от престола. Но все же у историков не существует на этот счет однозначного вывода, может, отречения как такого и не было. В любом случае, он испил свою чашу до конца. И он не желал зла России, а только благо.

Я сделал эскиз из пластилина. В мастерскую приезжали Наталья Алексеевна Давыдова, Юрий Васильевич Алексеев и люди из «Романовского общества». Какие-то замечания они внесли, я подправил, но в целом эскиз был принят сразу. Спонсировал памятник молодой человек — Сергей Васильевич Рогов. Я с ним не был близко знаком, но несколько раз встречался. В то время он был директором компании «Росско». Он, как я знаю, спонсировал фестиваль юмора «Золотой Остап», значительна его доля в финансировании восстановления Федоровского собора.

На открытии памятника юные кадеты несли свечи и возлагали цветы к подножию памятника. Тогда же ко мне подошел директор ГМЗ «Петергоф» Вадим Знаменов с предложением сделать памятник царевичу Алексею для парка в Александрии.

Этот памятник был открыт в парке Александрия у Коттеджа в 1994 году. У вас были какие-то трудности при работе с ним?

— В принципе, нет. Уже был, как говорят, в теме. Представлял, как наследник будет выглядеть на памятнике. Ведь он там, на Нижней даче, и родился в 1904 году. А потом в летний период последующие годы всей семьей они часто проводили время здесь, на побережье Финского залива, обычно в самые жаркие месяцы лета. Для меня было важно донести идею, что члены императорской семьи были первыми жертвами репрессий, которые впоследствии прокатились по всей стране. А мальчик, этот наследник, был удивительно чистым. И вся его вина состояла в том, что родился он не в то время.

Конечно, были кое-какие технические сложности, связанные с созданием памятника. Мне было поручено установить его на пьедестал из мрамора, высотой в 1,2 метра. Постамент был исторический — он остался от его прадеда Николая I. На этом месте у морской беседки до революции стоял памятник, который куда-то делся, а пьедестал, отменного качества, остался. Он пережил даже Великую Отечественную войну — на нем остались следы от снарядов. Поэтому нужно было вписать фигуру Алексея на этот пьедестал и учесть окружающее пространство. Отсюда такая композиция, словно он присел на срубленное дерево. Со спины, издалека силуэт с обрубком дерева смотрится как крест. А для меня срубленное дерево несет другой символический смысл — обезглавленной России. На средства «АвтоВАЗбанка» литейные мастерские Политехнического университета отлили бронзовую скульптуру Алексея-мальчика в матросском костюме — фигуру в натуральную величину.

И через год, уже 12 августа 1994 года, на 90-летие Алексея, памятник открыли. Перед этим была гроза, но она не помешала торжественному настроению, которое сопутствовало всем присутствующим на открытии. «Это не только памятник царевичу Алексею, но и всем детям, павшим в годы Гражданской войны», — сказал на церемонии открытия заместитель мэра Санкт-Петербурга Владимир Яковлев. Памятник был освящен священником собора святых апостолов Петра и Павла отцом Григорием. 

Если отталкиваться от хронологии, следующей вашей работой в Пушкине стала мемориальная доска Иннокентию Анненскому на здании бывшей Императорской Николаевской гимназии.

— Она была открыта 12 декабря 2009 году, накануне 100-летней годовщины смерти величайшего поэта Серебряного века Иннокентия Федоровича Анненского. На этот раз меня уже знали в администрации Пушкинского района, и после определенных формальностей предложили создать эту мемориальную доску. Правда, с ее установлением возникли некоторые сложности. Сначала пришлось решать, где ее устанавливать — на главном здании, выстроенном в псевдорусском стиле или на флигеле, который был пристроен позже, но именно здесь находилась служебная квартира Анненского. В конце концов, пришли к общему решению — установить на флигеле, на уровне второго этажа, где располагалась квартира Анненского, в бытность его директорства в гимназии. В мемориальной композиции, сочетающей в себе портрет в овале и саму доску, я попытался соединить Серебряный век поэзии и эпоху блестящего модерна. Отсюда и лира, слегка вычурная, и стилизованный букет. Но Анненский, как никто из поэтов Серебряного века, его более чем достоин. Он, по словам Ахматовой, стал ее учителем. И он, по-существу, поэт всего одного прижизненного сборника стихов, признан сейчас поэтом всемирного значения. Мне кажется, без Анненского не было бы Серебряного века в поэзии. При создании доски немного поспорили о ее оформлении, мне предлагали использовать образ лебедя. Но мне это показалось слишком иллюстративным, слишком впрямую — поэтому я отказался.

