Жизнь, отданная Павловску     

5 лет назад ушла из жизни Валерия Афанасьевна Беланина, которая 53 года проработала в Павловском дворце-музее, из них более 30 лет возглавляла научный отдел. Она трудилась бок о бок с Анной Ивановной Зеленовой и Анатолием Михайловичем Кучумовым, принимая непосредственное участие в возрождении Павловского дворца. Ее огромный личный архив, бережно сохраненный старшим сыном, документально свидетельствует, каким человеком была Валерия Афанасьевна.

Из семьи производителей валенков

Валерия Афанасьевна Мариничева родилась 10 апреля 1928 года в деревне Подрезово Горьковской области.

Многие ее родственники, включая родного отца и дядю, занимались шерстобитным производством — делали валенки. В период НЭПа братья Мариничевы купили чесально-валяльную машину, создали артель и наняли работников. Позже это стало поводом обвинить их в эксплуатации человека, за что они были поражены в правах и лишены избирательного права.

Оба брата, не дожидаясь дальнейших репрессий, перебрались в Ленинград, устроились работать на мыловаренный завод и затем переправили в Ленинград свои семьи.

Здесь Валерия ходила в школу № 28/30 на Васильевском острове. Отец работал на мыловаренном заводе им. Кирова, мать, Глафира Дмитриевна, была домохозяйкой и надомной швеей. Но добытчиком все же был отец.

В июне 1941 года, после окончания 5-го класса, Лера с мамой поехали на каникулы в родную деревню к тетушкам и бабушкам. Там их застала война. Часть их большого дома была приспособлена под госпиталь.

  Мама, Глафира Дмитриевна, умерла весной 1942 года от воспаления легких, а в Ленинграде в то же время умер отец — так Лера стала сиротой, и ее воспитание взяли на себя четыре сестры матери. Тетушки помогали ей и после войны, поддерживая морально и финансово.

В 1947 году она окончила среднюю школу № 9 в городе Бор Горьковской области. Статус эвакуированной помог ей вернуться в Ленинград, где в том же году она поступила в Ленинградский государственный университет на факультет истории искусств. К слову сказать, на том же курсе с ней учились известные впоследствии музейщики: Марина Николаевна Петай (будущий директор Всесоюзного музея А. С. Пушкина), Людмила Михайловна Лапина (будущая зам. директора по науке Екатерининского дворца-музея) и Людмила Михайловна Казанцева (впоследствии директор Павловского дворца-музея)

Первые шаги

После окончания университета в 1952 году Леру Мариничеву распределили в Городское экскурсионное бюро, но она сразу перешла на работу в Центральное хранилище музейных фондов (ЦХМФ), которое находилось в Пушкине в Дежурных конюшнях и в Агатовых комнатах. Здесь ей посчастливилось встретиться с настоящими музейными профессионалами: Анатолием Михайловичем Кучумовым и Верой Владимировной Лемус. В Центральное хранилище поступали музейные предметы из пригородных дворцов, которые успели эвакуировать до прихода немцев. Так получилось, что больше всего Валерия сблизилась с Верой Лемус, которая жила неподалеку от хранилища в доме Карамзина на Комсомольской (ныне Садовой) улице. Иногда она даже оставалась у нее ночевать, если приходилось засиживаться за работой. В 1956 году ЦХМФ объединили с Павловским дворцом, и Валерия Мариничева вместе с Кучумовым перешла на работу туда.

Павловский дворец раньше других музеев начал интенсивно реставрироваться и первым открыл свои залы для посетителей. До реставрации Екатерининского дворца, Большого дворца в Петергофе, Гатчинского дворца было еще далеко. С этого времени вся последующая жизнь Валерии Афанасьевны была связана с одним местом работы — Павловским дворцом. Здесь она проработала вплоть до своего ухода на пенсию в 2006 году.

  В 1959 году Валерия Мариничева вышла замуж за Юрия Петровича Беланина, который в то время работал в ЦХМФ художником-реставратором и шрифтовиком-оформителем. Там они и познакомились. В 1960 году родился старший сын Александр, в 1963 году — Анатолий. Валерия Афанасьевна часто брала Александра с собой на работу в Павловск (из-за карантина в садике или во время каникул). Он видел, как там работали главный хранитель Кучумов, секретарь Зинаида Чезлова, хранители фондов Ксения Петровна Белавская и Тамара Алексеевна Берлин. Некоторое время кабинеты Валерии Афанасьевны и Анатолия Михайловича находись напротив друг друга, и они могли переговариваться, не вставая из-за стола.

