Без царя в голове

Послесловие к празднику

29 июня я ехала в Царское Село, вернее, все-таки в город Пушкин, вовсе не на праздничные гулянья, а просто для души. Собственно, каждая поездка в этот удивительный город, даже зимой, осенью, в непогоду — уже праздник. Потому что сам царскосельский воздух, напоенный дыханием российской истории и российской культуры, рождает всегда во мне состояние возвышенное и творческое. Так было несколько десятков лет назад, когда я маленькой девочкой ездила к маме на работу (мама была реставратором, и ее бригада позолотчиков работала тогда над воссозданием декора Большого зала Екатерининского дворца). То же самое, особое состояние полета возникает и сейчас, когда я едва ступаю на старые царскосельские улицы. Дух города — дух бравых гусар, трепетных лицеистов, гениальных архитекторов — существует еще пока и наполняет гордостью сердца тех, кому судьба начертала жить в этом месте, отмеченном свыше. Я очень надеюсь, что царскосёлы-пушкинцы ценят этот дар судьбы и понимают, какое это счастье — каждый день видеть дивные купола Екатерининского дворца…

Но все чаще и чаще в Царском Селе, точнее, в Пушкине, приходится наблюдать картины, никак не связанные с благородной историей петербургского пригорода. А нынешний День города, 29 июля, подтвердил это множеством зафиксированных моим фотоаппаратом моментов. Напротив Екатерининского собора — бронзовая Екатерина II (о достоинствах этого памятника рассуждать не буду, но что абсолютно ясно — стоит он не в лучшем месте) на фоне нескончаемых рядов торговых палаток, напичканных ширпотребом. Рядом на изрядно истоптанной траве — многочисленные любители бодрящих напитков в окружении окурков, жестяных банок и прочих атрибутов праздничного веселья. На всю улицу музыка, которая обычно звучит в дешевых питейных заведениях, громкие шутки отнюдь не остроумного содержания…

Иду через Александровский парк, мимо романтической Белой башни и выхожу к Федоровскому городку. Там, уже за оградой парка, вовсю шумит День города — дым от шашлыков, потные люди в купальниках, та же «легкая» музыка и та же лексика. В нескольких метрах от церковной ограды — большое пятно выжженной земли: следы «хорошего» пикника. В небе горит купол Феодоровского собора, а недалеко — плакат с фотографией семьи последнего русского Государя и надписью «17 июля — День Великой Победы Царской Любви». Все это напоминало театр абсурда…

Делаю еще один пеший круг, подхожу к Музею-даче Пушкина, где он провел, может, лучшие месяцы своей жизни. Палевые стены дома, чистые стекла мезонина, где стоят кадки с цветами — приют спокойствия и радости. А напротив — Дом Агафонова, которым долгое время владела семья Олениных. На крыше — флюгер в виде петушка. Фигурка установлена не так давно. А вот стены исторического здания уже едва «дышат»: во многих местах штукатурка осыпалась, видна деревянная обрешетка… И в очередной раз подумалось — какие мы странные все-таки люди: на аттракционы средства находятся, даже на «золотого петушка», а на реставрацию памятника — ищем годами, и не находим…

Все понимаю: и праздники нужны с каруселями, и канатоходцами, и пива в жару хочется попить, и шашлык поесть с пылу с жару. Но не здесь, не в заповедном месте, где все создано для высоких мыслей и высоких чувств.

Жить в Царском Селе, видеть его — повторюсь — это дар судьбы. А судьба порой дары и отбирает…

Марина КРОТОВА

 

Write a comment

Comments: 0