Здесь будет город или сад?

Под Петербургом не осталось промышленных садов. А сейчас уничтожается уникальный питомник саженцев плодово-ягодных культур

Последний научно-производственный питомник плодово-ягодных культур в нашем регионе могут пустить под ковши бульдозеров. Он расположен на небольшом участке земли — 34 гектара — в Пушкине. Но сейчас земли вокруг — а это бывшие кормовые поля совхоза «Детскосельский» — выкупила девелоперская компания и хочет строить там жилье. Даже название микрорайону придумали — «Большой Пушкин». Правда, каким он будет, девелопер сам не знает. На официальном сайте предлагается три варианта — малоэтажные элитные районы, многоэтажки экономкласса или гибрид — таунхаусы пополам с высотками. Питомник рубит будущий микрорайон как раз посередине. Девелопер уже давно хочет прибрать к своим рукам этот участок и уже отвел эту землю под спортивно-развлекательный центр, нарисовав соответствующие чертежи. Хотя территория пока под питомником. Но власти уже отказали ему в продлении аренды и предлагают освободить землю.

Вы спросите, о чем мы тут вообще говорим?

Мы о доктрине продовольственной безопасности России.

И на камне могут яблони расти

Для примера: за 13 лет работы научно-производственный центр вырастил 260 тысяч плодовых деревьев и около 400 тысяч ягодных кустарников. При средней урожайности это 520 тысяч тонн плодов и полторы тысячи тонн ягод, которые вырастили из саженцев питомника садоводы региона за 10 лет. Но по порядку.

Наверное, каждый из владельцев двух с половиной миллионов садоводческих хозяйств хоть раз в жизни да приезжал за саженцами в Пушкин. Либо в советские времена, когда эта база была питомником Ленинградской плодоовощной опытной станции (ЛПООС) НИИ механизации и электрификации сельского хозяйства Северо-Запада при Минсельхозе РСФСР, либо уже в новом веке, когда неиспользуемый участок ЛПООС взял в аренду Научно-производственный центр «Агротехнологии». При этом и ЛПООС и НИИ МЭСХ Россельхоз­академии никуда не делись и продолжают свою работу. А питомник в Пушкине — одна из их стратегических площадок, хранилище адаптированных к климату региона культур.

Но это сейчас частники-индивидуалы — основной потребитель. Когда-то на Северо-Западе России росли сады... Странно, да? Мы уже привыкли, что когда слышим про сады, то сразу видим просторы Кубани. И сложно представить, что у нас, в нашем климате, насчитывалось 39 тысяч гектаров промышленных садов! Это были наши яблочные соки, пюре, пектин для мармелада, желе и джемов, уксус, этиловый спирт, пищевой порошок из выжимок, концентрат и многое другое. Помните трехлитровые банки яблочного сока с мякотью, в котором ложка стояла? Слышали новость, что яблоки подорожают на 40 процентов из-за торговой войны с Западом? Об этом серьезно пишут все главные информагентства страны. А садоводы удивляются, поскольку у них уже который год урожай здесь, в Ленин­градской области, такой, что девать некуда. А все почему? Потому что из 39 тысяч гектаров промышленных садов на Северо-Западе осталось всего 400 гектаров. Причем эти — новые. И созданы из посадочного материала научно-производственного центра «Агротехнологии». Почему так мало? Потому что процесс не быстрый и не окупается так, как девелоперские жилищные проекты. Пять лет проходит, чтобы из семечка получить саженец. Еще пять лет требуется, чтобы появились первые плоды. Новый сад разбили в Старой Руссе, НПЦ сейчас создает проект сада под Выборгом. И на камнях растут яблони? Растут.

От семечка до саженца — не меньше 10 лет

Корреспонденты «ВП» побывали в уникальном питомнике НПЦ «Агротехнологии», и его директор Александр Давлятов показал, на что способны его агротехнологии.

Александр Джумаевич очень сожалел, что мы приехали поздней осенью:

— Вы бы в сентябре приехали — яблоки, груши, слива, вишня, черешня, — начал перечислять наш провожатый, и остановить его презентацию растительного разнообразия было непросто.

380 видов растений, адаптированных к климату разных областей Северо-Запада. Только видов! Всего же в питомнике 175 тысяч растений. И мы попали, может, не в сезон, но на самый важный этап работы питомника, когда формируется основа для создания саженцев. Мы не сильны в аграрной терминологии, но именно — создания. Как мы поняли из объяснений Александра Давлятова, этот питомник уникальный, потому что отдельно выращивает подвой и привой для саженцев.

Александр Давлятов назвал цифру 175 тысяч — столько в питомнике растений. Впечатляет!
Александр Давлятов назвал цифру 175 тысяч — столько в питомнике растений. Впечатляет!

Подвой — это корни. Привой — черенки. Зимой их соединяют — прививают. И только после этого получаются хорошие плодоносящие саженцы. А чтобы подвой и привой срослись, надо в теплицах туман напустить, от солнца прикрыть. Тут особые агротехнологии.

— Зачем так сложно? — поинтересовались мы.

— Северо-Запад — непростой регион. Здесь песок, там камни, там болота, там глина. Где-то грунтовые воды под поверхностью, где-то уходят глубоко. И для каждого грунта, для каждого гидрологического и температурного режима свои подвои.

— То есть вы подбираете саженцы по местности?

— И исходя из задач. Кому-то нужны красные и сладкие яблоки. Кому-то — зеленые и с кислинкой. Кому-то сразу съесть, кому-то сохранить до весны. Вот сорта: Ароматное, Память Лаврика, Ладога, Услада, — опять начал перечислять Александр Джумаевич, — Антоновка, Мелба, Избранница, Коричное новое, Осеннее полосатое, Папировка, Дочь Папировки, Тамбовское, Зоренька, Теллисааре, Бессемянка мичуринская, Дружное, Мантет, Балтика… и еще десятки сортов.