Придя в Павловский дворец научным сотрудником, Валерия Афанасьевна проявляла себя трудолюбивым, ответственным работником и в 1967 году возглавила научный отдел. Анна Ивановна Зеленова, директор Павловского музея-дворца, обладала особым чутьем на людей и умела точно подбирать кадры. Зеленова не ошиблась, назначив Валерию Афанасьевну заместителем по научной работе.

В 1957 году были открыты во дворце семь первых залов, а через год — еще четыре. Вход во дворец тогда был по Церковной лестнице. В 1960 году на третьем этаже центрального здания открылась выставка «Парадный костюм и портрет XVIII и XIX века». Экспозиция была такого высокого уровня, что познакомиться с ней приезжали посмотреть не только наши, но и зарубежные специалисты. Следующей работой была подготовка к открытию фундаментальной тематической выставки «Убранство русского жилого интерьера XIX века». И в дальнейшем Валерия Афанасьевна принимала активное участие в подготовке и открытии новых выставок.

Павловский дворец стал первым отреставрированным дворцом-музеем в пригородах Ленинграда. Надо было наполнять залы экспонатами, и практически каждый предмет прошел через ее руки. Валерия Афанасьевна консультировала реставраторов, и здесь безусловно, не обошлось без разносторонней эрудиции Анатолия Кучумова. А для экскурсоводов Беланина писала методические пособия.

Научная работа не прекращалась даже во время отпуска и выходных. Однажды при просмотре фильма «Война и мир» она обратила внимание на мебель в одном из эпизодов фильма. В результате переговоров и переписки Павловский дворец пополнился несколькими подлинными предметами мебели. Что было очень кстати, учитывая огромные потери во время войны и после распродаж в 1920–1930-е годы. Она обнаружила и вернула во дворец мебель из Института рентгенологии, Министерства обороны, из других мест, где ей попадались вещи, идентичные утраченным. Всего ею было возвращено в Павловский дворец около 300 ценных предметов. Но, конечно, и всегда помогали опыт и знания Кучумова, который по небольшому фрагменту мог определить, из какой коллекции предмет, кто мастер и где он может находиться.

Постоянная занятость на работе не мешала ей заниматься издательской деятельностью. Валерия Беланина — автор 15 книг и альбомов. Самые известные — альбом «Павловский парк» (1988), «Павловск. Дворцово-парковый ансамбль» (1989), «Возрожденные из пепла» (1990). Занимая должности, сначала научного сотрудника, а впоследствии заместителя директора по научной работе, она уделяла большое внимание научно-исследовательской работе. Такие понятия, как «Гербовый» и «Золотой» сервизы, вошли в научный оборот именно с легкой руки Валерии Беланиной.

Другая сторона музейной жизни

Александр Беланин вспоминает, что когда он ребенком ездил с мамой на работу в Павловский дворец, то в научном отделе пили чай за большим общим столом в отдельном зале. За чашкой чая обсуждали насущные вопросы, и такие чаепития плавно переходили в производственные совещания.

Читатель может подумать, что люди, восстанавливавшие дворец, были только педантичными исполнителями. Но не надо забывать, что большинство сотрудников были молодые люди, они пришли во дворец в одно и то же время, весело праздновали дни рожденья и праздники. И к любой задаче подходили творчески, с огоньком.

Валерия Афанасьевна слыла большой выдумщицей, и даже будучи заместителем директора по научной работе, любила разыгрывать сотрудников. Однажды 1 апреля она прошлась по всем отделам и начальственным тоном отдала распоряжение — накрыть телефоны мокрыми тряпками и ждать инспекцию. И все подчинились! Волшебное слово «инспекция» возымело действие! Пройдясь по комнатам второй раз, она убедилась, что ей поверили, и только тогда раскрыла розыгрыш. Другой отличительной особенностью Валерии Афанасьевны была любовь фотографироваться. На свой 50-летний юбилей она сама сделала альбом-гармошку с 50 фотографиями разного периода. На некоторых снимках она запечатлена то с веником вместо букета цветов, то в забавной шляпке из бумажных салфеток.

  Одной из самых близких ее подруг во дворце была Александра Александровна Августовская, заместитель директора по культурно-массовой работе. В молодые годы они вместе ездили на юг и «на картошку». Сын Александр иногда пользовался служебным положением матери и катался на коньках на стадионе в парке (по распоряжению Августовской: «выдать ему лучшие коньки и пусть катается, сколько захочет»). С Анной Ивановной Зеленовой Валерия Афанасьевна поддерживала только рабочие отношения, которые не переходили в дружеские. То же можно сказать и о Кучумове. Хотя он неоднократно возил «молодую музейную поросль» в разные познавательные поездки.