На торжественном открытии, как и положено, читали стихи Анненского. Выступали редактор журнала «Звезда» Андрей Арьев, поэты Александр Кушнер, Алексей Пурин. Мемориальная композиция была освящена. По отзывам горожан, доска прижилась и без нее уже трудно представить фасад здания.

В 2014 году открыли памятник участникам боевых действий на пересечении улиц Гусарской и Саперной в Пушкине. Расскажите о нем. 

— В создании этого памятника я работал вместе с архитектором Валентином Федоренко. Памятник получился динамичным и наполненным символами. На плите высечены слова: «Тем, кто погиб, тем, кто вернулся, тем, кто ждал». На задней части памятника перечислены горячие точки, где после 1945 года велись военные действия с участием советских солдат, — Ангола, Алжир, Ливия, Афганистан. На стеле воспроизведена моя композиция из пятиконечной звезды, георгиевской ленты и, как символ твердости и мужества, ветки дуба. Средства на памятник, насколько я знаю, собирали с миру по нитке. В Пушкине живут много бывших участников локальных войн, они объединены Межрегиональной общественной организацией ветеранов боевых действий «Воин». И последняя организация, в том числе, внесла свою лепту.

И расскажите, пожалуйста, как создавался памятник преподобному Сергею Радонежскому.

— В 2014 году мне предложили создать большой памятник игумену земли русской Сергею Радонежскому. Вообще, работа над памятником и по восстановлению храма бывшего лейб-гвардии 2-го стрелкового Царскосельского полка шла параллельно. Был создан попечительский совет по возрождению храма, председателем совета стал министр иностранных дел Сергей Лавров. Насколько я знаю, он лично даже спонсировал отливку колокола. Поэтому возрождение церкви шло интенсивно. Образ преподобного Сергия Радонежского создан в виде стоящей фигуры. Правая рука  благословляет, а другой он держит свиток со словами «Любовью и единением спасемся». Бронзовая скульптура размером 2,5 метра, плюс гранитный пьедестал 1,2 метра.

Об открытии храма и памятника написано много. Церемония прошла на государственном уровне 8 декабря 2014 года. В этот день Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил освящение храма и памятника. В службе участвовали многие руководители Русской православной церкви, присутствовали министр иностранных дел Сергей Лавров, министр культуры Владимир Мединский, губернатор Петербурга Григорий Полтавченко и другие официальные лица. Богослужебные песнопения исполнил хор Валаамского монастыря. В этот же день специально приехал президент Владимир Путин, он открыл Духовно-просветительский центр, расположенный в этом же здании. Открытие церкви подытожило юбилейный год 700-летия со дня рождения игумена святого Сергия Радонежского, радевшего за объединение русских земель.

Если говорить об условиях, сопутствующих процессу создания этого памятника, — они были уникальны. Буквально за месяц скульптура была отлита на «Монументскульптуре». Правда, пришлось этот процесс контролировать, что-то корректировать. Но, повторяю, все решалось быстро. За что я этому коллективу очень благодарен.

Вы также являетесь автором памятника Николаю Рериху, установленного в Санкт-Петербурге.

— Да, над образом Николая Константиновича Рериха я размышлял более 20 лет. Было создано несколько вариантов проекта. В результате больших усилий не только моих, но и коллектива  единомышленников, проект был реализован в 2010 году. А вообще образы Рериха и Сергея Радонежского в чем-то перекликаются. Ведь преподобный Сергий Радонежский довольно часто появляется на полотнах Рериха. 

А над чем вы работаете сейчас?

— Не люблю о планах говорить. Скажу лишь, что постоянно нахожусь в поиске, в работе. Иначе не живу. В настоящее время участвую во всероссийской выставке в Архангельске. А вообще хотел бы пожелать всем пушкинцам крепкого здоровья, успехов во всех их делах. Я им завидую, они живут в потрясающем городе! То, что мои работы находятся в этом городе, — это большая творческая удача.

                                                                                                    Беседовала Марина Орлова  

Write a comment

Comments: 0