Белый полдень Дудергофа

Белый полдень стоит над Вороньей горой,

Где оглохла зима от обстрела,

Где на рваную землю, на снег голубой

Снегириная стая слетела.

                                        Михаил Дудин

…Полдень и в самом деле был белым, только не зимним, ослепительным, отражающим в зрачках искрящийся снег, а с легким оттенком чистой зелени и июльской дымки, марева над низинами — эта легкая вуаль всегда появляется в наши — такие редкие! — жаркие дни.

Знакомо, знакомо каждому из нас, в ком хоть чуть-чуть живет краевед-любитель, это чувство восторга, удивления, а иногда и грусти, когда вдруг совсем рядом со своим большим городом мы обнаруживаем места, где, оказывается, когда-то кипела жизнь, и люди, обустраивавшие эту жизнь, делали все для того, чтобы местность эта была исполнена красоты и достоинства.

Таким местом для меня совсем недавно стало старинное село Дудергоф, которое уже более полувека носит имя замечательного русского изобретателя, контр-адмирала Александра Федоровича Можайского. Поселок Можайский и находится рядом с теми полями, где более ста лет назад Александр Федорович пытался поднять в небеса свой самолет.

Собственно, никакой особой цели в Дудергофе-Можайском у меня не было. Просто каждый раз, проезжая на гатчинской электричке, я смотрела на высокую гору, вокруг которой расположен поселок, и думала о том, что непременно надо бы побродить по «русским Альпам».

И вот выдался хороший день и хорошие спутники. Чуть более получаса от Балтийского вокзала, и мы уже на платформе «Можайская». Восхождение началось сразу, в нескольких десятках метров от изящного здания вокзала…

 

Современное вокзальное здание в Дудергофе появилось в конце XIX века. Архитектор Семен Николаевич Лазарев-Станищев. Он же автор вокзалов в Сергиево и Стрельне. Вокзальные здания Дудергофа и Стрельны очень похожи. Дудергофский, на мой взгляд, даже выигрывает своей архитектурной затейливостью. Однако в XXI веке оба сооружения отличаются крайней неухоженностью — фасады выкрашены наспех малярами крайне неумелыми, а внутрь лучше и не заходить без надобности… Хотя, чего уж тут сетовать! Даже в Царском Селе, современном Пушкине, подземные переходы вокзала (особенно в холодную зимнюю пору!) вызывают эмоциональный диссонанс, что уж говорить о поселке Можайский, который не имеет такой всемирной известности, как резиденция последнего русского царя…

В свое время село Дудергоф входило в состав Царскосельского уезда. Да и сейчас от поселка Можайский до границ Пушкинского района всего-то километра три. Царское Село, Дудергоф, Красное Село — своеобразная линия, по которой выстраивались события, связанные с императорскими судьбами. Царское Село — роскошные дворцы и казармы. Красное — летние армейские лагеря, военные маневры, Царский валик — место, где разбивался шатер Императорской ставки. Ну а Дудергоф? С его горами, целебными источниками, озерами, диковинной растительностью? С его мистическим очарованием и особым климатом, не характерным для петербургских окрестностей? Дудергоф, наверно, был дверью в сказочный мир, где душа замирает от радости и неизвестности. И не ошибусь, если скажу, что было это горное село одинаково любимо и царями, и простолюдинами…

Есть в летописи Дудергофа много разных страниц. Одна из них, может, самая страшная. Это сентябрь 1941 года, когда Воронья гора стала местом жесточайшей битвы за Ленинград. Тогда немецкие войска все же захватили гору, а сотни советских бойцов погибли; некоторые, раненые, были сожжены заживо. Об этом написано и сказано было немало. Кто захочет — может прочесть. На уроках истории, в послевоенном Ленинграде, учителя непременно вспоминали о Красносельско-Ропшинской операции, в ходе которой, уже в январе 1944 года Воронья гора была освобождена. В 1984 году в поселке Можайский был сооружен мемориал морякам-артиллеристам, которые обороняли высоту орудиями, снятыми с крейсера «Аврора». А еще раньше поэт Михаил Дудин написал о Вороньей горе пронзительные стихи, которые позже стали песней, не менее пронзительно исполненной Юрием Антоновым… Мы увидели этот необычный памятник «с пушками» в теплый летний день, когда вокруг колыхались поля ромашек и нежно-голубого цикория, когда порхали птицы над горами и плыли над нами легкие, мирные облака. Останки бойцов надежно хранят горные глубины, а души? Где их души? Хочется, верить, что рядом, в этом воздухе. По крайней мере — рядом тогда, когда мы, живые, о них помним.