Вот Ренет Черненко. В нем витаминов больше, чем в любых других сортах яблок. Удивительный сорт. А из этого получается вкусный сок, — Александр Джумаевич показывает нам «выставочные» экземпляры, уже тронутые морозом, — нас сейчас хотят переселить, но мало кто понимает, что создать такой питомник на новом месте очень сложно. У нас 8300 маточных растений, которые пересадить невозможно, а чтобы вырастить их, нужно минимум 10 лет. И только после этого мы сможем выращивать подвои и привои — а это еще пять лет. Это цикл. От семечка до саженца. На один год остановить конвейер, и один год саженцев не будет. А землю подготовить? Здесь метр привозного грунта, сотни «КамАЗов» с торфом и навозом. Собственные уникальные удобрения.

Дальше мы просто ходили и задавали вопросы. В основном один: «А это что?» И на все наш провожатый отвечал без запинки:

— Это рябина черноплодная на штамбе. Мы привили ее к лесной. И она растет не кустом, а куполом. Очень красиво получается. ...Айва японская. Очень много витамина С — в 20 раз больше, чем в лимоне. Есть невозможно — кислая, но добавлять к яблокам в варенье и повидло можно. Полезно очень. ...Жасмины. ...Туя. Вот можжевельник. Слива (опять пошли сорта) — Волжская красавица, Ренклод колхозный, Ренклод куйбышевский, Витебская поздняя, Венгерка пулковская, Тульская черная, Память Тимирязева, Саратовская поздняя, Венгерка мичуринская. У нас каждой культуры по нескольку сортов. ...Черешня. Что? Конечно, созревает. И есть можно.

Дальше пошли кусты — смородина красная, черная золотистая, крыжовник, малина красная и желтая, боярышник плодовый, шиповник...

Прошлись и между неплодовых деревьев — рощи ясеней, вязов, дубов, каштанов, красивейших ив, можжевельников...

— Мы и декоративные сады можем делать. У нас очень тесные связи с епархией. Мы участвовали в озеленении территорий церквей, соборов, восстанавливаем монастырские сады. Помогаем создавать сады центрам реабилитации инвалидов, детским учреждениям. Конечно, на благотворительной основе. У нас была даже идея, чтобы спасти питомник, на половине территории храм построить. Но тут меценаты нужны. Епархии строительство храма не потянуть. И вот теперь нас выдавливают отсюда. Чего только не придумывают.

Почему-то комитет не дает пока ответ

Уже после экскурсии по питомнику Александр Давлятов показал нам переписку с огромным количеством федеральных и региональных органов власти. Странная картина сформировалась после прочтения. Сложилось впечатление, что менеджеры девелоперской компании время от времени устраивают мозговые штурмы, придумывая, как забрать под себя питомник.

Сначала, как мы уже писали, в 2007 — 2008 годах были найдены подходы к губернатору Петербурга, к КГА и к КУГИ. На всех совещаниях питомник преподносился как бывший. И «Агротехнологиям» отказали в аренде, хотя земли все время согласно договору использовались по назначению, а арендная плата выплачивалась в полном объеме и в срок. И сейчас выплачивается.

Потом появилась идея передать земли питомника Пушкинскому садово-парковому хозяйству. Потом это предприятие поменяло форму собственности с государственной на частную, и идея не состоялась.

Потом КГА вдруг предложил построить вместо питомника спортивно-развлекательный комплекс для нового жилого микрорайона. Но дальше чертежей не пошло, как, собственно, и с самим микрорайоном.

Потом вдруг власти, наверняка с подачи девелопера, решили, что территорию питомника город может использовать для собственного озеленения. Хотя у управления садово-паркового хозяйства Петербурга много своих питомников. И их реально достаточно для городских нужд. Но КУГИ тем не менее предложил купить у НПЦ все посадки. Провели инвентаризацию, подсчитали — 77 миллионов рублей. Покупать передумали.

В общем, пока никакого решения не образовалось. А КУГИ обратился в суд с заявлением о выселении НПЦ «Агротехнологии» с этой территории.

И тут сразу возникает вопрос: а в КУГИ ничего не попутали? Питомник ведь до сих пор находится на землях ЛПООС, которая подчиняется Российской академии сельскохозяйственных наук. Это федеральные земли. Почему они вдруг стали городскими? Если уж выселять, так Росимуществу. Последнему был задан вопрос о реальном собственнике этой земли. Но ведомство пока не ответило.

Пока же Александр Давлятов решил пойти ва-банк, чтобы не влезать в тяжбы. Он предложил КУГИ забрать две трети участка под любые необходимые Петербургу (или девелоперу) нужды, не важно, будет там спорткомплекс, жилье или садово-парковое хозяйство. А одну треть оставить «Агротехнологиям», чтобы продолжать сохранять плодово-ягодный генофонд Северо-Запада. Опять же ждет ответа.

Справка научно-производственного совета Профсоюза работников агропромышленного комплекса

Питомник расположен на землях аграрной науки, правовой статус которых установлен Земельным кодексом РФ. Они должны рассматриваться как земли особо охраняемых территорий. И на собственников возлагается обязанность их сохранения. Администрация Петербурга, планируя изъять этот участок под застройку или промышленное использование, ни в одном документе, ни в одном письме не упоминает этот факт. Также этот факт не указан в Генплане Санкт-Петербурга до 2025 года, где эти земли незаконно отнесены к землям поселений.

Автор: Телехов Михаил

http://vppress.ru

Оставить комментарий

Комментарии: 0