Пост № 1. Неопознанные скульптурные объекты

У здания Дежурных конюшен на Садовой улице, где находится музей «Придворный экипаж», появилась необычная скульптурная композиция. Городская коляска, запряженная парой лошадей, кучер в ожидании распоряжений и дама, сидящая в открытом экипаже, — та самая Неизвестная с картины Ивана Крамского. А на переднем плане стоит сам художник с кистью и палитрой, рядом с ним — мольберт, на котором поставлена рама, а через нее видна, как на картине, загадочная дама.

Эта скульптурная группа появилась вдруг, без какой-то громкой церемонии открытия. Ее автор — московский скульптор Александр Таратынов, чьи многофигурные скульптурные работы из бронзы так же тихо, без какой-либо шумихи, вдруг возникли в конце октября 2012 года в разных местах Екатерининского парка. Потом все эти скульптуры переехали в Александровский парк, на территорию Белой башни, где теперь находится Детский центр.

Надо сказать, что Александр Таратынов создал уже немало таких композиций по сюжетам шедевров мировой живописи. Наряду с персонажами пяти классических живописных полотен, что прописались в Царском Селе, еще созданы скульптуры по картинам «Поцелуй» Густава Климта, «Танец» Анри Матисса, «Купчиха за чаем» Бориса Кустодиева. И все в бронзе, основательно, немалых размеров…

Когда видишь эти «шедевры», почему-то возникает сомнение в ценности такого искусства… С одной стороны, это основательная, что называется, без дураков, работа скульптора в дотошно реалистической манере. Но когда в прошлом году эти бронзовые фигуры появились в царскосельских парках, на сайте музея-заповедника этому дали определение как «живопись в 3D версии». Вот и приходилось ломать голову, что же это такое… Вместо того, чтобы просто сказать, что это современная скульптура по мотивам классических живописных и графических произведений.

Писали, что эти скульптуры пропагандируют классические произведения живописи, высокие образцы искусства, позволяют зрителям увидеть картины в пространстве и в объеме и ощутить себя участниками действия… Произведения искусства, якобы, превращаются «в интерактивный элемент городской среды».

 

Конечно, нельзя сказать, что эти скульптурные композиции как-то очень испортили парковый ландшафт. Наоборот, даже внесли какую-то живость в привычные парковые картинки. И хотя это не Микеланджело, не Донателло и не Роден, но, по своему, это действительно любопытно, а скульптурные группы даже интересно рассматривать… Но не более. Никаких эмоций, какие должны вызывать подлинные произведения искусства в данном случае не возникает.

Меня почему-то не покидает мысль, что это искусство больше напоминает такой незатейливый парковый аттракцион: угадайте что изображено, с какой классической картины этот сюжет? И конечно, никто не может удержаться, чтобы не сфотографироваться на фоне, рядом или обнявшись с герцогами урбинскими или офицерами ночного дозора (благо их много) и даже со слепыми нищими Фландрии. Как же, экзотика!.. Прикольно!..

В связи с этим как-то поневоле возникает вопрос: почему эти скульптуры оказались здесь, в Царском Селе? Какое отношение к этому историческому месту имеют «Слепые» Питера Брейгеля или персонажи картины «Ночной дозор» Рембранта? Даже композиция с Неизвестной вызывает некоторое удивление — ведь это, скорее, петербургский сюжет, чем царскосельский. И вряд ли эти новоявленные скульптуры могут встать в один ряд с архитектурными шедеврами царскосельских парков.

Хочется напомнить о городском законе № 820, запрещающем "размещение скульптурных композиций" в охранной зоне. Почему же тогда наши неприкосновенные парки, памятники федерального значения, имеющие охранный статус, так легко могут стать площадкой для эксперимента?

Сергей ЩАВИНСКИЙ

Write a comment

Comments: 0