Сегодня трудно сказать, по каким дорожкам любили прогуливаться дачники Дудергофа. И эти горы — Воронья, Ореховая и Кирхгоф — совсем не те, что были, скажем, в эпоху Великого князя Михаила Николаевича, владельца Дудергофского поместья. Но у тех, кто приезжает к этим горам (о, как громко сказано – ведь не Кавказ, и не Алтай!) впервые, даже сейчас, в двадцать первом столетии, когда красота гор изрядно поблекла, когда снесли в Дудергофе милые деревянные дома — какие-то в стиле модерн, какие-то — в русском стиле, когда многие редкостные растения исчезли из «Нагорного парка», — все равно, несмотря на все природные и архитектурные потери, возникает ощущение этой сказки, которую так любили наши предки.

Возникает и пробивает до самых сердечных глубин!

Хотя многие деревянные здания, некогда составлявшие единство и притягательность дудергофского ансамбля, сожжены дотла. Хотя некоторые дома находятся в преклонном возрасте, и вряд ли кто-то будет возвращать им молодость.

Хотя (уже после Великой Отечественной войны) стала гибнуть неповторимая флора Дудергофа — израненные в боях горы уже не могли являть в изобилии тот растительный ковер, который ранее так удивлял и профессионалов-биологов, и далеких от всякой ботаники людей.

В последние же два десятилетия строительство в поселке Можайский стало возобновляться. Здесь появились вполне представительные усадьбы с каменными домами, иногда напоминающими крепости. Что ж делать — обустраиваются люди. Копают, копают землю, забивают в нее бесконечные сваи… Из-за бесконечных поездок строительной техники разрушаются и без того хрупкие тропинки у подножия гор, задыхаются цветы и травы, наносятся необратимые раны и самим Дудергофским горам, их крепкий скелет вот-вот может надломиться.

Но гений места все еще обитает здесь. Дудергоф еще живет и дышит своими легендами и былями, и будоражит воображение, и крепит дух. Не иссяк чудодейственный родник нашей истории. А потому найдите время — припасть к нему и напиться. И эта живительная сила будет долгой, долгой, долгой…

Марина КРОТОВА

После этой заметки, к моей радости, я получила несколько отзывов — как в Интернете, так и по телефону.

Спасибо и замечательному краеведу из Стрельны Олегу Павловичу Варенику. Он указал мне на ошибку: вокзал в Стрельне построен не С. Н. Лазаревым-Станищевым, как я написала. Сразу скажу, доверилась Интернету (хотя, как правило, этого не делаю), для наиболее дотошных читателей соответствующая ссылка — http://ligovo-spb.ru/pda/pludi3-lazarev.html .

Кроме того, Олег Павлович привел одну очень интересную цитату, которая подтверждает уникальность Дудергофа и, увы, вероятность того, что дудергофские горы могу погибнуть, если человек придет туда со своими жадными целями (а именно — непомерного строительства). И еще, пишет Олег Павлович, на шведских карта имеется надпись в районе Дудергофа: «Здесь строить нельзя, так как там живет Старый Бог». То есть место с древних времен таинственное и сакральное, подчеркивает О. П. Вареник.

Так что не будем, дорогие друзья, всецело доверять Интернету. Лучше идти в архивы и самим исследовать нашу любимую землю. Может быть, все-таки кто-нибудь знает, какое отношение Семен Николаевич Станищев имеет к постройкам станций в Стрельне, Сергиево, Лигово? Откуда в Интернете могла появиться эта информация?

С почтением к читателям — Марина КРОТОВА.

Write a comment

Comments: 4
  • #1

    Татьяна (Monday, 22 July 2013 19:44)

    Замечательная статья, захотелось поехать туда и надышаться.

  • #2

    Елизавета (Tuesday, 23 July 2013 20:06)

    Мариночка, как славно написала, с любовью и надрывом! Всегда "прислушиваюсь" к твоим творениям, они не дают застояться душе и будоражат сердце. Спасибо!

  • #3

    Олег Павлович (Wednesday, 24 July 2013 08:21)

    На старых шведских картах, имеется надпись в районе Дудергофа:
    "Здесь строить нельзя, так как там живёт Старый Бог"...

  • #4

    Ligovo-SPb (Wednesday, 13 January 2016 23:31)

    http://ligovo-spb.ru/ludi3.html
    Семён Николаевич Лазарев-Станищев автор красивых деревянных навесов на перронах указанных станций или дебаркадерах, как их иногда называли.