Среди своих обязанностей самой почетной для себя Валерия Афанасьевна считала прием различных делегаций, известных людей, президентов и королей иностранных государств. Гости дворца заинтересованно слушали ее экскурсии, а потом часто присылали благодарственные письма и телеграммы. После знакомства с той или иной знаменитостью Валерия Афанасьевна непременно собирала о нем материал из газет и журналов. Следила за передачами по телевизору. Запомнилось посещение в 1972 году американского пианиста-виртуоза Ван Клиберна. Об этом она даже написала статью в журнал «Музыкальный ключ». В назначенный день Клиберн приехал вместо 12 в 17 часов. Во время экскурсии по дворцу толпа поклонников сопровождала их из зала в зал. В Греческий зал из Будуара перенесли клавикорды 1774 года, и Клиберн сыграл небольшую пьесу и сделал это с трепетом. В Тронном зале настолько заинтересовался фарфоровым сервизом, что ему с величайшей осторожностью разрешили подержать в руках одну из тарелок. К слову сказать, когда-то в этом отказали Жаклин Онасис, вдове Джона Кеннеди. А Клиберну разрешили! В архиве Валерии Афанасьевны каких только нет фотографий знаменитостей! Роберт и Эдвард Кеннеди, Ричард Никсон, американские астронавты и советские космонавты, Ростропович и Вишневская и многие-многие другие. Журнал «Автобус» посвятил ей 3 выпуска подряд!!!

Семья на фоне музея

Молодая семья Беланиных жила в необычной пушкинской коммуналке, которая размещалась над Дежурными конюшнями. Так она и говорила: «Живу на конюшне». Внизу находился «Белый зал», где в то время по средам, субботам и воскресеньям проходили танцы под оркестр — и жильцы не могли уснуть до часа ночи. Теперь в их бывшей коммуналке находится бухгалтерия реставрационных мастерских. В 1971 году семья переехала в отдельную трехкомнатную квартиру на Пролетарской (ныне Церковной) улице.

Непонятно, когда Валерия Афанасьевна успевала заниматься домашним хозяйством. Она шила, вышивала крестиком, плела макраме, делала выставки своего творчества в Храме дружбы. Своим мальчишкам она сама шила брюки — делала выкройки по привезенным кем-то заграничным джинсам, и выходило не хуже фирменных.

В работе, на отдыхе и в семейной жизни Валерия Афанасьевна была чрезвычайно азартным человеком. Ей многое было интересно! Она собирала календарики, марки, значки, бумажные деньги и монеты, ничего не выбрасывала — потому и получила музейную кличку «коробочка»! Любой клочок бумаги со словом «Павловск» бережно сохранялся и помещался в одну из коробок. В ее трехкомнатной квартире накопилось множество коробок и папок. После Перестройки стало возможным активно заниматься поиском родственников. К счастью, многое получилось найти. Это помогло в составлении своей родословной, к концу жизни ей удалось включить в древо почти 200 человек. Некоторые в советское время были репрессированы, хотя на самом деле были людьми трудолюбивыми и инициативными.

На 80-летии Валерии Афанасьевны Беланиной
На 80-летии Валерии Афанасьевны Беланиной

Единственная любовь

Но первой и единственной любовью для нее всегда оставался Павловск. Даже семья уходила на второй план. Она писала статьи сначала своим красивым четким почерком, а потом печатала их на машинке. Подчас дети и муж дружно засыпали под «тюканье» ее печатной машинки. К счастью, родственники не выбросили это на помойку, а бережно сохранили и систематизировали. Архив Беланиной ждет своего читателя!

В последние годы ее занимали две темы. Одна из них — эвакуация и реставрация предметов убранства Павловского дворца в 1812 и 1941 годах. Первая эвакуация дворца готовилась под угрозой нашествия Наполеона в 1812 году, когда вдовствующая императрица Мария Федоровна со своими помощниками составила опись предметов, которые следовало вывезти из Павловска — но это, к счастью, не произошло. Другая тема, не менее ее волнующая, — возрождение дворцово-паркового ансамбля после Великой Отечественной войны. Валерия Афанасьевна мечтала, чтобы современное поколение знало поименно тех, кто восстанавливал дворцово-парковый ансамбль.

Важными качествами, помогавшими ей с честью выполнять свои обязанности в заместителя директора по научной работе, по мнению ее сына, были здоровый авантюризм и незаурядная настырность. Условно, если где-то было написано: нет входа, а ей надо туда по работе — то она пробиралась любыми способами.

26 сентября в Центральной районной библиотеке им. Д. Н. Мамина-Сибиряка пройдет вечер памяти Валерии Афанасьевны Беланиной.

                                                                                                 Марина Орлова

 Автор выражает признательность за содействие в подготовке статьи и предоставленные фотографии Александру Юрьевичу Беланину

Оставить комментарий

Комментарии: 0